Основные обвинения в адрес Халкидонского Собора и их рассмотрение

01 декабря, 2023 История Комментарии : 0
Читали : 256

В дискуссиях в нашем сообществе регулярно фигурирует почти один и тот же набор обвинений в адрес IV Вселенского Собора, состоявшегося в 451 г. в Халкидоне. Эти обвинения в основном звучат со стороны нехалкидонитов, чад Армянской Церкви. Иногда, впрочем, некоторые из них озвучиваются и формально принадлежащими к Православной Церкви лицами. Мы бы хотели кратко рассмотреть эти основные обвинения и дать на них ответ.

I. На Халкидонском Соборе не были зачитаны 12 Анафем свт. Кирилла Александрийского.

Речь идет о Третьем послании свт. Кирилла Александрийского к ересиарху Несторию[1], которое содержало 12 анафематизмов, кратко суммирующих позицию святителя в полемике с несторианством. Этот документ был одобрен собором в Александрии (нояб. 430 г.). Впоследствии это послание зачитывалось и на Вселенском Соборе в Эфесе (в 431 г.), на первом его заседании. На Халкидонском Соборе это послание, действительно, прочитано не было.

Здесь, однако, нужно учесть один значимый момент.

На самом Эфесском Соборе на голосование было выставлено только одно из посланий свт. Кирилла, и вовсе не Третье, а Второе. На первом заседании Эфесского Собора, непосредственно посвященном осуждению несторианства, был сперва зачитан Никейский Символ веры. Затем участникам Собора было предложено заслушать Второе послание свт. Кирилла к Несторию и высказать свое отношение к нему — определить, согласно ли оно с Никейским Символом:

«Акакий, епископ Мелитинский, сказал: “Так как благоговейнейший и боголюбезнейший пресвитер Петр, положивший начало речи, сказал, что боголюбезнейшим и праведнейшим епископом Кириллом было нечто писано к благоговейнейшему Несторию, как излагающему неправославное учение, то следует прочитать и это послание”.
И оно прочитано, и положено между предварительными документами. Начало послания таково:
“Некоторые, как я узнал, извращают мое мнение пред твоим благочестием”[2] и проч.
По прочтении послания Кирилл, епископ Александрийский, сказал:
“Святой и Великий Собор слышал, что я писал к благоговейнейшему Несторию в защиту православной веры. И я думаю, что никак не могу быть обличаем в отступлении от истинного учения веры, или в преступлении против Символа, изложенного святым и великим собором, бывшим некогда в Никее. Однако же, прошу вашу святость сказать, правильно ли написал я это, безукоризненно ли и согласно ли с тем Св. Собором, или нет”
»[3].

Далее последовало голосование Собора; всего выступили 125 участников заседания, и все они выразили одобрение Второму посланию свт. Кирилла к Несторию репликами в духе следующей: «Прочтенное послание святейшего и благочестивейшего отца, епископа Кирилла, по содержанию своему согласно с Символом веры, изложенным 318 святыми отцами, сошедшимися в Никее; посему, не находя в послании ни недостатка, ни противоречий, с ним я согласен и одобряю его»[4]. Затем было зачитано послание самого Нестория к свт. Кириллу; таким же голосованием Собор осудил его: «Кто не анафематствует Нестория, тот сам да будет анафема! Православная вера анафематствует его! Святой Собор анафематствует! Кто сообщается с Несторием, да будет анафема!»[5]

Уже после этих голосований, после осуждения Нестория и после одобрения Собором Второго послания свт. Кирилла были, наконец, зачитаны еще два текста — письмо папы Римского Целестина к Несторию и то самое Третье послание свт. Кирилла с 12 анафематизмами:

«Петр, пресвитер Александрийский и первенствующий из нотариев, сказал: “Согласно с прочитанным сейчас писал святой и благочестивейший епископ наш Кирилл. Писание его мы имеем под руками, и, если повелит ваше благочестие, прочитаем”.
Флавиан, епископ Филиппийский, сказал: “Пусть будет прочтено и оно, и внесено в акты”.
Петр, пресвитер Александрийский и первенствующий из нотариев, стал читать: “Кирилл и собор, собравшийся в Александрии из египетского округа, Несторию, благоговейнейшему и боголюбезнейшему сослужителю, желают о Господе всякого блага. — После того, как Спаситель наш ясно говорит: иже любит отца, или матерь паче Мене, несть Мене достоин (Матф. 10, 37), что должны будем терпеть мы, от которых твое благоговеинство требует любви к тебе большей, чем ко Христу, Спасителю всех нас?” и так далее
»[6].

Никакого голосования по поводу Третьего послания не производилось (в этом легко убедиться, если заглянуть в протоколы заседания), оно было просто «прочитано и внесено в акты»; своего мнения о нем епископы не высказывали. Иначе говоря, никакого формального утверждения Третьего послания на Эфесском Соборе не произошло. Утверждено Третьим Вселенским Собором было только Второе послание свт. Кирилла — оно же и было зачитано потом на Халкидонском Соборе в качестве критерия правой веры; в Орос Халкидонского Собора было включено утверждение посланий свт. Кирилла — Второго послания к Несторию и позднейшего письма к Иоанну Антиохийскому.

«Для тех, которые стараются извратить таинство домостроительства и бесстыдно болтают, что рожденный от святой Марии есть простой человек, Собор принял приличные для этого соборные послания блаженного Кирилла, бывшего пастыря Александрийской церкви, к Несторию и к восточным, — в обличение безрассудства несториева и в объяснение тем, которые по благочестивой ревности желают знать смысл спасительного Символа»[7].

Аналогичным образом и письмо папы Целестина к Несторию не получало никакой соборной санкции и потому в 451 году не зачитывалось.

II. Не была зачитана и вновь утверждена формула «единая природа Бога Слова воплощенного».

По этому критерию, к сожалению, авторам возражений пришлось бы осудить и отвергнуть не только Халкидонский, но и Эфесский Собор. Дело в том, что ни во Втором послании св. Кирилла к Несторию (утвержденном соборно), ни даже в просто зачитанном Третьем послании формулы «единая природа Бога Слова воплощенного» нет. Такое выражение у свт. Кирилла во всём его корпусе сочинений вообще встречается всего один или два раза (и то — в значении гипотетического допущения): «Μάλιστα μέν, ὦ ἑταῖρε, περιττοεπὴς ὁ λέγων φυρμὸν γενέσθαι καὶ σύγκρασιν εἰ δὴ μία πρὸς ἡμῶν ὁμολογοῖτο φύσις Υἱοῦ σεσαρκωμένου τε καὶ ἐνηνθρωπηκότος» («Друг мой, даже если бы мы и исповедовали одну природу воплощенного и вочеловечившегося Сына, тот, кто говорит, что [из-за этого] происходит смешение или слияние, — конечно, пустослов»)[8]. На Третьем Вселенском Соборе процитированный фрагмент не зачитывался (он даже не был в тот момент написан, этот текст будет создан лишь спустя 4 года после Собора!) и не мог быть утвержден.

Значительно чаще в текстах святителя встречается иная формула — «единая природа Бога Слова воплощенная»[9]. Однако и она отсутствует как во Втором послании к Несторию, так и в Третьем послании (с 12 анафематизмами) — в этом легко убедиться, если их на самом деле прочитать. Во Втором послании в ключевой содержательной части утверждается:

«Мы не говорим, что естество Слова, изменившись, стало плотию, ни того, что оно преложилось в целого человека, состоящего из души и тела; но говорим, что Слово, соединив с Собою в единстве лица тело, одушевленное разумною душою, неизреченно и непостижимо для нашего ума стало человеком, сделалось сыном человеческим, не волею одною и благоизволением, не воспринятием только лица; а говорим, что естества, истинно соединенные между собою, хотя различны, но в соединении обоих сих естеств есть один Христос и Сын. Это мы представляем не так, что в сем соединении уничтожилось различие естеств, но божество и человечество, при неизреченном и неизъяснимом соединении, пребыли совершенными, являя нам единого Господа Иисуса Христа и Сына»[10].

В Третьем послании единственное определение, которое хоть отдаленно может напоминать о формуле «одна природа Бога Слова воплощенного», — это пятый анафематизм:

«Кто дерзает называть Христа человеком Богоносным, а не, лучше, Богом истинным, как Сына единого и по естеству, так как Слово стало плотию и приблизилось к нам, восприяв нашу плоть и кровь (Евр. 2:14): анафема».«Εἴ τις τολμᾶι λέγειν θεοφόρον ἄνθρωπον τὸν Χριστὸν καὶ οὐχὶ δὴ μᾶλλον θεὸν εἶναι κατὰ ἀλήθειαν ὡς υἱὸν ἕνα καὶ φύσει, καθὸ γέγονε σὰρξ ὁ λόγος καὶ κεκοινώνηκε παραπλησίως ἡμῖν αἵματος καὶ σαρκός, ἀνάθεμα ἔστω».

Однако и здесь речь не о том, что Христос «един по естеству» (в противоположность «двум естествам»); этот анафематизм осуждает идею, что Христос есть «богоносный человек», сын Божий по усыновлению и благодати. Поэтому анафематизм провозглашает, что Христос не «богоносный человек», но единый Сын и [Сын] по природе, [а не по благодати].

III. Не было исповедания православного Теопасхизма, т.е., что Бог страдал Плотью.

Здесь наши оппоненты вновь, как кажется, проявили невнимательность при чтении текстов. Халкидонский Вселенский Собор имеет два собственно утвержденных соборным голосованием текста — Томос свт. Льва и Орос Собора. В Томосе св. Льва как раз прямо говорится, что Бог пострадал по человечеству:

«О Сыне Божием говорится, что Он распят и погребен, тогда как Он потерпел сие не божеством, по которому Единородный совечен и единосущен Отцу, а немощным человеческим естеством. Отсюда все мы и в Символе исповедуем единородного Сына Божия распятым и погребенным, сообразно с сими словами апостола: “Аще бо быша разумели, не быша Господа славы распяли” (1Кор. 2:8)»[11].

«Невидимый в собственном (естестве) стал видимым в нашем, Непостижимый благоволил соделаться постижимым, Предвечный начал быть во времени, Господь вселенной восприял образ раба, сокрыв безмерность Своего величия, Бесстрастный Бог не возгнушался сделаться человеком могущим страдать, и Бессмертный – подвергнуться закону смерти»[12].

Иными словами, на Халкидонском Соборе как раз было «исповедание православного теопасхизма, т. е. что Бог страдал плотью».

IV. Строгие диофизиты-халкидониты называли Святую Марию Богородицей условно.

А строгий миа/моно-физит-эфесит Евтихий называл Христа не-единосущным людям по человечеству. И что же? Осудить за это Эфесский Собор?

Но кто же были эти «строгие дифизиты-халкидониты»? Насколько они были многочисленны? Влиятельны?

Автору этих строк известен один такой «строгий дифизит» во времена Халкидонского Собора — это еп. Кирский Феодорит. О нем пойдет речь далее, при обсуждении вопросов 6 и 9. Но какие еще были такого рода «строгие дифизиты»? Какие их сочинения можно назвать?

Эти вопросы мы задаем не случайно. Дело в том, что самый строгий халкидонит в принципе — свт. Лев, папа Римский, называл Пресвятую Деву Богородицей безо всяких оговорок и вполне в строгом смысле: «Мария была истинной Родительницей Самого Бога (ipsius Dei Genitricem)»[13].

V. Само выражение «в двух природах» в тогдашнем понимании могло легко обозначать учение о двух сынах, что и исповедовала большая часть халкидонитов криптонесторианского толка.

И снова — кто такие были эти халкидониты криптонесторианского толка? На каком основании делается вывод о том, что их была «большая часть»? Действительно ли был «криптонесторианского толка», скажем, мученик Протерий, епископ Александрийский, ученик самого Диоскора, пострадавший во время восстания противников Халкидона? Или епископы Малой Армении, принимавшие Халкидон[14]?

В то же время в документах, принадлежавших собственно Халкидонскому Собору, все формулировки составлены так, что возможность понимания их в смысле «двух сынов» попросту исключена — и в Томосе св. Льва, и в Оросе Собора многократно повторяется выражение «один и тот же»: «одного и того же Сына, Господа нашего Иисуса Христа», «одного и того же Христа, Сына, Господа, единородного», «одного и того же Сына и единородного, Бога Слова, Господа Иисуса Христа», «поругание принадлежит Тому же, Кому и слава. Тот же в немощи, Кто и в силе. Тот же доступен смерти, Кто победил смерть»[15].

VI. Не были осуждены книги скрытых несториан – Феодорита Кирского и Ивы Эдесского. Наоборот, среди партии халкидонитов-криптонесториан они были очень популярны и именно так эта партия халкидонитов толковала орос ХС-а. Эта же партия халкидонитов использовала и труды еретиков Диодора Тарсийского и Феодора Мопсуэстийского.

И вновь — хотелось бы увидеть полный список халкидонитов, ссылавшихся на Феодора Мопсуестийского, а также перечень «криптонесториан», для которых определяющее значение имели книги Феодорита Кирского. Найдется ли больше двух-трех имен?

VII-IX. Халкидониты-несториане мало того, что были ярыми противниками Ефесского Собора, свт. Кирилла Александрийского, его 12 Анафем и православной формулы «единая природа», они еще и восседали на самых почетных местах на ХС-е. Председателем на ХС-е был сам император Маркиан, пригласивший на собор ересиарха Нестория, посему любое замечание, сделанное со стороны представителей Александрии, подавлялось с помощью внешних сил и откровенного запугивания. На самых почетных местах были рассажены сторонники ересиарха Нестория, среди которых был Феодорит Кирский, самый ярый противник свт. Кирилла Александрийского, и Дамиан Антиохийский. На собор был приглашен и сам Несторий, но этот немощный старик не выдержал изнурительного переезда и скончался в пути.

Три обвинения мы решили объединить, поскольку они все говорят об одном и том же. Попробуем их рассмотреть.

a. Был ли на Халкидонский Собор приглашен Несторий?

Представление о том, что будто бы лично император Маркиан пригласил на Халкидонский Собор Нестория, получило распространение в русскоязычном Интернете благодаря книге историка А. В. Карташева «Вселенские Соборы», где сообщается следующее:

«Несторий написал письмо жителям Константинополя, выражая свою солидарность с Флавианом и папой Львом. Тут он осуждает и анафематствует Евтиха, критикует суждения некоторых «несториан» и аполлинаристов. Это письмо подало повод в Константинополе добиваться, чтобы Несторий был приглашен на Халкидонский собор. Спустя несколько десятилетий Александрийский патриарх Тимофей Элур сообщает нам, будто в этот момент к Несторию в местность около Ахмина (Панополиса) прибыл посланец от императора Маркиана и объявил Несторию, а вместе с ним и Дорофею Макрианопольскому, что они теперь не должны бояться преследований своих врагов. Захария Схоластик прибавляет к этому, что изгнанники даже выехали в путь. Куда? Как бы к себе, в родные пределы. Но падение с лошади ускорило смерть Нестория»[16].

Всё дело, однако, в том, что и Тимофей Элур, и Захария Схоластик, и несторианские историки, которые рассказывают об этом сюжете, писали свои сочинения пост-фактум, в контексте богословской полемики. Ни в каких современных Собору источниках упоминаний о приглашении, будто бы, на него, Нестория, нет (более того, Несторий был на Соборе дополнительно анафематствован, о чем см. ниже). К тому же несторианский историк Шахдост, еп. Тирхана (совр. Ирак), пишет, что Несторий умер уже после Халкидонского Собора, в 453 г.[17], а соответственно, ни на какой Собор приглашен не был. На каком основании, собственно, нужно принимать версию Тимофея Элура, которой нет никаких подтверждений в иных источниках, а не версию Шахдоста?

b. Был ли Феодорит Кирский на Халкидонском Соборе «посажен на почетное место»?

Феодорит Кирский был допущен на первое заседание и сел посередине зала заседаний не в качестве отца Собора на почетном месте, а в качестве обвинителя по делу о побоях, которые наносились епископам по приказу еп. Александрийского Диоскора[18]. Затем, уже в конце соборных заседаний, когда Диоскор был осужден, на месте обвиняемого оказался сам Феодорит: он мог быть обвинителем по делу о канонических нарушениях Диоскора, но по вопросам веры он сам был подсудимым. При этом, будучи подсудимым, он также стоял в середине зала соборных заседаний[19]: это было не почетное место, а место, где стояли истцы и ответчики.

Собор в категорической форме потребовал от Феодорита, чтобы он предал анафеме Нестория, и когда Феодорит отказался это сделать, Собор был намерен анафематствовать его самого:

«Почтеннейшие епископы воскликнули: “Скажи ясно: анафема Несторию и одинаково с ним думающим”. Почтеннейший епископ Феодорит сказал: “Я не стану говорить, если не изложу того, как я верую; а я верую…” И когда он говорил это, почтеннейшие епископы воскликнули: “Он еретик, он несторианин; вон еретика”»[20]

Какое уж тут «почетное место», когда Феодорит едва не оказался изгнан с Собора как еретик! Спасло его только то, что он немедленно предал анафеме Нестория: «Анафема Несторию и тому, кто разделяет единого и Единородного Сына на двух сынов»[21]. Иными словами, Халкидонский Собор воспринимал Феодорита как еретика, которому лишь на 9-м заседании Собора удалось себя реабилитировать. До этого момента его привлекали только как свидетеля по другому вопросу — вопросу о канонических нарушениях, допущенных Диоскором.

X-XI. Собор может считаться Вселенским, если он имеет полноту всей Вселенской Церкви, а не только одной Ее имперской части. ХС самой империей в течении ста лет то принимался, то отвергался.

В Третьем Вселенском Соборе, состоявшемся в Эфесе, также участвовали далеко не все епископы Вселенной. Однако он был принят ключевыми кафедрами христианского мира — Александрией, Римом, Константинополем, со временем и Антиохией, и потому признается Вселенским. Несмотря на то, что согласия этих ключевых кафедр уже довольно для подтверждения Вселенского статуса Халкидонского Собора, можно отметить, что в числе халкидонитов были даже епископы Западной (Малой) Армении… Эти армянские епископы, остававшиеся в каноническом подчинении архиепископу Кесарии Каппадокийской в соответствии с древним обычаем, существовавшим еще со времен свт. Григория Просветителя, могут считаться первыми представителями армянской халкидонской традиции. Таким образом, армяне-халкидониты, изъявившие свое согласие с IV Вселенским Собором, появились даже раньше, чем часть армянских иерархов, оказавшаяся под властью Персии, отвергла Халкидон[22].

Иными словами, вселенская рецепция Халкидона достаточно очевидна. Колебания в отношении к IV Вселенскому Собору, связанные с действиями узурпатора Василиска (с его «Энкиклионом»), а потом и с «Энотиконом» имп. Зинона, представляли собой отступление от той нормы, которая на протяжении более чем двух десятилетий, к тому моменту поддерживалась согласием Вселенской Церкви. Подробное обоснование этого утверждения можно видеть в нашей заметке[23].

XII. ХС не утвердил решения предыдущих Соборов и отверг православную формулу «единая природа», которая была вновь возвращена в лоно имперской Церкви спустя 102 года, 8-м анафематизмом II Константинопольского собора (VВС).

Вопрос об определениях предыдущих Соборов и формуле «единая природа» рассмотрен нами выше.

XIII. ХС не дал ничего нового в догматическом смысле. Несторианство было уже осуждено на Эфесском соборе (IIIВС), а евтихианство — на Константинопольском соборе 438-го года.

В плане христологического учения Халкидонский Собор был вселенским утверждением осуждения ереси Евтиха, которая до этого была осуждена только на поместном уровне, а также осуждением «разбойничьего» Второго Эфесского сборища с его председателем Диоскором.

XIV. Если ХС рассматривать в отрыве от Эфесского собора и 12 анафем свт. Кирилла, то его решения можно трактовать как несторианские. Именно по этой причине несторианская партия посчитала, что одержала победу над православными кирилловцами.

См. ответы 3-7.

_______________________________

[1] Послание Кирилла, епископа Александрийского, к Несторию об отлучении // ДВС. Т. 1. С. 191-199 [оригинал: ACO. T. 1. Vol. 1 (1). P. 33-42].

[2] Кирилл Александрийский, свт. Послание к Несторию // ДВС. Т. 1. С. 144-147 [оригинал: ACO. T. 1. Vol. 1 (1). P. 25-28].

[3] Вселенский III Собор. Деяние I // ДВС. Т. 1. С. 222.

[4] Там же. С. 223.

[5] Там же. С. 243 [оригинал: ACO. T. 1. Vol. 1 (2). P. 35]

[6] Там же.

[7] Определение Халкидонского Собора // ДВС. Т. 4. С. 47.

[8] Cyrillus Alexandrinus. Quod unus sit Christus, 737 // SC. 97. P. 378-379.

[9] «Если бы мы, сказав об одной природе Слова, замолчали и не прибавили, что она «воплощенная», но как бы допустили домостроительство помимо этого, тогда, вероятно, не были бы лишены убедительности слова притворно вопрошающих: «Где совершенство Его человечества?», или: «Каким образом в Нем существует сообразная нам сущность?» Но поскольку и совершенство в человечестве, и указание на сообразную нам сущность внесено через это слово «воплощенная», то пусть они прекратят опираться на надломленную трость. Вот того, кто отбрасывает домостроительство и отрицает Воплощение, справедливо можно было бы обвинять в том, что он отнимает у Сына совершенное человечество. Но если, как я сказал, в словах «Он воплотился» имеется ясное и недвусмысленное исповедание того, что Он стал человеком, ничто более не препятствует признавать, что Тот же Самый Христос, будучи единым и единственным Сыном, есть и Бог, и человек, совершенный как в Божестве, так и в человечестве» (Кирилл Александрийский, свт. Два послания к Суккенсу, епископу Диокесарийскому / Пер.: иером. Феодор (Юлаев) // Богословский вестник. 2010. № 10. С. 28).

[10] Кирилл Александрийский, свт. Послание к Несторию // ДВС. Т. 1. С. 145

[11] Лев Великий, свт. Окружное послание к Флавиану, архиепископу Константинопольскому // Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1908. Т. 3. С. 221

[12] Там же. С. 220

[13] Leo Magnus. De Manichaeorum haeresi et historia, 7.3 // PL. 55. Col. 835

[14] «Мы сохраняем веру, в которой мы наставлены от младенчества… и которую подтвердило также определение, изложенное святым Халкидонским Собором, особенно вооружающееся против безумия нечестиваго Нестория и утверждающее святой собор, созванный в Ефесе» (Послание епископов первой Армении к императору Льву // Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1908. Т. 4. С. 250).

[15] Определение Халкидонского Собора // ДВС. Т. 4. С. 48; Leo Magnus. Sermo 54: De Passione Domini 3.1 // PL. 54. Col. 319.

[16] Карташев А. В. Вселенские Соборы. М., 2017. Ч. 1. С. 241-242

[17] A Nestorian Collection of Christological Texts / Ed., transl. L. Abramowski, A. Goodman. Camb., 1972. Vol. 1. P. 36 [сир. текст]; Vol. 2. P. 24 [англ. пер.]

[18] Вселенский IV Собор. Деяние I // ДВС. Т. 3. С. 85.

[19] «Почтеннейшие епископы воскликнули: “Пусть Феодорит тотчас анафематствует Нестория”. Почтеннейший епископ Феодорит, выйдя на средину, сказал…» (Вселенский IV Собор. Деяние VIII (IX) // ДВС. Т. 4. С. 74-75).

[20] Там же. С. 75.

[21] Там же.

[22] «Мы сохраняем веру, в которой мы наставлены от младенчества… и которую подтвердило также определение, изложенное святым Халкидонским Собором, особенно вооружающееся против безумия нечестиваго Нестория и утверждающее святой собор, созванный в Ефесе» (Послание епископов первой Армении к императору Льву // Деяния Вселенских Соборов. Казань, 1908. Т. 4. С. 250).

[23] https://vk.com/@aletheia-chalcedon-reception

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 6 лет

Пётр Пашков

Пётр Пашков 0
Комментарии: 0Публикации: 51Регистрация: 28-02-2018

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .