Еще раз о западных святых

29 ноября, 2023 Учение Церкви Комментарии : 0
Читали : 140

Автор: Леонид Быстров

В ответ на нашу статью «В защиту западных святых» Станиславом Минковым была написана ответная статья, критикующая нашу. Мы бы хотели прокомментировать выдвинутые там возражения. Дабы текст не был слишком объёмным, мы будем придерживаться следующего порядка изложения: приводится цитата оппонента и наш комментарий на неё. Подробно остановимся только на двух вопросах:

  1. Было ли реальное единство Западной и Восточной Церквей в века, предшествующие разделению в 1054-ом году?
  1. Несёт ли угрозу свт. Рабан Мавр и другие западные святые православию?

«Раз древние западные епископы были в евхаристическом общении с несомненно православным епископатом востока, то их мнения должны быть сочтены приемлемыми в Православии». Далее, приводится пример Феодора Мопсуестийского, осуждённого Церковью посмертно, и о. Александра Меня, известного своим неортодоксальным представлением о церковных границах. Но дело в том, что мы и не утверждали, что на Западе в I тысячелетии совершенно не было еретиков. Напротив, в абзаце, следующем за опровергаемым, мы говорим: «С другой стороны, кроме примеров сохраняющегося церковного единства мы находим и родоначальников будущего разделения, причём большинство этих родоначальников были вразумляемы или даже осуждены теми же западными святыми. Восстанавливая почитание одних подвижников и отказывая в этом другим, мы проводим черту, за которую Православная Церковь в экуменическом диалоге переступить не готова».

Да, на Западе были еретики, как они были и на Востоке, но сохраняющееся евхаристическое общение свидетельствовало о том, что обе Церкви оставались святыми и перед верующими, составляющими эти Церкви, не были закрыты врата Царства Христова. Тем более, преодолимыми различиями мы назвали «непривычные одежды, незнакомые молитвы, чужие обряды и незнакомые учения», а не вероучительные расхождения. Феодор Мопсуестийский осуждён не за обрядовое несоответствие, а за ересь.

Следующее возражение направлено против реальности единства Восточной и Западной церквей. Утверждается, что единение в вере было утрачено задолго до формального разделения, представление о подлинном единстве оторвано от исторических реалий. Вместо нашей «идиллической картины» предлагается «мир церковного безразличия», в котором западные христиане уже давно утратили веру, а непогрешимые греки только спустя века обратили на это внимание и подтвердили произошедшее падение. В такой «реальности» верующие, ведущие благочестивую жизнь подобно своим святым предкам, оказываются оторванными от Тела Церкви, не имея возможности даже узнать об этом. Насколько жестокой и чуждой христианского чувства оказывается эта «реальность»!

Что же было на самом деле? Лучшей иллюстрацией реального единства между Востоком и Западом ещё в X веке является обилие в то время в Италии греко-латинских монастырей, где богослужения совершались как по восточному, так и по западному обряду. В этих обителях мы видим, как лица греческой, восточной культуры соприкасаются с западной. Например, сщмч. Адальберт Пражский († 997)[1] не раз в жизни посещал немецкие монастыри, но самыми любимыми для него были итальянские обители, где подвизались калабрийские монахи. Одним из его лучших друзей и учителей был прп. Нил Россанский († 1004). В качестве иллюстрации реального соприкосновения традиций приведём описание первой встречи сщмч. Адальберта с прп. Нилом: «И пожелав уподобиться небесному животному, исполненному, как говорят, очей и спереди и сзади, ради чистейшего видения, он спешно спустился с горы и, возгоревшись горячей надеждой, обратился к отцу Нилу, умалившись пред коим, испрашивал для себя ига Христова и златой науки послушания. Обхватив колени старца, он бездвижно пребывал в таковом положении. Не отверг его отец Нил, но ответил: “Да ведь я грек, а тебе более подобает иметь дело с иноками-латинянами. Возвращайся в Рим, вскармливающий святых сынов. Разыщешь славного авву Льва, нашего друга; скажешь, что это я посылаю тебя, неучёного ученика к таковому учителю”»[2].

В своей статье мы приводили также пример мч. Георгия Кордубского († 852),[3] который принадлежал восточной традиции и при этом считал испанских христиан своими собратьями во Христе: «Причём среди кордубских мучеников, умученных мусульманами в IX веке, есть представители греческой традиции. Так святой мученик Георгий Кордубский происходил из братии монастыря Саввы Освящённого и, посланный в Северную Африку, услышал о подвигах испанских мучеников. Вдохновлённый их стойкостью в вере, святой Георгий последовал в Испанию и вместе со св. Аврелием и Сабиготоной принял мученическую кончину».

Уже из приведённых примеров видно, что единство Восточной и Западной церквей в IX-X века было вполне реальным, причём из самого этого единства рождались как «наши» восточные святые, так и западные.

«Отсюда, между тем, следует важнейший практический вывод — мы не можем считать богословские взгляды лидеров дораскольного Запада “уже одобренными” по факту сохранявшегося евхаристического общения».

Мы согласны со сделанным выводом, но обратного в своей статье нами и не утверждалось. Речь шла о том, что в целом Западная Церковь как таковая, во всей совокупности верующих, оставалась православной, а значит, те невероучительные особенности, которая она имела, не могут служить препятствием к восстановлению единства с сегодняшними западными христианами. Понятно, что при этом были и еретики, о важности выявления которых мы сказали достаточно много.

«Однако если римо-католики рассматривают православных преимущественно как схизматиков, то православные всегда видели в отделившемся латинстве прежде всего ересь».

Говоря о расколе, мы не имели в виду, что католики являются лишь схизматиками, а не еретиками. Именование разделения Восточной и Западной церквей «великим расколом» является устойчивым выражением, принятым в богословской науке.

«…Павлин Аквилейский проповедовал ересь и способствовал разделению церквей, но в святцы Румынской Церкви попал, то единственным логичным выводом из этих тезисов было бы суждение, что Румынская Церковь не принадлежит к Православной Церкви».

Мы согласны, что здесь возникает явное противоречие. Но ничего другого, кроме сказанного в статье ранее, мы предложить для разрешения этого противоречия не можем: «И никакого решения этой проблемы, кроме как простого исключения Павлина Аквилейского из календарей, мы, к сожалению, предложить не можем».

«Нет никакой нужды считать прославление в одной епархии необратимым вердиктом вселенской Церкви. Ведь и приговор в епархии или митрополии ещё не становится окончательным».

Это возражение тесно связано с предыдущим, поэтому мы решили обсудить их вместе. Конечно, епископ или митрополит не является безошибочным, но, опять же, безошибочности епископата мы и не утверждали. Решениям епископата следует доверять не из-за того, что они непогрешимы, а потому что епископы обладают властью в Церкви, и мы должны являть послушание церковным властям. Если никто из вышестоящих архиереев не возмутился канонизациям подчинённых епископов, значит, у нас нет никаких оснований сомневаться в их действиях. Возможно, кому-то эта концепция покажется слишком «тоталитарной» (может быть, так и есть). Как мы говорили ранее, это всего лишь наше мнение.

«Однако мы знаем, что самовольное изменение Символа папой в 1014 году, явно имевшее характер публичного исповедания ереси (по меньшей мере стоит упомянуть папизм, осуждённый Пятым Вселенским собором), не вызвало на западе никакой реакции епископата ни тогда, ни позже».

Изменение Символа веры – это грубое, недопустимое, но всё же каноническое преступление, а не ересь. Тем более, включение Filioque за пением Символа веры в Риме было санкционировано не лично папой, а императором Генрихом II (ещё одним проблемным «западным святым»). Насчёт того, что никакого сопротивления не было, мы тоже не уверены. Этот вопрос является попросту неисследованным. Было сопротивление в Южной Италии, причём не только со стороны тех, кто принадлежал восточному обряду[4]. Пётр Дамиани († 1072) утверждал, что в его время «невежество, заставляющее почти всех греков утверждать, что Дух Святой исходит не от Сына, но от одного Отца» распространялось и на некоторых латинян[5].

«Мы не знаем ни одного явного епископа-“монопатриста” на западе после 1014 года, насколько можно судить».

А почему их нужно искать после 1014 года? В православных календарях почти нет святых, умерших в XI веке. В эту эпоху прославляются только единицы. Но если так необходимо назвать хотя бы одного епископа-монопатриста, то мы это сделаем, точнее уже сделали. В своей статье мы упоминали свт. Брунона Вюрцбургского († 1045), который говорил, что «Отец есть источник и исход божества»[6]. Он же писал: «Отечество состоит в отношении к Иному. Оттого и имена “Отец”, “Сын”, “Дух” суть относительные, так как одно соотносится с другим, как, например, раб с господином, господин с рабом, учитель с учеником, ученик с учителем, отец с сыном, сын с отцом. Ведь никого не зовут отцом, если не имеет сына, чьим отцом он является. И никого — сыном, если не имеет отца, чьим сыном он является. Ведь если бы не было Сына, Он не имел бы имя “Отец”. Подобно и Дух Святой не сам по себе, но Дух кого-то. Есть у Духа и иное наименование с относительным смыслом, а именно: дар. Ибо у дара предполагается даритель и у дарителя — дар. Под дарителем подразумеваю Отца, а под даром — Духа: дар соотносится с дарителем, а даритель с даром. Вот в каком отношении говорится «Дух Святой»[7].

«Сейчас, когда безразличие в отношении молитв с еретиками является одним из самых больших православных соблазнов, искать образцы святости среди тех, кто спокойно поминал епископов и пап-еретиков – вряд ли разумная идея».

Если речь всё о том же 1014 годе, то нужно иметь в виду, что папу продолжали поминать Иерусалимский, Антиохийский и Александрийский патриархи. Получается, большая часть православных патриархов вводила свою паству в соблазн?!

«Для нашей полемики с римо-католиками в действительности совершенно несущественно, почитаются ли нами те или иные церковные деятели, выступавшие против заблуждений католицизма».

Мы говорили о внутреннем экуменизме, который направлен не только на достижение единства с другими конфессиями, но и на обогащение собственной традиции. Речи о полемике с римо-католиками не шло.

«Если бы мы действовали в парадигме “он точно святой: конечно, филиоквист и так далее, но папизм разделал так, что у-ух!” — то списки западных святых возглавил бы Жан Кальвин».

Среди прославляемых западных святых нет ни филиоквистов (то есть учивших об исхождении Святого Духа как Ферраро-Флорентийский собор), ни папистов (кроме самих святых пап подобно свт. Льву Великому), ни чистилищников, ни иных еретиков (за редким исключением, которое мы считаем ошибкой составителей календарей).

«И возникает вопрос, исследовались ли совокупности взглядов при канонизации, и было ли обсуждение публичным? Компетентны ли вообще немногочисленные штаты западных епархий судить о православии важнейших церковных авторов первого тысячелетия, и тщательно ли проводилось исследование?»

Это интересный вопрос. Мы осветили его в статье настолько, насколько позволяли наши знания.

Наконец, автор возражений нападает на свт. Рабана Мавра и показывает, что многие святые отцы стояли против использования опресноков. При этом примирительная позиция св. Феофилакта Болгарского называется единственной в святоотеческой литературе. Мы с этим не согласны и планируем вопросу об опресноках посвятить отдельную статью.

Здесь же заметим, что, действительно, обычай совершения Евхаристии на опресноках чужд древнему благочестию и само его дозволение создаёт ряд проблем. Наш оппонент вскрыл наше невежество в этой теме, и мы честно это признаём. Благодаря ему мы также обнаружили, что представили позицию свт. Рабана неадекватно. О том, как он на самом деле учил, мы поговорим в следующий раз.

Впрочем, наш основной тезис остался незыблемым. Вопрос об опресноках, действительно, не может быть причиной для разделения Церквей. Об этом писал Пётр, патриарх Антиохийский, обращаясь к Константинопольскому патриарху Михаилу, разорвавшему общение с Римом: «Если они (латиняне) исправятся в [вопросе о] прибавлении к святому символу, то я бы не требовал [от них более] ничего другого, безразлично оставив с другими [вопросами] и изыскание об опресноках»[8]. Гипотетически если бы единственной преградой, разделяющей католиков и православных, был только спор о евхаристическом хлебе, то, наверно, наша Церковь пошла бы на восстановление единства, отложив на время этот вопрос.

Напоследок нам бы хотелось сказать пару слов в защиту свт. Рабана Мавра. Он, в отличие от тех же греческих полемистов с опресноками, правда умел разделять обряд и веру. Св. Иоанн II Киевский кроме опресноков среди латинских ересей называет «ересь о вкушении сыра, яиц и молока»[9]. Это пример нападения на обряд, никакой ереси в разных уставах поста, конечно же, нет. А свт. Рабан Мавр ещё до споров о целибате, несмотря на мейнстрим, когда священство во Франкской империи становилось преимущественно безбрачным, защищал и женатое священство. Так в 853 году на соборе в Майнце он предал анафеме человека, который ушёл от женатого священника, считая неправильным принимать евхаристию от такого человека[10].

Так же свт. Рабан Мавр первым обнаружил на Западе опасность ереси Готшалька, который, по его мнению, безусловным предопределением разрывал прямую связь между делами человека и его участью[11]. Св. Рабан так же учил (что очень необычно для поставгустиновских богословов), что Бог желает спасения каждому человеку без исключения. За это (и за многое другое) его особенно почитал о. Владимир Гетте (1892), написавший многотомную «Историю Церкви от Рождества Господа Иисуса Христа до наших дней», где особое место уделил Церкви во Франции[12].

Несмотря на волну иконоборчества, захлестнувшую Франкскую империю в IX веке, свт. Рабан хранил верность иконопочитанию. Он написал уникальную в своём роде поэму, посвящённую Святому Кресту, которую снабдил различными изображениями.

И во многих других вопросах Рабан Мавр твёрдо исповедовал православие. Хотя, как и многие другие западные авторы, он иногда употреблял Filioque, при этом, несомненно, оставался монопатристом[13]. Он же засвидетельствовал, что не везде в середине IX века в Франкской империи читался Символ веры с добавлением Filioque (включая его самого), хотя св. Рабан был современником добавления этой вставки[14].

В общем, не просто так Рабан Мавр был одним из самых почитаемых немецких святителей. Потомки нарекли его «primus Germaniae praeceptor». Мы думаем, что сейчас, когда синодальная комиссия Русской Церкви рассматривает вопрос о его общецерковном прославлении, обратить внимание на заслуги этого святителя было не лишним. И мы призываем нашего оппонента отнестись к св. Рабану более благосклонно.

Завершая эту работу, хотим сказать, что прославление западных святых не размывает Предание, а дополняет его. Пример свт. Рабана Мавра показывает, что Запад даже в своих отдалённых уголках не лишён иконопочитания, православного учения о предопределении, православной триадологии и многого другого, что ещё и ещё раз подтверждает принцип прп. Викентия Леринского. Воистину, православная вера эта та, «которую исповедуют повсюду, всегда и все».

__________________________________

[1] Память его 23 апреля в Русской Церкви. Orthochristian.com [Электронный ресурс]. URL: https://orthochristian.com/calendar/20230423.html (Дата обращения: 17.10.2023)

[2] Житие св. Адальберта Пражского. Перевод Константина Чарухина. Рускатолик.рф [Электронный ресурс] URL: http://рускатолик.рф/adalbert/ (Дата обращения: 17.10.2023)

[3] Память его 27 июля (9 августа) в Испанской епархии Русской Церкви [Электронный ресурс] URL: https://orthodoxspain.com/sobor-svyatyix,-v-zemle-ispanskoj-i-portugalskoj-prosiyavshix (Дата обращения: 17.10.2023)

[4] См. Протасов Н.Д. Греческое монашество в Южной Италии и его церковное искусство. – Сергиев Посад, Типография Троице-Сергиевой Лавры, 1915.

[5] Пётр Дамиани. Epistula 91 // MGH. Die Briefe des Petrus Damiani. Teil 4. S. 4

[6] Свт. Брунон Вюрцбургский. Псалтырь отцов и учителей церкви // PL 142. Col. 564

[7] Ibid. Col. 563-564. Перевод Антония Трынова

[8] Пётр Антиохийский. Послание Михаилу Керуларию. [Электронный ресурс] URL: https://redechnik.livejournal.com/31862.html (Дата обращения: 17.10.2023)

[9] М. 1821 Калайдович, «Памятники Российской словесности XII века». С. 213

[10] Philip Schaff. History of the Christian Church. Vol. 4. [Internet Resource] URL: https://www.ccel.org/ccel/schaff/hcc4.i.xiv.xxvi.html#fnf_i.xiv.xxvi-p22.1 (Access date: 17.10.2023)

[11] Карпов К. Доктрины предопределения в средневековой философской теологии. Государство, религия, церковь в России и за рубежом. N 1(32). – Изд-во РАНХиГС, 2014. С. 235

[12] См. Wladimir Guettée. Histoire de l’Eglise. Tome 6. – Monastere Orthodoxe St Michel. 1995

[13] См. [Электронный ресурс] Сообщество ВКонтакте «Католикам о Православии». URL: https://vk.com/wall-113211078_21687 (Дата обращения: 17.10.2023)

[14] См. Свт. Рабан Мавр. De Universo libri viginti duo. Lib. 4 Cap. 7. De canonibus conciliorum. // PL 111. Col. 124-125

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Редакция

Редакция 0
Комментарии: 3Публикации: 164Регистрация: 30-10-2016

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .