Вновь о Литургии Преждеосвященных Даров: к установлению взгляда св. Симеона Солунского

13 февраля, 2021 Богослужение Комментарии : 0
Читали : 139

АвторыКазаков Н. О.Минков С. С.
Источникhttps://bogoslov.ru/article/6028886

Статья является ответом на публикацию «Еще раз к Литургии Преждеосвященных Даров» (https://bogoslov.ru/article/6028886Г. В. Ескина. Авторы рассматривают богословские предпосылки учения св. Симеона Солунского о преложении Даров на Литургии и отмечают неточности в филологической аргументации предыдущей публикации. В итоге представляется маловероятным, чтобы св. Симеон учил о преложении вина в Кровь на Литургии Преждеосвященных Даров. В заключение авторы описывают богословские трудности, встающие на пути признания совершающегося на такой Литургии преложения.

Статья Г.В. Ескина «Еще раз к Литургии Преждеосвященных даров»[1] посвящена тому, чтобы установить точку зрения св. Симеона Солунского на преложение вина при служении Литургии Преждеосвященных. Автор приходит к выводу, что, согласно св. Симеону, следует говорить о преложении вина в Кровь. В свою очередь, мы хотели бы высказать ряд замечаний касательно герменевтики текста свт. Симеона и в целом о мнении святителя о преложении Даров. Также мы обсудим заключение статьи Г.В. Ескина, в котором им предлагается общее видение вопроса. Наш ответ построен следующим образом: вначале мы выясним богословский контекст, в котором должно было формироваться мнение св. Симеона о смысле Литургии Преждеосвященных, затем проанализируем доводы обсуждаемой статьи и в заключение сформулируем, какие вызовы ставит перед автором развиваемая им теория о преложении без эпиклезы.

На наш взгляд, прежде всего необходимо разрешить вопрос логической совместимости учения о преложении вина на Преждеосвященной с общим учением св. Симеона о таинстве Евхаристии. Однако прежде чем приступить к обзору учения святителя, следует сказать о том, каким вообще образом может совершиться евхаристическое преложение согласно православной точке зрения. Классический и до последнего времени не подвергаемый сомнению взгляд на предмет был изложен в Cимволических книгах. Так, «Послание восточных патриархов» говорит о Причащении[2]: «Которое, будучи установлено Пресущественным Словом и освящено призыванием Святого Духа, совершается присутствием означаемого, то есть тела и крови Христовой».

В «Исповедании Православной Церкви» даже более определенно[3]:

«Вопрос 106. Какое третье Таинство?

Ответ. Святая Евхаристия или Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа, под видом хлеба и вина, в котором истинно и собственно или действительно находится Иисус Христос. <…> В-четвертых, священник, освящая Дары, так должен мыслить, что самое существо хлеба и самое существо вина прелагается в существо истинного Тела и Крови Христовой действием Святаго Духа, Которого призывает в сие время для совершения сего Таинства молитвою и словами: “Низпосли Духа Твоего Святаго на ны и на предлежащие Дары сии. И сотвори убо хлеб сей, честное Тело Христа Твоего. А еже в Чаши сей, честную Кровь Христа Твоего. Преложив Духом Твоим Святым”. После сих слов немедленно бывает пресуществление: хлеб пременяется в истинное Тело Христово, а вино в истинную Кровь; остаются только одни виды их, представляющиеся взору. И сие по Божественному распоряжению».

Важно заметить, что акцент здесь сделан не на Литургии, не на Причастии, но именно на «Таинстве Тела и Крови» — Таинстве преложения Святых Даров. Таким образом, по-видимому, авторитетный православный ответ не предполагает других способов пресуществления кроме как наитием Св. Духа. Более того, хотя Cимволические книги составлены после времен св. Симеона, несомненно, излагаемое ими решение было широко известно задолго до того, хотя и не было провозглашено с такой степенью авторитетности[4]. Вместе с тем новейшие исследования некоторых литургистов предполагают, что исторически существовали другие взгляды на то, каким образом происходит преложение, — как в западном, так и в восточных обрядах. Они, возможно, включали в себя освящение через соприкосновение и через возношение Св. Даров[5][6].

Какого же мнения держался блж. Симеон Солунский? Несомненно, первого — о преложении Святым Духом. В действительности он настолько четко выражал эту точку зрения, что его ответы во множестве были включены в «Остен» патриарха Иоакима — результирующий документ Московского собора 1689 года против Сильвестра Медведева, провозглашающий преложение исключительно эпиклезой[7]. Мы позволим себе привести лишь самый показательный ответ св. Симеона[8]:

«Вопрос. Если по забвению иерея случится, что не будет сделано соединение, и потир будет покрыт пустой: что тогда делать?

<…> Если же он не приметит до конца литургии и узнает уже в то время, когда приступит к причащению: и тогда должен сделать соединение и прочитать молитву предложения, и повторить сначала все молитвы, читаемые от самого великого входа, а во время призывания Духа назнаменать только потир, потом совершать следующее и тогда уже причащаться. Я думаю, что справедливо будет так поступать иерею, хотя и не знаю, удобным ли это покажется и другим из архиереев Христовых, и в особенности великому Синоду. Дары не могут быть совершенными, если над ними не было молитв, если посредством крестного благословения и призывания Духа не претворились в божественную кровь: так как не находились тогда там (в потире). Ибо священнодействие совершается посредством предложения, молитв иерея, и благословения».

Заметим, что ситуация, описываемая вопросом, предельно близка к Преждеосвященной. Есть освященный Хлеб, уже ставший Телом, и есть вино, которое должно быть освящено. Казалось бы, если св. Симеон допускал возможность пресуществления прикосновением, то он бы мог просто разрешить подлить вино, чтобы оно пресуществилось от касания с Хлебом. Но св. Симеон требует повторения молитв, причем его мотивация весьма четко изложена: «Дары не могут быть совершенными, если над ними не было <…> призывания Духа». Заметим, св. Симеон осознает, что это требование весьма строго и может показаться архиереям неудобным, однако считает необходимым настаивать. Итак, если Дары не могут быть совершенными без призывания Духа (даже если Хлеб уже преложен), а на Преждеосвященной призывания Духа не совершается, то и вино на литургии Преждеосвященных прелагаться не должно. Это, кажется, неизбежный логический вывод из сакраментологии св. Симеона.

По-видимому, в цитированном выше вопросе св. Симеон следовал вполне традиционному литургическому указанию. Действительно, по меньшей мере два его ответа (вышеприведенный о пустом потире и о Дарах, погрызенных мышами) очень близко к тексту фессалоникийского святого изложены в древнерусском источнике XII века — «Ответах Илии, епископа Новгородского»[9]. Если считать, что они датированы верно, то мы должны признать общий греческий источник «Ответов Илии» и ответа св. Симеона, так что он должен был здесь представлять традиционный византийский взгляд на вопрос.

Вторым важным пунктом сакраментологии, который может пролить свет на вопрос, является учение о Евхаристии как о Жертве. Согласно мнению старшего современника св. Симеона, св. Николая Кавасилы (что любопытно, также фессалоникийца), само преложение Даров является Жертвой[10]: «Как при жертвоприношении овцы из вовсе не закланной превращается она в закланную, так бывает и здесь, то есть хлеб нежертвенный прелагается тогда в жертву, так как из хлеба незакланного превращается в самое Тело Господне, истинно закланное. Следовательно, как перемена в овце делает из нее истинную жертву, так и здесь, чрез сие преложение совершается истинная жертва, ибо хлеб прелагается не в вид заколения, а в самое заколение, в самое Тело Господа, принесенное в жертву».

К слову сказать, это мнение было усвоено Русской Церковью вследствие утверждения на Большом Московском соборе 1666 года книги «Скрижаль», содержащей эту цитату св. Николая[11]. Важным здесь представляется определение понятия жертвы — совершение жертвы есть преложение незакланного в закланное. Того же мнения, насколько можно судить, придерживался и блж. Симеон. Так, он пишет о Св. Дарах на эпиклезе[12]: «Освятив Дары крестообразным осенением своей руки и призыванием Духа Пресвятого, уже видит Самого в них Иисуса Христа, перед собою возлежащего, Который есть для нас хлеб и чаша жизни. Ибо Его есть слово сие: Хлеб сей есть тело Мое; Его ж и сие: а еже в чаши, есть кровь Моя, чистительная жертва (θῦμα) всего мира».

Как видно, св. Симеон отождествляет претворение и жертвоприношение. Следовательно, если бы на Литургии Преждеосвященных совершалось преложение Даров, она была бы Жертвой. Но св. Симеон это прямо отрицает. Так, обсуждая уходящую в прошлое практику совершать службу Преждеосвященных в Великий Пяток, св. Симеон пишет[13]: «И как в Его божественном теле чрез страдания была принесена тогда жертва, то и нет нужды в Великий Пяток совершать нам Литургию в воспоминание страстей Его, когда Он сам в этот день пострадал. Потому нам и вовсе не предано в этот день приносить совершенную жертву; предлагать же Преждеосвященные Дары и совершать их Литургию предано». Итак, если преложение в Тело и Кровь — это жертвоприношение, а служба Преждеосвященных — нет, то невозможно, чтобы преложение вина в Кровь происходило на Преждеосвященной, согласно св. Симеону.

Обсуждаемая нами статья «Еще раз к Литургии…» согласна с тем, что служба Преждеосвященных — не Жертва, и дает этому такое обоснование[14]: «Но, по нашему мнению, в данном случае Жертва и не приносится – именно в условиях совершения данного богослужения происходит как бы умножение Того, Что уже есть от полной Литургии».

Теория «умножения» нуждается в отдельном разборе, пока остается лишь выразить недоумение относительно того, как связаны части предложения. Ведь, как мы видели, Жертва, или заколение, возникает в результате преложения незакланного (вина) в закланное (Кровь) — и это никак не зависит от того, есть ли они уже где-то поблизости. Ведь и во время полной Литургии дарохранительнца содержит запасные Св. Дары, так что их появление на алтаре после призывания Св. Духа тоже можно описать как «умножение». Можно надеяться, что в последующих статьях — если они нас ожидают — автор развернет свою аргументацию более подробно.

Перейдем теперь к собственно литургическому контексту. Тут некоторый интерес для реконструкции мысли св. Симеона может представлять описываемая им практика причащения отшельников:

«Вопрос. Мы знаем, что монахи в пустынях приобщаются одни. Следует ли делать это и как приобщаться?

<…> На каком-либо чистом месте распростерши священный плат, они должны поверх его положить святой покров, а на покров – лжицею часть всесвятого хлеба; потом после пения, каждения и троекратного поклонения приобщиться божественного хлеба не рукою, но устами. Затем из какого-либо сосуда вином с водою, или одною водою, омыть уста»[15].

Здесь видна параллель с приобщением, которое дает мирянам священник и которое св. Симеон описывает так: «Поэтому и желая кого-нибудь приобщить Таин без Литургии, мы приобщаем так: берем частицу соблюдаемого на такой случай хлеба и влагаем его в вино с водою». Должны ли мы предположить, что во втором случае преложение вина в Кровь происходит, а в первом нет? По какой бы причине мирянин мог приобщиться Крови, в то время как отшельнику в пустыне, даже при наличии сосуда с вином и водой, приходится обходиться лишь Хлебом? Из-за отсутствия священника? Но какова его роль, если он не читает молитвы и если само освящение происходит за счет прикосновения?

Даже более значимой может оказаться описываемая св. Симеоном практика причащения новобрачных запасными Дарами (см. также[16]): «Вслед за тем иерей прикасается к священной Чаше Преждеосвященных Даров и возглашает: “Преждеосвященная святая святым”. И когда все запоют: “Един свят, един Господь”, потому что Он – единое освящение, и мир, и единение сочетающихся рабов своих, – приобщает новобрачных, если они достойны. <…> Потом иерей преподает им Дары из общей Чаши, между тем как поют: “Чашу спасения прииму”. Это делается ради Всесвятых Даров и в знак единения вступающих в брак в благомыслии о Боге, а также того, что богомыслие их будет рождаться от мира и единомыслия.

Недостойным причащения, как, например, двоеженцам и им подобным, не преподаются Божественные Дары, а только общая чаша — в освящение отчасти, во благое общение и единение в благословении Божием»[17].

Несмотря на разницу в написании прописных и строчных букв в русском переводе, речь здесь, судя по греческому тексту, идет об одной и той же Чаше, которую св. Симеон называет «общей» (здесь и в следующем абзаце PG 155 col. 513); различие только в том, что в первом случае из нее извлекаются части Св. Даров (хотя греческий текст и это описывает не слишком четко), а во втором случае — только вино. И это освященное вино св. Симеон явно отличает от Даров, поскольку прямо говорит: «Не Дары, а только чаша». Тут возможно возражение в том духе, что в случае второбрачных следует подготовить иную чашу, не Чашу с Дарами. Это толкование, однако, будет не самым естественным, поскольку св. Симеон описывает порядок действий так: чаша есть в любом случае, а новобрачные причащаются, если достойны. Так что речь идет об одной чаше, а иначе и вовсе не стоит провозглашать «Святая святым», на наш взгляд. Так или иначе, при любой точке зрения надо признать, что здесь приобщение вина из чаши (которое не есть Божественные Дары) называется благим общением, κοινωνίαν ἀγαθήν; это, по-видимому, опровергает один из филологических аргументов обсуждаемой статьи, говорящий[18]: «Если в Чаше [Преждеосвященных — авт.] просто вино, то как священник, по словам св. Симеона, может от приобщиться от Чаши, если приобщиться (κοινωνήσῃ) принципиально можно только Крови Христовой, вином же можно только измыть уста?»

Как видим, говоря о супружестве, св. Симеон вполне допускает благое общение или приобщение (κοινωνία) не от Божественных Даров, а от некой общей чаши. Более того, у Солунского святителя есть и такие строки: «Подобает знать, что через соединение со Всесвятой Кровью все сделалось единым и что причащение Крови Господней происходит и в том случае, когда кто-нибудь причастится частицей (εἰ καὶ διὰ μερίδος τις κοινωνήσει). Но поскольку всякий верующий должен причащаться и Тела и Крови Христовой, постольку иерей должен преподавать Причастие приступающему, беря лжицей вместе с Кровью и Тело Господне. И хотя все частицы, будучи положены в Чашу, сообщаются с Телом и Кровью Христовыми, и принимающий Тело и Кровь причащается вместе с соединенными с ними частицами, но я думаю, что священнику лучше причащать со вниманием и брать лжицей только от одного лишь Божественного Тела, а не с частицами вместе»[19].

Эти отрывки противоречат сразу нескольким утверждениям рассматриваемой статьи:

а) можно приобщиться (κοινωνῆσαι) не только Святых Даров, но и частиц и чаши с простым вином;

б) соединение в Чаше непресуществленного в Тело и Кровь вещества вместе с пресуществленными Дарами для святителя Симеона означает единство содержимого в Чаше;

в) несмотря на контакт Даров (Крови) и частиц, святитель Симеон настаивает на том, что частицы не становятся тождественными Телу Христа.

Отсюда видно, что аргументация статьи, основанная на том, что «приобщиться принципиально можно только Крови Христовой», по меньшей мере неточна.

Перейдем теперь к разбору других аргументов. Еще один довод статьи в пользу того, что св. Симеон учил о преложении вина в Кровь, основывается на параллели службы Преждеосвященных с Литургией свт. Иоанна Златоуста. Действительно, по словам Солунского святителя[20], «приобщение по Чину Литургии (καὶ κατὰ τὴν ἐν τῇ λειτουργίᾳ τάξιν) и по обычаю (κατὰ τὸ ἔθος), т. е. и от Хлеба, и от Чаши (ἔκ τε τοῦ ἄρτου <…> καὶ τοῦ ποτηρίου)». Однако стоит обратить внимание на то, что чин Литургии свт. Иоанна Златоуста принципиально отличается от чина Преждеосвященных как по способу приобщения клириков, так и содержательно. Так, в первом случае пресвитер причащается отдельно Чаши и Хлеба[21], во втором — Потира с вложенным Хлебом[22]. И если в первом случае очевидно, что священники приобщаются Чаше с Кровью, то во втором — Чаше с вложенным Телом, напоенным Кровью[23].

Что касается сакрального содержания двух чинов, то, по словам самого свт. Симеона (они находятся в начале ответа на вопрос, анализ которого и составляет содержание обсуждаемой статьи): «Преждеосвященные святейшие дары не получают ничего от присовокупляемых к ним молитв: потому что это — дары совершенные, на что указывают и читаемые на преждеосвященной литургии молитвы…»[24], тогда как на полной Литургии требуются специальные молитвословия[25]: «И как не могут быть Телом и Кровью Христовыми хлеб и Чаша, если они не освящены молитвами иерея, так и миро, не освященное (τὸ μὴ ἱερουργηθέν) молитвами божественных архиереев, не есть Великое Миро».

Забегая вперед, заметим здесь употребление одного и того же выражения по отношению к пресуществляемой материи и материи, лишь получающей благодать освящения, — преложение Даров описывается тем же словом, что и благословение мира. По этим причинам мы считаем исходный аргумент автора статьи несостоятельным: он строится на неверном сопоставлении двух литургических практик. Завершая обсуждение этого места св. Симеона, хотелось бы подчеркнуть еще раз (что уже до нас делал протоирей Вадим Леонов[26]), что выражения κατὰ τὴν τάξιν и κατὰ τὸ ἔθος, скорее, свидетельствуют о тождественности практического, а не сакрального порядка двух литургий и указывают на способ организации и подготовки к причастию клириков и мирян.

Второй по счету аргумент в статье таков: «Очень важно, что святитель говорит не просто сухим, что можно было бы понять как указание на высохшую Кровь, которой ранее был напоен Агнец, но одним (μόνο) сухим, т. е. таким, который не напитали Кровью на Литургии». Мы прокомментируем кратко: полагаем, что такое заключение ослабляется приведенными выше упоминаниями о пропитке Агнца Кровью, а выводы автора в этой части, с нашей точки зрения, не соответствуют заключению его статьи. Сухой Хлеб без Крови не может гармонично смотреться в теории «умножения», где подобное умножается подобным.

Третий пункт рассматриваемой статьи посвящен защите тезиса «освящение = преложение» в рамках цитаты св. Симеона[27]: «Итак, находящееся на Преждеосвященной Литургии в потире освящается (καθαγιάζεται) не призыванием и запечатлением Святаго Духа (οὐ τῇ ἐπικλήσει τοίνυν τοῦ ἀγίου Πνεύματος καὶ σφραγῖδι), но причастием и соединением (τῇ μετοχῇ καὶ ἕνώσει) с Животворящим Хлебом, который поистине есть тело Христово в соединении с кровию». Автор утверждает: «То, что под освящением св. Симеон понимает здесь преложение, ясно из того, что обычное преложение содержимого Чаши через эпиклезу (“призывание и запечатление Святаго Духа”) он также называет освящением. Ну а поскольку св. Симеон проводит совершенно ясную аналогию с полной Литургией, то и термин “освящается” применительно к Преждеосвященной также следует у него считать синонимом слова “прелагается”»[28].

Это место действительно на первый взгляд звучит довольно сильно. Заметим, что и Православная Церковь в Америке, на которую ссылается автор, при принятии решения о преложении вина в Кровь указывала именно на эту фразу св. Симеона[29]. Однако, по нашему мнению, поспешно делать вывод о тождественности эффекта от призывания Святого Духа и соединения с Животворящим Хлебом, основываясь только на данном отрывке. Вновь напомним, что аналогия у свт. Симеона условна (см. цитату выше в тексте[30]); кроме того, Солунский архиепископ в корпусе своих сочинений ясно различает результат освящения и преложения.

В одном корпусе с 57-м ответом свт. Симеона, который мы обсуждаем, находится и показательный 79-й ответ. Приведем отрывок из него: «Ибо ради священнодействия тела Господня и Крови, ради нисхождения Духа Святаго, ради такой перемены и преложения (μεταβολῆς), именно что обыкновенный хлеб и вино прелагается (μεταβαλλομένου) в истинное Тело и Кровь Господню, в самое истинное Тело, а не другое, благоволением Отца, самосовершением Сына и содействием Духа, ради всего этого, какое благо не будет даровано присутствующим там с верою и благоговением, со вниманием и молитвою?»[31]

Наверное, мысли святитель так, как предполагает обсуждаемая статья, он бы хотя бы раз применил к освящаемому вину и на Преждеосвященной Литургии слово μεταβάλλω или близкий к нему по смыслу глагол. Однако этого не случается, и такая избирательность наводит на размышления. Напротив, понятие «освящение» у св. Симеона используется очень широко. Например, архиепископ, отвечая на 81-й вопрос о том, как поступать, если случится, что Св. Дары прольются вο время входа или будут съедены каким-либо животным, пишет: «А пролитые Св. Дары иерей должен собрать в какой-нибудь святой сосуд и поставить его в священном и безопасном месте, чтобы не быть ему попираему, или не потерпеть другого чего-либо неприличного. Прекрасным местом может быть то, где иерей умывается после причащения; это место и нужно сохранять всегда в безопасности и удобстве и наблюдать, чтобы из этого места не выпало что-нибудь вон, равно и из воды: потому что она становится святою чрез омовение уст, освященных (ηγιασμένα) приобщением, и рук. И это место, и эта вода освящены, подобно священному Потиру (ἡγιασμένον ὡς τὸ ἱερόν ποτήριον); мы узнали, что и исцеления бывают от этой воды, когда какие-либо больные помазываются ею или пьют ее»[32]. Здесь налицо та же ситуация, что и в 57-м вопросе: вода тоже освящается, причем освящена так же, как и Чаша, и тоже посредством соприкосновения. Так что та же логика должна вести к заведомо недопустимой мысли о преложении воды в Кровь.

Особенно четкое различие святителем терминов «освящать» (ἁγιάζω) и «претворять» (μεταβάλλω), полагаем, можно заметить в литургическом трактате св. Симеона «О священной литургии»:

«О частицах, приносимых на проскомидии за святых и всех благочестивых.

Однако частицы не прелагаются (οὐ μεταβάλλονται) ни в тело Господне, ни в тела святых, но суть только дары, приношения и жертвы из хлеба — в подражание Господу. Эти дары приносятся Ему во имя святых. А при священнодействии Тайн, через соединение и общение (κοινωνίᾳ) со святыми, частицы освящаются (ἁγιαζόμεναι) и низводят освящение на тех людей, за которых в данный момент в алтаре служат. В то же время через частицы за святых освящение нисходит на нас, подобно тому, как это бывает и через молитвы, когда мы воспоминаем этих святых или когда приносим что-нибудь в храмы к их мощам или иконам. Сами же святые приемлют освящение от Бога, а принимая приношения от нас, через них освящают (ἁγιάζουσιν) нас. <…>

Об антидоре и о том, что это — хлеб освященный.

Антидор есть приносимый в предложении освященный (ἡγιασμένος) хлеб, середина которого, будучи изъятой, была священнодействуема и соделалась (γέγονεν) Телом Христовым»[33].

Насколько мы осведомлены, единственный отрывок, в котором «освящение» означает «преложение, претворение», звучит у свт. Симеона в прямой цитате анафоры свт. Василия Великого: «Так издревле передано нам приносить хлеб квасной и чашу — вино и воду. Об этом свидетельствуют и священные молитвы, и древнее предание, и обычай. На это указывает Божественная литургия Златоуста и еще яснее — литургия богоявленного Василия. Ибо после слов: “И приим хлеб во святыя, и пречистыя, и непорочныя Свои руце, и показав Тебе, Богу и Отцу, благодарив, благословив, освятив, преломив, даде”, прибавляет: “Такожде и чашу от плода лознаго приим, растворив, благодарив, благословив, освятив (ἁγιάσας), даде”»[34].

Контекст этого употребления позволяет нам сделать вывод, что «освящение» для свт. Симеона выражалось в преложении Св. Даров только в случае специальной молитвы на полной Литургии, где, очевидно, невозможно было использовать другое слово. Итак, скорее следует предположить, что в обсуждаемом отрывке выше св. Симеон противопоставляет освящение (запечатление) вина Святым Духом освящению путем контакта со Св. Дарами, а не приравнивает. Это лишает основания и третий аргумент автора.

Завершающий эту секцию наш комментарий относится к указанию статьи на именование литургии «Преждеосвященная», из чего предположительно следует, что свт. Симеон вряд ли «под освящением принципиально понимает что-то другое, нежели преложение». Проблема в том, что название Литургии дано не самим святителем, а является плотно укорененным в церковной традиции[35]. Вряд ли на основании ранее данного названия можно делать вывод о словоупотреблении св. Симеона. Само же именование Литургии может быть понято по-разному, как видно, скажем, из аргументации протоиерея Вадима Леонова: «Название богослужения “Преждеосвященная литургия” правомерно лишь тогда, когда в ней не происходит преложения Святых Даров. Если же вино пресуществляется в Кровь Христову, то это уже полноценное таинство Евхаристии, и термин “преждеосвященная” оказывается некорректным»[36]. Мы согласны со статьей в том, «что преложилось, пресуществилось на полной Литургии, получило освящение», но это ведь не означает обратного — того, что получившее освящение обязательно пресуществилось.

В «Дополнении» статьи для нас остается неясным следующий отрывок: «…Следует обратить внимание на слова св. Симеона “и чтобы больше можно было приобщить лиц” (καὶ διὰ τὸ εἰ χρεία ἐστὶ πλείονας κοινωνῇσαι). Эксплицитно из данного сообщения следует то, что (а) вложение Животворящего Хлеба в вино позволяет приобщить больше людей. Однако (б) вложение Животворящего Хлеба в вино никак не умножает количество Его частиц (а соответственно, и количество тех, кого можно ими причастить) – сколько было, столько и осталось. А поскольку (в) приобщение может быть только Св. Дарами, стало быть, (г) приобщение большего количества лиц возможно лишь за счет того, что вино “причастием и соединением с Животворящим Хлебом” освятилось/преложилось в Кровь Господню»[37]. Если «вложение Животворящего Хлеба в вино никак не умножает количество Его частиц», то как становится возможным причащение большего числа лиц «за счет того, что вино “причастием и соединением с Животворящим Хлебом…” освятилось/преложилось в Кровь Господню»? Неужели происходит только причащением Кровью при нехватке частиц?

Заключение статьи оставляет в недоумении, поскольку финальные выводы выглядят оторванными от предшествующей линии мысли и посвящены краткому описанию «умноженческой» теории пресуществления Даров. Мы надеемся, что, продолжая разработку этой теории, автор укажет границы ее допустимости. Почему, в самом деле, нельзя (или можно?) «умножать» Св. Дары при любом удобном случае? Отвечая на вопрос, почему от соединения с Телом и Кровью не происходит тогда и освящения/преложения самой Чаши, престола и т. д., автор ссылается на Божественное установление, касающееся вещества Таинства, но совсем упускает из виду установление относительно совершения Таинства (Мф. 26:27: «И прием чашу и хвалу воздав, даде им»). Теория «умножения» нуждается в богословски-литургическом обосновании, которое пока еще не дано в явном виде.

Отвлекаясь от богословия св. Симеона и говоря умозрительно, мы видим два теоретически возможных способа обосновать пресуществление вина на Литургии Преждеосвященных.

Первый выбран в статье и основан на предложении нового способа пресуществления — скажем, посредством «умножения». Но тут возникают некоторые трудности. Авторы статьи, кажется, вполне согласны с мнением «Православной Энциклопедии»[38] о том, что ранее на Литургии Преждеосвященных не использовалось напоения Агнца Кровью. В таком случае, о каком же «умножении» идет речь? Об умножении Крови — но в отношении чего? В отношении Ее собственного количества, присущего Христу как человеку? Очевидно, это не так. Или же в отношении Ее количества под видом вина? Но если Агнец не напоен, то это количество нулевое. И умножение нуля на любое число дает снова нуль. Таким образом, возникает нужда в доказательстве того, что в службе Преждеосвященных напоение Кровью существовало всегда. Зато при такой постановке дела сама собой решится трудность с примером св. Симеона с «пустым потиром» — действительно, в том случае речь идет о Хлебе без Крови. Впрочем, остается неясным вопрос о том, почему такой тип пресуществления не упоминается — насколько нам известно — святыми отцами. Вероятно, если эти трудности все же удастся разрешить, то подбор слов св. Симеоном действительно может быть использован как косвенное свидетельство в пользу этой точки зрения.

Второй тип обоснования связан с теорией об эпиклезисе Святого Духа в момент возношения Даров, особенно широко вошедшей в обиход в XII-XIII веках[39]. Согласно С. Алексопулусу[40], вплоть до XVI века по одной из практик возношение Даров входило в чин Преждеосвященной литургии. В одной из рукописей это действие сопровождается даже осенением Даров крестным знамением троекратно. Таким образом, можно было бы попробовать обосновать утверждение, что именно через возношение Даров Святой Дух посылается на вино в чаше. Такая точка зрения все равно оставляет зазор со строгими формулировками «Исповедания», однако он уже гораздо меньше и, по нашему мнению, может быть заделан. В поддержку этой точки зрения можно сказать, что призывание Духа на вино содержится в некоторых западносирийских службах Преждеосвященной, а также в сохранившемся нубийском тексте[41]. Показательно и то, что ранние свидетельства о преложении на Преждеосвященной относятся к тому же временному интервалу, что и расцвет учения о «эпиклезисе возношением».

Однако последняя линия аргументации проходит, по-видимому, мимо св. Симеона, так как он прямо говорит об освящении вина через соприкосновение, что плохо совместимо с учением о преложении через наитие Духа при возношении. Кроме того, такое соображение потребует исправления нынешнего чина Литургии Преждеосвященных и введения в него возношения Святых Даров.

____________________________________

[1] Еще раз к Литургии Преждеосвященных Даров… // Богослов.Ru [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://bogoslov.ru/article/6027091 (дата обращения: 21.04.2020).

[2] Послание Патриархов Восточно-Кафолическия Церкви о православной вере (1723 г.) // Библиотека Прав. мир [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://lib.pravmir.ru/library/readbook/1347 (дата обращения: 21.04.2020).

[3] Православное исповедание Кафолической и Апостольской Церкви Восточной // Азбука.ру [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Petr_Mogila/pravoslavnoe-ispovedanie-kafolicheskoj-i-apostolskoj-tserkvi-vostochnoj/1_11 (дата обращения: 21.04.2020).

[4] М. Желтов, М. Бернацкий. Евхаристия // Православная Энциклопедия. [Электронный ресурс.] Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/351651.html#part_14 (дата обращения: 21.04.2020). Утверждение об исключительной роли эпиклезы в «Исповедании», на первый взгляд, плохо вяжется с верой автора «Исповедания» свт. Петра Могилы в преложение проскомидийных частиц, однако как раз этот раздел «Исповедания», вероятно, был правлен Мелетием Сиригом: см. статью «Катехизис» // Православная энциклопедия [Электронный ресурс.] Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/1683893.html#part_22 (дата обращения: 21.04.2020).

[5] The Fullness of Divine Worship: The Sacred Liturgy and its Renewal, edited by Uwe Michael Lang. Washington, DC: Catholic University of America Press, 2018. P 104-105.

[6] Zheltov M. The Moment of Eucharistic Consecration in Byzantine Thought // Issues in Eucharistic Praying in East and West: Essays in Liturgical and Theological Analysis. Collegeville MN: Liturgical Press, 2011. P. 261-306.

[7] Остен. Памятник русской духовной письменности XVII века. Казань: типография Казанского университета, 1865. С. 22-28.

[8] Св. Симеон Солунский. Ответы на некоторые вопросы, предложенные ему от архиерея. [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Simeon_Solunskij/otvety-na-nekotorye-voprosy-predlozhennye-emu-ot-arkhiereja/ (дата обращения: 21.04.2020).

[9] Калайдович К.Ф. Памятники российской словесности XII века, изданные с объяснением, вариантами и образцами почерков К. Калайдовичем. М.: тип. С. Селивановского, 1821. C. 223-224.

[10] Николай Кавасила. Христос. Церковь. Богородица. М.: Издательство храма мученицы Татианы, 2007. С. 263-264.

[11] Скрижаль. Акты соборов 1654, 1655, 1656 годов // Азбука.ру [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/bogoslovie/skrizhal-akty-soborov-1654-1655-1656-godov/1_121 (дата обращения: 21.04.2020). Оговоримся, мы осознаем проблематичность вопроса о том, в какой мере можно считать утвержденными все положения книг, которые получили соборное одобрение в целом.

[12] Св. Симеон Солунский. Книга о храме. [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Simeon_Solunskij/kniga-o-khrame/ (дата обращения: 21.04.2020).

[13] Св. Симеон Солунский. Ответы на некоторые вопросы, предложенные ему от архиерея. [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Simeon_Solunskij/otvety-na-nekotorye-voprosy-predlozhennye-emu-ot-arkhiereja/ (дата обращения: 21.04.2020).

[14] Еще раз к Литургии Преждеосвященных Даров… // Богослов.Ru [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://bogoslov.ru/article/6027091 (дата обращения: 21.04.2020).

[15] Св. Симеон Солунский. Ответы на некоторые вопросы, предложенные ему от архиерея. [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Simeon_Solunskij/otvety-na-nekotorye-voprosy-predlozhennye-emu-ot-arkhiereja/ (дата обращения: 21.04.2020).

[16] Alexopoulos S. Presanctified Liturgy in Byzantine Rite. Leuven: Uitgeverij Peeters, 2009. P. 78-80.

[17] Св. Симеон Солунский. Премудрость нашего спасения. [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Simeon_Solunskij/premudrost_nashego_spaseniia (дата обращения: 21.04.2020).

[18] Еще раз к Литургии Преждеосвященных Даров… // Богослов.Ru [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://bogoslov.ru/article/6027091 (дата обращения: 21.04.2020).

[19] Перевод сверен с греческим текстом по S. Hawkes-Teeples, St. Symeon of Thessalonika, The Liturgical Commentaries // Studies and Texts 168. Toronto: Pontifical Institute of Medieval Studies, 2011. p. 222. Кроме того, глагол κοινωνέω вовсе не имеет строгих семантических рамок, например, в гомилии в честь праздника св. Димитрия Солунского свт. Симеон говорит: «Каким образом, в самом деле, приобщается (κοινωνεῖ) страстям Христовым? И если вы все уже изведали [каким], все же вспомните вновь» (D. Balfour, Ἁγίου Συμεὼν Θεσσαλονίκης 1416/1417-1429 ἔργα θεολογικά. [Analecta Vlatadon 34. Thessalonica: Patriarchal Institute for Patristic Studies, 1981] Σ. 190.), в послании насельникам Великой Лавры о схиме: «Братия, приложим же усилия: последуем благому Владыке, призывающему “следуйте за Мной”, [ибо Он] есть Свет, и пройдем путем Его, и таким образом беспрепятственно пройдя, будем вознесены туда, куда Он взошел, и приобщимся (κοινωνήσωμεν) вместе с Ним Отеческой славы, чтобы стать светом миру и солью земли, и хранителями ключей небесных, и друзьями Христовыми, и братьями, и наследниками Божиими, сонаследниками же Христу, если только с Ним страдаем, чтобы с Ним и прославиться (Рим. 8:17)» (Там же. Σ. 179.).

[20] Еще раз к Литургии Преждеосвященных Даров… // Богослов.Ru [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://bogoslov.ru/article/6027091 (дата обращения: 21.04.2020).

[21] См. в [13]: «Когда же иерарх и священники приобщатся, то и он, приблизившись с благоговением, прежде всякого другого диакона, принимает от иерарха в руки Божественный Хлеб (как обыкновенно делают диаконы), а также и Чаши приобщается прежде прочих, получая такое предпочтение как недавно посвященный и ради обновления в нем Божественной благодати». Сверено по: De sacris ordinationibus. PG. 155. Col. 384D.

[22] См. цитату из обсуждаемого ответа свт. Симеона: «В священный потир, без чтения известной молитвы, вливается вино и вода, чтобы, по растворении в них божественного Хлеба эти вещества в потире своим причастием освятились (ἁγιασθῶσι τῷ μετοχῇ) и чтобы священник, и по чину Литургии (καὶ κατὰ τὴν ἐν τῇ λειτουργίᾳ τάξιν) мог приобщиться и от Хлеба, и от Чаши». Сверено и греч. текст по: Responsa ad Gabrielem Pentapolitanum. PG. 155. Col. 909C.

[23] См. в [13]: «При входе со Святыми Дарами мы должны поклоняться с особенным благоговением, потому что Божественные Дары освящены и в них истинно присутствует Сам Спаситель наш, ибо на дискосе возлежит Всесвятое Тело Его с Божественной Его Кровью». De sacra precatione. PG. 155. Col. 657D. См. ПЭ: «Эта практика [напоение Агнца Св. Кровью] установилась к XIV в., тогда как в более раннюю эпоху, согласно целому ряду источников, Преждеосвященный Хлеб для Л. П. Д., в отличие от запасных Св. Даров для причащения отшельников и больных, мог приготавливаться и храниться без напоения его Св. Кровью» / Михаил Желтов, свящ. Литургия Преждеосвященных Даров // Православная энциклопедия. М., 2016. Т. 41. С. 263-278. Мы еще коснемся теории обсуждаемой статьи об использовании ненапоенного Агнца.

[24] Прим. 8, также См. PG. 155. Col. 909B.

[25] De sacramentis. PG. 155. Col. 188-189.

[26] В. Леонов. Содержимое чаши на Литургии Преждеосвященных Даров: традиция и интерпретации // Богослов.Ru [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://bogoslov.ru/article/5752302 (дата обращения: 21.04.2020).

[27] Еще раз к Литургии Преждеосвященных Даров… // Богослов.Ru [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://bogoslov.ru/article/6027091 (дата обращения: 21.04.2020).

[28] Еще раз к Литургии Преждеосвященных Даров… // Богослов.Ru [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://bogoslov.ru/article/6027091 (дата обращения: 21.04.2020).

[29] Dr. Vitaly Permiakov, Hieromonk Herman (Majkrzak). Notes on the Epiclesis in the Anaphora of St. Basil and on the Chalice at the Liturgy of the Presanctified Gifts // Orthodox Church in America [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://www.oca.org/cdn/PDFs/synod/2018-0215-notes-epiclesis-anaphora-stbasil.pdf (дата обращения: 21.04.2020).

[30] De sacramentis. PG. 155. Col. 188-189.

[31] Св. Симеон Солунский. Ответы на некоторые вопросы, предложенные ему от архиерея. [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Simeon_Solunskij/otvety-na-nekotorye-voprosy-predlozhennye-emu-ot-arkhiereja/ (дата обращения: 21.04.2020).

[32] Св. Симеон Солунский. Ответы на некоторые вопросы, предложенные ему от архиерея. [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Simeon_Solunskij/otvety-na-nekotorye-voprosy-predlozhennye-emu-ot-arkhiereja/ (дата обращения: 21.04.2020).

[33] Св. Симеон Солунский. Премудрость нашего спасения. [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Simeon_Solunskij/premudrost_nashego_spaseniia (дата обращения: 21.04.2020). Сверено по: S. Hawkes-Teeples, St. Symeon of Thessalonika, The Liturgical Commentaries // Studies and Texts 168. Toronto: Pontifical Institute of Medieval Studies, 2011. P. 218.

[34] Св. Симеон Солунский. Премудрость нашего спасения. [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://azbyka.ru/otechnik/Simeon_Solunskij/premudrost_nashego_spaseniia (дата обращения: 21.04.2020).

[35] Ср., например, 52-й канон Трулльского Собора: «Во все дни поста святыя четыредесятницы, кроме субботы и недели и святаго дня Благовещения, святая литургия да бывает не иная, как преждеосвященных даров (προηγιασμένων ἱερὰ λειτουργία)».

[36] В. Леонов. Содержимое чаши на Литургии Преждеосвященных Даров: традиция и интерпретации // Богослов.Ru [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://bogoslov.ru/article/5752302 (дата обращения: 21.04.2020).

[37] Еще раз к Литургии Преждеосвященных Даров… // Богослов.Ru [Электронный ресурс.] Режим доступа: https://bogoslov.ru/article/6027091 (дата обращения: 21.04.2020).

[38] Михаил Желтов, свящ. Литургия Преждеосвященных Даров // Православная энциклопедия. М., 2016. Т. 41. С. 263-278.

[39] Примеры приведены в [6], но следует заметить, что часть этих свидетельств не говорит впрямую о преложении Даров именно в этот момент, так что технически возможно, что это другое действие Духа — сходил же, скажем, Дух на Христа в Крещении.

[40] Alexopoulos S. Presanctified Liturgy in Byzantine Rite. Leuven: Uitgeverij Peeters, 2009. P. 248-253.

[41] Ibid. P. 101, 116. Нубийский текст, кроме призывания Святого Духа, содежит упоминание об освящении «через преждеосвященный кусочек»; см. стр. 100 об одиночной попытке ввести некое подобие эпиклезиса в византийский чин Преждеосвященной.

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (1 оценок, среднее: 7,00 из 7)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 6 месяцев

Станислав Минков

Станислав Минков 0
Комментарии: 0Публикации: 4Регистрация: 19-01-2021

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .