«Дерзновение чудотворца неудобно обратить в правило»: император Траян и свт. Григорий Великий

10 января, 2021 Богословие Комментарии : 0
Читали : 365

Составитель и переводчик: Петр Пашков
Православная Церковь Христова неизменно и несомненно на протяжении всей своей истории утверждала и утверждает, что спасение для тех, кто не имеет истинной веры, остается невозможным.


Догматическое учение Церкви гласит: «Веруем, что никто не может спастися без веры. Верою же называем правое понятие наше о Боге и предметах Божественных. Будучи споспешествуема любовию, или, что все равно, исполнением Божественных заповедей, она оправдывает нас чрез Христа, и без нее невозможно угодить Богу» [1].

Тем не менее многие церковно-исторические источники, а также некоторые святые отцы сообщают о совершившихся, несмотря на свою невозможность, фактах спасения «нечестивцев» — тех или иных людей, не принадлежавших к Святой Церкви. Не вынося своего суждения о подобных текстах, мы предлагаем вниманию участников сообщества выдержки из сочинений различных церковных писателей относительно молитвы за одного из таких нечестивцев — императора Траяна — со стороны свт. Григория Великого (Беседовника, Двоеслова), папы Римского. В конце подборки приводятся также три позднейшие богословские оценки этих свидетельств.

Свидетельства святых отцов и церковных писателей
Древнейшее Житие свт. Григория Великого (ок. 700 г., мон-рь Уитби, Англия):
«Некоторые из наших людей рассказывают историю, поведанную римлянами, о том, как душа императора Траяна была обновлена и даже крещена слезами Св. Григория. История эта удивительна и для рассказчика и для слушателей. Однако пусть никто не удивляется тому, что мы говорим, что он был крещен, ибо без крещения никто не увидит Бога, и третье крещение — это крещение слезами. Однажды, пересекая Форум, великолепное творение, которое, как говорят, было воздвигнуто Траяном, он обнаружил, тщательно изучая его, что, будучи язычником, Траян все же сотворил дело столь великого милосердия, что оно казалось делом больше христианина, а не язычника.

Ибо рассказывают, что когда он во главе армии поспешно выступал против врага, его разжалобили слова одной вдовы и император всего мира остановился. Она сказала: “Господин Траян, вот люди, которые убили моего сына и не хотят платить мне возмещение”. Он ответил: “Скажи мне об этом, когда я вернусь, и я заставлю их дать тебе возмещение”. Но она ответила: “Господин, если ты никогда не вернешься, мне не будет помощи”. Тогда, стоя во всем своем вооружении, он заставил ответчиков тотчас в его присутствии заплатить возмещение, которое они были должны.

Когда Григорий узнал об этой истории, он познал, что это то, о чем читаем в Писании: “Защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда приидите, и рассудим, говорит Господь…” (Ис. 1: 17-18). Не зная, как утешить душу этого человека, который заставил его вспомнить эти слова, Григорий пошел в церковь св. Петра и проливал потоки слез, как было у него в обычае, пока, наконец, не получил через Божественное откровение уверение, что его молитвы услышаны, при условии, что он никогда больше не возьмется просить о подобном за кого-либо еще из язычников»[2].

2. Житие свт. Григория Великого, составленное Павлом Диаконом (2-я пол. VIII в.), также приводит историю о вдове и далее описывает молитву за Траяна следующим образом:

«…Пораженный благородством поступка [Траяна], досточтимый предстоятель начал со слезами и вздохами обдумывать сам в себе следующие слова пророков и Евангелия: “Ты, Господи, сказал: ‘Защищайте сироту, вступайтесь за вдову. Тогда придите, и рассудим’ (Ис 1: 17–18). И в другом месте: ‘Если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный’ (Мф 6:14). Не забывая этого речения, я, недостойнейший грешник, во имя славы Твоей и вернейшего Твоего обетования ради поступка этого благочестивого мужа, смиренно умоляю Тебя о милости”. Придя к гробнице блаженного Петра, святой Григорий долго молился там и плакал и, словно охваченный сном, пришел в восхищение духа и в откровении узнал, что его молитва была услышана, но что он заслужил порицание и что не должен дерзать в будущем просить таковое о ком-либо, умершем без Святого Крещения»[3].

3. В ином ключе представлен интересующий нас эпизод в Житии, составленном в Риме Иоанном Диаконом (IX в.). После описания милосердного поступка Траяна сочинитель пишет:

«Говорят, что Григорий, вспомнив о милосердии сего судии, пришел в базилику святого апостола Петра и там долго оплакивал заблуждение столь милосердного императора. На следующую же ночь он получил ответ, что его заступничество за Траяна было услышано, но чтоб он более не изливал молитв ни за кого из язычников».

Однако Иоанн Диакон сопровождает рассказ критическим замечанием:

«Хотя в описанных выше чудесах никто из римлян не сомневается, но относительно этого, о котором рассказывают саксы — что молитвами [Григория] душа Траяна была освобождена от адских мучений, — они крайне сильно сомневаются, чтобы столь великий учитель дерзнул молиться за язычника. Ибо он сам в четвертой книге своих “Собеседований” учил, что праведники не будут молиться на будущем Суде за грешников, осужденных на вечный огонь, по той же причине, по которой сейчас не молятся святые люди за неверных и нечестивых усопших. Кроме того, [саксы] не обращают внимания на то, что не говорится, что Григорий молился за Траяна, но только что он плакал… Следует также заметить, что не сказано, что душа Траяна была особождена из ада и помещена в Рай, что представляется совершенно невероятным, поскольку сказано: “если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие” (Ин. 3:5); но просто сказано, что его душа была только избавлена от адских мучений» [4].

4. В грекоязычном мире сюжет о молитве за Траяна не входил в Жития самого свт. Григория (ни в одном из жизнеописаний святителя его не найти), однако он был практически неотъемлемой частью различных сочинений о молитве за усопших.

Особое значение здесь имело «Слово об усопших в вере» (кон. VIII — нач. ΙΧ в. традиционно приписывалось прп. Иоанну Дамаскину, но в действительности принадлежит, вероятно, прп. Михаилу Синкеллу), многократно переводившееся на различные языки и крайне популярное на всем православном Востоке. Именно в переводе «Слова», а также его разнообразных сокращениях и переработках (в некоторых из которых терялось даже упоминание о самом свт. Григории) сюжет о молитве за Траяна имел широкое хождение в духовной литературе Руси [5]:

«Григорий Двоеслов, архиепископ Римский, был, как всем известно, человек славный праведностью и мудростью. Говорят даже, что ему во время Литургии сослужительствовал небесный ангел. Однажды сей Григорий, идя по мощеной камнями дороге, остановился и произнес пламенную молитву к любящему всякую душу Господу о прощении грехов императора Траяна. Сразу после этого обращения он услышал глас от Бога: “Молитве твоей я внял и Траяну дарую оставление грехов; но ты впредь не приноси Мне молитв за нечестивых”. История сия истинна и безупречна, весь Восток и весь Запад тому свидетели» [6].

4. Житие прп. Иоанна Дамаскина, вышедшее из круга учеников прп. Михаила Синкелла и приписывавшееся ему самому (1-я пол. ΙΧ в.) также содержит сюжет о Траяне как пример силы молитв за усопших:

«Царь Траян был гонителем христиан и многих сделал мучениками, карая их за проповедь Христа. Оставаясь язычником, он и скончался, однако молитва праведника избавила его от адского осуждения (τῆς ἐν τῷ Ἅδῃ κατακρίσεως).

Рассказывают, что великий Григорий Беседовник (Διάλογος), путешествуя из Рима в Византий во время страшной бури и большого разлива рек, увидел, как путешествующие люди беспрепятственно продолжают идти и спокойно проходят по мощеной дороге, которую построил тот самый Траян. [Григорий] изумился его усердию и молился, три дня пребывая в посте и в мольбе простирая к Богу руки, чтобы Тот был милостив к этому человеку, благодаря которому столь многие люди спокойно путешествуют, спасенные от жестокого буйства вод благодаря мостам и дорогам, которые он построил.

И вот, когда он так молился, вечером третьего дня ему предстал Ангел и сказал: “Григорий, прекрати просить о нечестивцах”. Но тот не только не перестал, но и усилил молитву. И еще дважды Ангел являлся ему и запрещал праведнику, но он и тогда не оставил молитвы, но продолжал взывать: “Не опущу своих рук, [воздетых к] небесной выси, покуда Господь Бог не услышит моего слезного вопля и моей молитвы и не помилует его”. И так он молился весь день. Когда же он приблизился к Византию, Ангел возвестил ему благую весть: “Се, Григорий, услышана молитва твоя и избавлен от мук Траян; но более, смотри, не приноси молитв о нечестивых, ибо не будешь услышан”. Итак, если мы верим, что Бог внемлет молитвам праведных, то поверим мы и этому повествованию и прославим Бога» [7].

5. Свт. Марк Эфесский в «Первом слове об очистительном огне» ссылается на сюжет о Траяне как на аргумент против учения о Чистилище:

«Не от временного и имеющего очистительную силу, но от того вечного огня и непрестающего наказания святые, движимые человеколюбием и состраданием к соплеменникам, желающие и дерзающие почти на невозможное, молятся избавить в вере усопших…

Бывают ли святые услышаны Богом, когда молятся о сем, это не нам исследовать, но сами они знали, и Дух, обитавший в них, которым движимые они и говорили, и писали, знал это; в равной степени знал это и Владыка Христос, который дал заповедь, чтобы мы молились за врагов и который молился за распинающих Его и подвигнул к тому же первомученика Стефана, побиваемого камнями.

И хотя, быть может, кто-нибудь скажет, что когда мы молимся за такого рода людей, мы не бываем услышаны Богом, однако, все то, что от нас зависит, мы исполняем; а вот некоторые из святых, молившихся не только за верных, но и за нечестивых, были услышаны и своими молитвами исхитили их от вечного мучения, как, например, первомученица Фекла – Феклонилу и Божественный Григорий Двоеслов, как повествуется – царя Траяна» [8].

Во «Втором слове» свт. Марк говорит даже яснее, указывая, что речь идет не только о прекращении мучений, но собственно о выведении из ада как места (т. е. о спасении в строгом смысле слова):

«Некоторые частным образом молившиеся о нечестивых были услышаны; так, например, блаженная Фекла своими молитвами перенесла Фалкониллу из места, где нечестивые были держимы (ἐκ τοῦ χώρου τῶν ἀσεβῶν μετέστησε); и великий Григорий Двоеслов, как повествуется, – царя Траяна» [9].

6. Ученик свт. Марка, Свт. Геннадий Схоларий, в своем трактате «О среднем состоянии душ и против Чистилища» также воспроизводит этот сюжет и говорит о наследовании Траяном «блаженной жизни»:

«Но крайне редко бывает и так, что некоторые души, приговоренные к вечному содержанию в муках ада, дерзновенными и действенными молитвами неких [пребывающих] здесь, [на земле] священных мужей, особенно же архиереев, все же освобождаются от адских мук и удостаиваются блаженной жизни.

Так рассказывают и веруют относительно императоров Траяна и Феофила, из которых первый держался языческих верований, а другой был противником иконопочитания; приемлемой же молитву Церкви и ее служителей для Божественного человеколюбия делают некие великие добрые дела наказуемых, как, например, справедливость вышеупомянутых императоров» [10].

7. Сюжет о молитве за Траяна был также включен прп. Иосифом Волоцким в синодик (помянник), составленный им в 1479 г. (ркп. ИРЛИ. Оп. 23. № 52; нач.: «Паки то иже глаголет яко Григорие убо Беседовникъ стареишаго Рима епископъ…») [11].

8. Относительно Свт. Димитрия Ростовского иногда сообщается, что он сознательно исключил сюжет о спасении Траяна из Жития свт. Григория, поскольку считал его противным правому учению. Это не совсем справедливо. Действительно, в Житии свт. Григория св. Димитрий не упоминает об этом (поскольку эта история традиционно не входила в восточные Жития свт. Григория), но зато он воспроизводит этот эпизод, ссылаясь на «Слово об усопших в вере», в Житии св. мц. Феклы в качестве пояснения к истории о спасении из ада язычницы Фалконилы:

«Тойжде Дамаскин и вторицею о томжде свидетельствует, егда о Траяне царе, молитвами святаго Григория Беседовника помилованном по смерти, повествующи, приложи ко повести той воспомянути и Фалконилу, тако глаголя: “Сие и о Фалкониле выше реченной, она бо ни коемуже иному злу виновна бысть. Сей же [Траян] мнозем мучеником горькую устрои смерть. Дивен еси, Владыко, и чудна дела Твоя, и Твое неизглаголанное благоутробие славим”. По сему убо достоверному свидетельству Дамаскинову извествуется, яко спасена бысть по смерти Фалконила молитвами святой первомученицы Феклы» [12].

Следует заметить, что св. Димитрий сообщает об этом не от себя, а ссылаясь на иной текст; возможно, это связано с тем, что святитель подозревал этот сюжет в некоторой недостоверности. В позднейших изданиях этот эпизод был исключен цензурой, со следующим примечанием (принадлежавшим, однако, не святителю, а синодальному редактору [13]): «В сем житии повесть о Фалкониле идолопоклоннице, и при конце онаго жития о идолопоклоннике и мучителе Траяне царе исключена: понеже оная Священному Писанию явно противна» [14].

9. Наконец, можно обратить внимание и на то, что сказание о молитве за Траяна входит и в состав ныне используемых богослужебных книг Православной Церкви – оно упоминается в синаксарном чтении в субботу мясопустную (сер. XIV в.):

«Но и Григорий Беседовник молитвою царя Траиана спасе, слышав от Бога, никогдаже ему о нечестивем молитися» [15].

Заключение
Итак, сюжет об избавлении Траяна по молитвам свт. Григория присутствует, начиная с самой ранней редакции его Жития, как на Востоке, так и на Западе. Обращает на себя внимание различное описание обстоятельств, подвигших святителя к молитве за императора-язычника в восточной и западной традициях: в греческой версии свт. Григория подвигает к молитве строительство Траяном каменных дорог, в латинской же — защита бедствующей вдовы. Это заставляет предположить, что две версии развивались независимо. В то же время данное различие показывает, что оба варианта повествования, вероятно, восходят к общей, более ранней (т. е. относящемуся к VII в., в пределах века после кончины свт. Григория), устной традиции, известной как грекам, так и латиноязычным авторам, и содержавшей этот сюжет в общем виде. Основные элементы повествования совпадают во всех версиях истории, расходящихся в деталях: добрые дела императора, молитва святителя, помилование Траяна и запрет свт. Григорию приносить такие молитвы впредь.

Заключать об исторической достоверности повествований такого рода представляется затруднительным, однако с уверенностью можно сказать, что история о молитве за Траяна ассоциировалась с именем свт. Григория Великого уже вскоре после его кончины.

На Востоке сказание не входило в состав Житий свт. Григория, но имело широкое распространение как пример силы молитв за усопших. При этом не все источники однозначно сообщают о собственно спасении Траяна. Прямо утверждают это только Синаксарь субботы мясопустной (вероятно), Житие прп. Иоанна Дамаскина из круга прп. Михаила Синкелла, святители Марк Евгений, Геннадий Схоларий и Димитрий Ростовский. В остальных случаях говорится об избавлении от мучений, что не подразумевает непременно вхождения в Царство Небесное. На Западе прямо о спасении говорит изначальное Житие из Уитби, но его критикует Иоанн Диакон.

Некоторые позднейшие оценки
Комментарий блаженной памяти иером. Серафима (Роуза):
«Последний случай <история о спасении Траяна — прим.> рассказывается в некоторых из ранних житий св. Григория, как, например, в его английском житии восьмого века… Поскольку Церковь не приносит общественных молитв за умерших неверующих, ясно, что это избавление от ада было плодом личной молитвы св. Григория. Хотя это и редкий случай, но он дает надежду тем, чьи близкие умерли вне веры» [16].

2. Оценка патролога свт. Филарета (Гумилевского):

«“Слово об усопших в вере”, известное с именем Иоанна Дамаскина, едва ли принадлежит рассудительному учителю: повествования слова о язычнице Фалконилле, освобожденной из ада молитвою м. Феклы и об имп. Траяне, спасенном по молитве св. Григория Двоеслова — не более, как басни» [17].

3. Оценка свт. Филарета, митр. Московского:

«Вопрос [о молитве за неправославных] не очень удобен к разрешению. Вы хотите иметь основание к разрешению в том, что Макарий Великий молился даже о язычнике умершем. Дерзновение чудотворца неудобно обратить в общее правило. Григорий Двоеслов также молился о Траяне и получил известие, что молитва его не бесплодна, но чтобы он впредь не приносил таких дерзновенных молитв» [18].

_______________________________________

[1] Православное исповедание Восточной Церкви (Послание патриархов Восточно-Кафолической Церкви о православной вере 1723 г.), определение IX // Путь, Истина и Жизнь: вероучительные тексты Православной Церкви. К., 2013. С. 228

[2] Изд.: Colgrave B. The Earliest Life of Gregory the Great. Camb., 1985. Р. 127

[3] Paulus Diaconus. Vita Gregorii, 27 // PL. 75. Col. 57

[4] Iohannes Diaconus. Vita Gregorii, 44 // PL. 75. Col. 105-106

[5] См.: Живов В. М. Император Траян, девица Фальконилла и провонявший монах: их приключения в России XVIII века // Факты и знаки: исследования по семиотике истории. Вып. 1. М., 2008. С. 249-250; здесь приводится целый ряд примеров использования сюжета о Траяне в русскоязычных сборниках духовной литературы: «Григорей Беседовник молитвою и постом и всеночьным стоянием умоли Бога о Трояне царе нечестивом и избави его мучения вечнаго… и нестерпимаго мраза, и огня негасима, и тьмы кромешныя».

[6] (ps.-)Ioannes Damascenus. De his qui in fide dormierunt, 16–17 // PG. 95. Col. 261–64. Сочинение пользовалось большим распространением и было переведено на арабский и грузинский языки (CPG, N 8112); об авторстве текста см.: Hoeck J. M. Stand und Aufgaben der Damaskenos-Forschung // OCP. 1951. Vol. 17. N 1. P. 5-60.

[7] (ps.-)Michael Syncellus. Vita Cosmae Melodi et Joannis Damasceni, 10 // Ἀνάλεκτα Ἱεροσολυμιτικῆς σταχυολογίας. Ἁγία Πετρούπολη, 1897. Τ. 4. Σ. 278-279

[8] Марк Эфесский, свт. Слово первое об очистительном огне, 3 // Серафим (Роуз), иером. Душа после смерти. М., 2007. С. 278

[9] Марк Эфесский, свт. Слово второе об очистительном огне, 12 // Амвросий (Погодин), архим. Святой Марк Эфесский и Флорентийская уния. М., 1994. С. 125

[10] Gennadius Scholarius. Quaestiones theologicae de praedestinatione divina et de anima, 2.5.2 // OCGS. P., 1928. Vol. 1. P. 534

[11] См.: Дергачева И. В. Синодик с литературными предисловиями: история возникновения и бытования на Руси // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2001. №2 (4). С 93

[12] Димитрий Ростовский, свт. Книга житий святых. К., 1689. Кн. 1. Л. 148-148 об.

[13] Живов В. М. Император Траян, девица Фальконилла и провонявший монах: их приключения в России XVIII века // Факты и знаки: исследования по семиотике истории. Вып. 1. М., 2008. С. 260

[14] Димитрий Ростовский, свт. Книга житий святых. К., 1764. Кн. 1. Л. 118 об.

[15] Никифор Каллист Ксанфопул. Синаксарь в субботу мясопустную // Триодь Постная. М., 1992. Т. 1. Л. 21

[16] Серафим (Роуз), иером. Душа после смерти. М., 2007. С. 278-279

[17] Филарет (Гумилевский), свт. Историческое учение об отцах Церкви. СПб., 1882. Т. 3. С. 203.

[18] Филарет Московский, свт. Письмо к наместнику Свято-Троицкой Сергиевой лавры архимандриту Антонию 1369, от 23 янв. 1861 г // Письма митрополита Московского Филарета к наместнику Свято-Троицкой Сергиевой лавры архимандриту Антонию (1831–1867 гг). М., 1884. Ч. 4 С. 277

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 1 день

Редакция

Редакция 0
Комментарии: 3Публикации: 131Регистрация: 30-10-2016

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .