Случай на дороге (сказка-быль)

16 июня, 2020 Православие Комментарии : 0
Читали : 199

Наука говорит нам, что кратчайшее расстояние между двумя точками – прямая. А в жизни всё не так. Прежде чем пройти расстояние между двумя точками, необходимо ответить на множество вопросов, от которых зависит сам путь. Какие точки связаны между собой, в чём заключается их взаимосвязь? Кто собирается пройти этот путь и зачем? Кто ещё может быть задействован или заинтересован в этом пути? Кому само преодоление этого пути может принести пользу? И ещё множество вопросов предшествуют самому кратчайшему пути из одной точки в другую. О большинстве их них мы даже не догадываемся.

Ираида Ивановна стояла недалеко от вагончика КПП и тихонько всхлипывала. Дорога из города в этот вечерний час хоть и не была пустынна, но машин проезжало мало. А уж на щуплую старушку, одиноко стоящую возле обочины, вообще никто внимания не обращал. Да и сама она понимала, что попутчиков сегодня может уже и не быть, и сама она виновата в том, что оказалась здесь, и надеяться в данной ситуации можно лишь на чудо. Ну вот на него она и надеялась.

Ираида Ивановна. Ираида. Такое вот редкое и необычное имя. Ещё с молодости, если кто-то вдруг называл её сокращённо «Ирой», она сразу же отвечала: «Я – Ираида. А Ира – совсем другой человек, Ирина». И всё во внешности Ираиды Ивановны подтверждало редкость её имени: она держала себя не заносчиво, но с достоинством. Тихий голос, ненавязчивая речь, плавность движений, угадывалась особая интеллигентность в этой немолодой уже женщине, а также особое мнение об окружающем мире и о своём месте в нём. Нет, она никого никогда не осуждала ни словом, ни действием, но имела своё мнение. С детства родители воспитывали Ираиду и её старшую сестру в вере. Так они обе и выросли: София – работала в церковном хоре, а Ираида – служила другими талантами.

Не получив специального к тому образования, Ираида Ивановна умела очень искусно шить, и вот уже несколько лет она шила хоругви для сельских приходов. Искусные узоры золотых нитей по благородному бархату; камни, своим блеском не уступавшие натуральным; нити жемчуга, обрамлявшие неземные лики, тончайшая бахрома… Произведения искусства ловко спорились в руках мастерицы. За свою работу Ираида Ивановна не брала денег. Только на материалы просила собрать хоть какую-то часть суммы: небольшая пенсия делилась на всех членов большой семьи.

Приходы, как правило, в деревнях не отличаются высоким уровнем доходов. Да и кому этот уровень обеспечивать – в деревнях в храмы ходят либо старики, либо их малолетние внуки, а взрослому населению некогда. И причина, как правило, одна: «Хозяйство».

— Как будто у наших благочестивых предков хозяйства никогда не было. А жили как: на Троицу – высаживали, на Успение – собирали, на Георгия – семена освящали, на Казанскую — косили. И каждое дело не по луне или по календарю вымеряли, а по святцам! Успевали и в церковь сходить, и за хозяйством последить. А храмы какие в деревнях огромные были и не пустовали! – ворчал иногда батюшка, — И в каждой деревне свой поп был, а тут мотаешься один на четыре прихода, да ещё и городской храм у тебя в заботе, — батюшку тоже можно понять, тяжело ему с нами, маловерными.

И в этом вопросе Ираида Ивановна имела своё мнение: «Чем могу деревенским приходам помогать, тем и буду!».

И вот сегодня она ехала в деревню, чтобы закончить там украшение и дошить последнюю хоругвь, ведь уже завтра в храме престольный праздник и приедут много паломников из города на литургию. Но перед этим всю ночь она шила облачение для другого храма, не выспалась и вот – задремала в маршрутке. Проснулась только когда маршрутка подъезжала к городу на обратном пути.

— Батюшки, да что ж я делаю?! – от этого крика испугался даже водитель: действительно, что же она делает?

Пришлось выходить прямо так – посреди дороги.

И вот стояла Ираида Ивановна недалеко от вагончика КПП и тихонько всхлипывала. Нет, она была не из тех, кто ярко проявляет свои эмоции. Самое большое по чему могли догадаться окружающие о её скорби, это были печально воздетые брови и опущенные долу глаза. А печалиться было от чего: муж, с молодости привыкший «прятаться за спиной супруги», двое взрослых, но не спешивших устраивать свою личную жизнь детей – все вызывало печальные молитвенные вздохи матери семейства. Но другие проявления своих тяжёлых раздумий Ираида Ивановна считала неуместными. А сейчас она даже не пыталась сдерживать нахлынувшие слёзы. Была в них целая гамма чувств: обида на саму себя, страх от последствий, недоумение о дальнейших действиях. Но она твёрдо решила не сходить с места до тех пор, пока ситуация не разрешится. А как она разрешится? Только Божиим благословением, да помощью Архангела Михаила. Вот ему она и молилась в этот момент.

Стоит отметить, что все эти события происходили в те далёкие времена, когда сотовые телефоны мы могли увидеть только в западных фильмах об очень дорогой жизни. Вот и выходило, что связи с городом у Ираиды Ивановны не было никакой. Но была связь с совсем иными местами и адресатами.

В это время на другом конце города развивались совсем иные события. Двое друзей решили навестить третьего друга.

Лена и Александр были знакомы давно. Это была та дружба, когда время измеряется не годами, а событиями. Несмотря на то, что Александр был старше Лены лет на 19 лет, он, иногда в шутку, иногда всерьёз, называл её «Наставница». За плечами у него огромная жизнь, где бывало всякое: служба в горячих точках, перестройка, неоднократная потеря работы и «поиски себя», обвал рубля. Это теперь он с улыбкой мог рассказывать, как «деньгами печку топил», а тогда, когда копил на тяжёлых северных работах на покупку дома для семьи, было не до смеха. В тот год все жители страны выучили новое слово: «девальвация». И он выучил. Обмен рубля заканчивался через пару часов после того, как он счастливый приехал с лесозаготовок в городской посёлок, имея на руках «чемодан денег». Только чемодан его никому был не нужен: через пару часов эта сумма обесценилась до мизера. Была у Александра и дружная семья. А ещё была огромная внутренняя пустота. Нет, любимая семья и престижная работа никуда не делись. А вот внутри появилась пустота. В мирском понимании было всё, а вот в духовном – ничего. Когда в компании общих друзей появилась эта девчонка, стало интересно кто она такая. Что делала она в общей компании, ведь она казалась жительницей совершенно другого мира: что-то светилось в глазах. А потом он начал понимать: это то, чего ему не хватало внутри себя. Это – Бог. Вот так просто, обычными словами, без философствования и нравоучений она могла объяснить ему как заполнить пустоту в душе. Он вынашивал неделями мучащие его вопросы, силился понять устройство бытия. А она приходила в дребезги разбивала всю философию несколькими словами о Боге, о Церкви. И дело было не в том, что её образование помогало отвечать на вопросы, а в том, что церковь была для неё жизнью, а Бог – единственным реальным бытием. И ведь получалось наполнить пустоту! Долгие разговоры, споры, объяснения, рассуждения, открытия нравились обоим. Эта дружба не мешала их семьям, а иногда даже вносила туда мир.

Ираиду Ивановну не сильно заботило кто, каким образом и с какой целью приходит в жизнь другого человека. Она точно знала, что все мы посылаемся друг другу не с проста. И Тот, Кто нас друг другу посылает, знает наилучшие варианты времени и сочетания человеческих судеб. В данный момент времени её даже не заботила перспектива заночевать здесь же, на трассе. Все мысли были только о том, к чему может привести её нерадивость.

В этот момент Лена и Александр ехали навестить своего общего друга, жена которого недавно родила сына, и нужно было его поздравить. Дом этого друга находился на окраине города. Добраться до него можно было по городским улицам, либо по объездной дороге. В этот летний вечер городские улицы не были наполнены машинами, но Александр решил поехать по объездной. Проезжая КПП, Лена глазам своим не поверила:

— Ой, а это не Ираида Ивановна?

Машина прокатилась ещё немного и остановилась.

— Это прихожанка из нашего храма, нужно спросить, не случилось ли чего?

Ираида Ивановна стояла на своем месте недалеко от вагончика КПП и из последних сил старалась не впасть в отчаяние. Чтобы добраться до нужного ей деревенского храма, нужно было проехать около тридцати километров по трассе, а затем еще около десяти – по проселочной дороге. Даже если бы она, теоретически, поймала попутку по трассе, то в столь поздний вечерний час мала была вероятность найти попутчика до самой деревни. Вот и продолжала Ираида Ивановна надеяться только на помощь Архангела Михаила.

— Милый Архангел, я, конечно, сама виновата, сама проворонила остановку. Но ведь не своей выгоды или пользы прошу. Завтра к тебе на праздник приедут, а там хоругви не доделаны, как же люди на крестный ход пойдут? Пусть я сраму наберусь, но ведь люди расстроятся, праздник я им испорчу… — так разговаривала с Архангелом, не сомневаясь в его слышании, бедная щуплая старушка.

Преодолеть около сорока километров пути пешком для немолодой уже Ираиды Ивановны было страшно, даже в уме. Хотя она и молодилась, но справедливо полагала, что сохранит молодость не тем, что будет стараться предать белоснежной седине волос более молодой цвет, а тем, что будет с радостной готовностью браться за благие дела и доводить их до конца с не меньшей радостью. При этом не кряхтеть в ответ на покалывания, постукивания и другие проявления возрастных изменений в организме.

— Ираида Ивановна, что случилось? – до слуха молитвенницы дошли вполне земные слова.

— Леночка, значит это ты?

— Я. А что я?

— Тебя Архангел Михаил послал на помощь?

Всю дорогу до деревни в машине происходил восторженно-приподнятый разговор двух православных женщин на тему того, какими удивительными судьбами Господь посылает Свою помощь. А Александр напряженно молчал.

Приехав в деревню, нашли старосту храма, у неё всегда на ночёвку останавливалась Ираида Ивановна, и удивительная путница сразу же принялась за свою работу. Радость о нежданном уже спасении, желание скорее завершить работу, необыкновенная близость чуда – всё это заставляло пальцы Ираиды Ивановны двигаться быстрее, а глаза – зорче следить за золотыми нитями.

А друзья отправились в обратный путь. Напряжённое молчание прервала Лена:

— О чём задумался?

— Ты понимаешь, я ж не собирался через КПП ехать сегодня. Как будто глаза закрыты были, пока ты не остановила меня: я был в полной уверенности, что через город едем.

— Понятно, нет практики общения с чудесами, — как всегда с улыбкой подколола его спутница, – Тебе ж сказали, Архангела Михаила просила Ираида Ивановна, он вместо тебя и вёл машину. Ты – только рулил. Но рулил хорошо, чуду не мешал, поэтому молодец!

— Как всё опять у тебя просто, аж жуть…

— А чего усложнять? С Богом всегда всё просто. Это мы сами надумываем, накручиваем, философствуем.

Машина с путниками мчалась к своей цели, Ираида Ивановна – достигла своей.

Для кого Господь показал это чудо? Для того, кто уверен в том, что Господь слышит каждое Его слово? Для того, кто делает в вере первые шаги? Для того, кто при каждом жизненном шаге чувствует сопутствие Божие? Для тех, кто пришёл на праздник и даже не догадывался о том, какой ценой далась красота проведения богослужений?

— Для нас чудеса вообще в штатном режиме происходят. Только мы слишком к ним привыкли, не замечаем, — так говорил один известный московский батюшка.

Кратчайшее расстояние между двум точками, действительно, прямая. Если только дело не касается спасения чьей-либо души. Здесь уж совсем другие законы.

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 3 месяца

Анна Веркулеева

Аватар 0
Комментарии: 0Публикации: 2Регистрация: 06-06-2020

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .