Дозволяют ли церковные каноны новый брак для разведенных?

27 января, 2022 Богословие Комментарии : 0
Читали : 390

Вопрос об условиях нерасторжимости христианского брака и отношения к практике разводов часто представляют как один из тех, которые неодинаково решаются в учении и каноническом праве Восточной Православной Церкви и Римо-Католической. Согласно такому взгляду, Православная Церковь дозволяет разводы по некоторым причинам, а Римская – безусловно не дозволяет. То, что в практике Православной Церкви дозволяются разводы и повторные браки разведённых – это бесспорный факт, однако мнение о том, что такая практика твёрдо основана на канонах Вселенской Церкви, на наш взгляд, совсем не бесспорно, что мы и постараемся показать.

Относительно практики Древней Церкви ограничимся словами прот. Иоанна Мейендорфа: «Отцы Церкви в огромном большинстве своём вслед за Апостолом Павлом осуждали любую форму второбрачия, будь то брак после вдовства или после развода»[1]. Однако есть ли основания для повторного брака разведённых по какой-либо причине супругов в каноническом корпусе Православной Кафолической Церкви, принятом ещё в первом тысячелетии?

Проанализируем 48-й канон святых Апостолов, первое из правил, которые рассматривают ситуацию с разводом верующих супругов:

«Если мирянин, изгнав свою жену, возьмёт иную или отпущенную другим, то да будет отлучён».

Феодор Вальсамон, Алексей Аристин, прп. Никодим Святогорец, еп. Иоанн (Соколов) и свт. Никодим (Милаш) видят в этом правиле не безусловный запрет на развод и повторный брак, а только запрет разводиться самовольно и по неосновательной причине, и указывают, что законодательство в этой области было разработано позднее. Однако, если читать это правило как написано и не спешить толковать его с оговорками, то станет ясно, что «церковные законоведы удаляются от подлинной мысли этого канона, объясняя его в смысле запрещения развода без причины. Канон вовсе не допускает разводов с возможностью заключения затем нового брака разведшимися супругами»[2]. Канон не уточняет, по основательной ли причине муж изгнал жену или нет, поэтому всякое дополнение к написанному будет отражать мнение толкователя, более позднее законодательство и практику, только не mens legislatoris.

Другим важным каноном, который рассматривает ситуацию с расставанием супругов, является 102 (115) правило Карфагенского собора, принятое в 418 (419) году в составе других канонов. Председателем этого собора был свт. Аврелий Карфагенский, близкий друг блж. Августина, последний также участвовал в его работе[3]. Канон содержит следующее определение:

«Угодно было, чтобы согласно с евангельским и апостольским учением ни муж, оставленный женой, ни жена, покинутая мужем, не вступали в брак с другим лицом, но либо оставались так, либо примирялись между собой. Если они пренебрегут этим, пусть их принудят к покаянию. Необходимо попросить издать об этом предмете императорский закон».

Примечательно, что собор апеллирует здесь к авторитету Св. Писания и излагает инструкцию именно для покинутой (невиновной) стороны. Если читать это правило так, как оно написано, то из него со всей очевидностью следует, что покинутая сторона (без указания причин) не имеет права вступать в новый брак. Супруги должны либо помириться, либо никогда более не вступать в брак. Так отцы собора поняли и применили к церковной жизни заповедь Божию (Мф. 5:32; 1Кор. 7:10-11). Именно в таком смысле понимают данное правило и все авторитетные толкователи, а также сторонники допустимости развода и нового брака по причине прелюбодеяния[4]. Прп. Никодим Святогорец указывает, что это правило подразумевает оговорку Христа о прелюбодеянии и подчёркивает, что, по мысли правила, новый брак для таких супругов будет прелюбодеянием. То, что данное правило подразумевает полный запрет на новый брак по любой причине для обеих сторон, подтверждается фактом участия в соборе блж. Августина, хорошо известного своей бескомпромиссной позицией по вопросам развода и повторного брака при живом супруге[5].

Свт. Никодим (Милаш) пишет, что «о прекращении же совместной брачной жизни, когда на то есть уважительная причина, в этом правиле ничего не говорится, вследствие чего можно было бы заключить, что ни муж, ни жена никогда не могут вступить в новый брак, хотя и существовала бы какая-либо причина, ради которой они прекратили свою совместную брачную жизнь. Несомненно, что так и практиковалось в начале V века в карфагенской церкви, что подтверждается самым способом изложения данного правила». Однако согласившись, что так понималось и применялось это правило, когда оно было принято, он далее пишет, что в VII веке в Византии браки по уважительным причинам уже стали законно расторгаться, и невиновной стороне Церковь разрешала вступление в новый брак. Иоанн Зонара и Вальсамон, верно передавая мысль правила, его действительное применение стараются согласовать с изданными впоследствии императором Юстинианом законами о разводах, внесёнными в царские книги и имевшими силу в их время. Так, Вальсамон, соглашаясь с тем, что карфагенское правило запрещало любые браки после расставания, ссылаясь на императорские законы своего времени, просто объявляет, что «то, что содержится в настоящем правиле, как гораздо старшем, потеряло силу»[6]. Совершенно некорректно мнение Иоанна Зонары, который полагал, что, прося императора издать закон по этому вопросу, карфагенские отцы якобы желали, «чтобы был издан царский закон о нерасторжении браков без причины». Из показанного нами выше следует, что собор желал лишь подтверждения своего решения о безусловном запрете новых браков для расставшихся государственной властью[7].

Таким образом, понимая верно изначальный смысл правила, в котором даётся обоснование от Св. Писания, вошедшего в канонический корпус Восточной Православной Церкви, большинство толкователей признаёт, что в Византии действовали совсем другие законы, которые были изданы императорами.

Вопросам дисциплины брака посвящены некоторые канонические ответы свт. Василия Великого (ок. 330—379), одобренные Трулльским собором (691-692 г.). Наиболее известные из них – 9, 35 и 77 каноны –  весьма часто приводят в защиту повторного брака после развода по причине злонамеренного оставления супруга и прелюбодеяния. 9 канон звучит так:

«Изречение Господа о том, что не позволяется расторгать брак, кроме вины прелюбодеяния (Мф.5:32; 19:7), в соответствии с его смыслом, равно относится к мужчинам и женщинам. Однако обычай не таков, но по отношению к женщинам мы находим большую строгость, потому что апостол говорит: Совокупляющийся с блудницею становится одно тело с нею, а Иеремия: Если станет женой мужу иному, да не возвратится к мужу своему, но, оскверняясь, осквернена будет (см. Иер.3:1); и ещё: Содержащий прелюбодейку – безумен и нечестив (Притч.18:23). Однако же обычай повелевает, чтобы женщины держались своих мужей даже в том случае, если те и прелюбодействуют, и пребывают в блуде, так что не знаю, можно ли назвать прелюбодейкой ту, которая сожительствует с мужем, оставленным своей женой. Здесь упрек относится к той, которая оставила своего мужа: по какой причине она оставила брачную жизнь? Если её били, а она не могла снести побоев, надлежало скорее терпеть, чем разводиться с живущим с ней в браке; если не выносила материального ущерба, то и эта причина не уважительна. Если же из-за того, что он жил в блуде, то в обычае церковном мы не находим такого правила, даже более того, жене велено не отлучаться и от неверующего мужа, но оставаться с ним, потому что исход не известен: Почему ты знаешь, жена, не спасёшь ли мужа? (1Кор.7:16). Так что оставившая мужа – прелюбодейка, если ушла к другому мужу. А оставленный заслуживает снисхождения, и сожительствующая с ним не осуждается. Впрочем, если муж, оставив жену, ушел к другой, то и он прелюбодей, потому что вынуждает свою жену прелюбодействовать, и живущая с ним – прелюбодейка, потому что увлекла к себе чужого мужа».

Хотя данное правило не совсем ясно во всех аспектах (что и породило различие в толкованиях), тем не менее, мы считаем, что оно не говорит о нормальности и законности брака невиновной стороны по прелюбодеянию (или злонамеренному оставлению супруга) другой[8]. Приведём для этого обоснование.

Во времена св. Василия был ещё дохристианский обычай, который несправедливо позволял мужчине больше, чем женщине, в плане супружества. Если жена изменяла мужу, её безоговорочно выгоняли, а если изменял муж — жена не могла от него уйти вовсе. Кроме того, мужчина, вступивший в связь с незамужней женщиной, если сам находился в браке, не считался прелюбодеем, но только блудником, что и сказывалось на различии тяжести церковных наказаний (см. 21-е правило св. Василия Великого). Св. Василий признаёт, что право оставить прелюбодейного супруга, по Евангелию, принадлежит обоим супругам, но не то в обычае. Принимая во внимание обычай, святитель не решается назвать прелюбодейкой женщину, сожительствующую с брошенным мужем. Но он вовсе не говорит, что в этом сожительстве нет греха. Просто вся тяжесть этого греха ложится на жену, бросившую мужа, по любой из причин, и «взятую им вторую жену не осуждают как прелюбодейку» (прп. Никодим Святогорец в толковании на 9 правило), поскольку ответственность за грех, как это предполагается обычаем, целиком на жене. Но это вовсе не означает, что греха в новых отношениях нет, просто он меньше на муже, поэтому ему и оказывается снисхождение. Наше объяснение подтверждается и словами Феодора Вальсамона, который в толковании на 87 правило Трулльского собора замечает, что «правила святого Василия, то есть 9-е и 21-е, говорят, что жена, совокупившаяся с другим, прелюбодействует, а муж, блудодействующий с другою, не подвергается осуждению (ибо не имеем, говорит, правила подвергати его вине прелюбодеяния). <…> Есть различие между мужем, совокупившимся со свободною женщиною, когда ещё жива жена его, и тем, который привел вторую супругу в брачное общение. Ибо тот не прелюбодействует, а наказывается как блудник, а этот прелюбодействует и наказывается как прелюбодей». Как можно видеть из этого толкования, Вальсамон считает, что упомянутый в 9-м правиле муж, совокупившийся с другой женщиной, не подвергается только осуждению прелюбодеяния, но обвиняется в блуде. Толкователь находит корректным соотносить это правило с 21-м правилом того же отца. Данное объяснение также поддерживает автор статьи в «Православной энциклопедии», который пишет о свт. Иннокентии Римском: «Относительно прелюбодеяния он исходил из принципа о равной тяжести греха мужа и жены вопреки мнению свт. Василия Великого (Васил. 9 = Basil. Magn. Ep. 188), считавшего грех мужа менее тяжким»[9].

То, что св. Василий не допускал возможности законного христианского брака при живом супруге даже после его прямой измены, видно из завершения 9-го правила: «Впрочем, если муж, оставив жену, ушёл к другой, то и он прелюбодей, потому что вынуждает свою жену прелюбодействовать». Прп. Никодим комментирует ещё более ясно: «Однако если и муж оставит свою жену не по вине блуда и возьмет другую, он прелюбодей, потому что заставил свою жену совершить прелюбодеяние, в том случае когда она вышла замуж за другого ещё при живом первом муже». Об этом же святитель ясно говорит и в 48 правиле, ссылаясь на Мф. 5:32. Следует обратить внимание на то, что если в середине 9-го правила он описывает церковный обычай, который как бы нехотя оправдывает[10], то в конце, где он ясно пишет о том, что новый брак при живом супруге для обеих сторон будет прелюбодеянием, обоснование идёт уже прямо евангельское. И здесь нужно допустить либо согласие святителя с тем, что повторный брак греховен для жены, но не греховен для мужа, то есть двойные стандарты (что противоречит словам самого святителя в начале правила), либо признать, что новый брак для мужа при живой жене не будет законным перед Богом и Церковью.

Остальные правила свт. Василия Великого по этой теме мы рассмотрим в составе 87 правила Трулльского собора.

Итоговыми и самыми авторитетными источниками права по этой теме принято считать каноны Трулльского собора, который и утвердил все рассмотренные нами прежде каноны как законы для всей Церкви. Основным каноном, в котором сторонники допустимости повторного брака видят для этого основания, является 87 правило Трулльского собора:

«Оставившая мужа – прелюбодейка, если вышла за другого, согласно священному и божественному Василию, который весьма уместно привёл из пророчества Иеремии следующие слова: «Если станет женой мужу иному, да не возвратится к мужу своему, но, оскверняясь, осквернена будет» (см. Иер. 3:1), и ещё: содержащий прелюбодейку – безумен и нечестив (Притч. 18:23). Поэтому если окажется, что жена без оснований ушла от мужа, то он достоин снисхождения, а она – епитимии. Снисхождение же будет оказано ему в том, что он может находиться в общении с Церковью. Но тот, кто оставляет жену, законно с ним сочетавшуюся, и приводит другую, подлежит, по слову Господа (Мф. 5:32~и 19:9; Мк. 10:11; Лк. 16:18), осуждению за прелюбодеяние».

Следует сказать, что это правило составлено из нескольких правил св. Василия Великого (9, 35, 77), без каких-либо изменений. Основной вопрос здесь состоит в том, каковы последствия оставления женою мужа для последнего и в чём именно ему оказывается снисхождение. Алексей Аристин, автор толкования на 35 правило св. Василия Великого в Кормчей книге, прп. Никодим Святогорец, русский канонист еп. Иоанн (Соколов)[11], а вслед за ним свт. Никодим (Милаш), видят в «снисхождении» мужу, кроме отказа от наложения епитимии[12], дозволение на вступление его в новый брак. Однако серьёзных оснований для такого расширенного толкования «снисхождения», если оставаться в рамках канонов, нет. Как справедливо отмечает проф. Т. В. Барсов, «собор находит возможным только мужа, оставленного без причины, не подвергать наказанию, сохраняя ему, в виде снисхождения, общение с церковью, но не говорит о возможности нового брака для разведшихся супругов»[13]. Это же толкование находим у Зонары и Вальсамона, которые поясняют, что муж достоин снисхождения (то есть неналожения епитимии) при условии, что он не подал достаточного повода для жены, чтобы уйти от него. В толковании на 35 правило св. Василия Великого Зонара пишет прямо: «Оставившая своего мужа, если удалилась без благословной причины, подвергается епитимии; а муж прощается, не так – чтобы пользоваться другою, но чтобы не быть отлученным от церкви». Что касается права жены, оставившей мужа по достаточным основаниям, выйти повторно замуж, то это исключается самим св. Василием Великим в его 9-м правиле.

Следует обратить особое внимание на то, к каким серьезным последствиям приводит представление о том, что невиновной в измене стороне разрешается повторный брак. 28 мая 1904 года Св. Синод Российской Церкви принял решение о том, чтобы дозволить супругу, виновному в измене, после исполнения епитимии, позволить вновь вступить в законный христианский брак. Хотя осуждение таковых лиц на пожизненное безбрачие «вытекает из евангельского нравственного учения и практики древней Церкви»[14], священноначалие нашло возможным отменить этот запрет. Одним из главных обоснований такого решения русские канонисты называли то, что если «супруг, не виноватый в прелюбодеянии, может после развода с виновным вступить в новый брак, то это значит, что для него первый брак уже не существует; а если он не существует для невинной стороны, то не может продолжаться и для виновной, ибо союз двух, расторгнутый для одного, необходимо уничтожается и для другого. А отсюда само собою следует, что если невиновный в разводе супруг, вступая в новый брак, не совершает прелюбодеяние, то нельзя признавать прелюбодеянием и второй брак виновного»[15]. Очевидно, что такое обоснование совершенно противоречит древним канонам и учению святых отцов, которые прямо говорили, что повторный брак для виновных в измене не перестает быть прелюбодеянием (что рушит саму логику данного обоснования). Так, свт. Иоанн Златоуст, комментируя слова ап. Павла, говорит: «»Жена связана законом, доколе жив муж ее», так что, хотя бы он дал ей запись отпущения, хотя бы она оставила дом и ушла к другому, она связана законом, она и в таком случае – прелюбодейка. Поэтому, если муж захочет отвергнуть жену, или жена оставить мужа, то пусть вспомнит это изречение и представит присущим Павла, который, осуждая её, вещает: «Жена связана законом». Как беглые рабы, хотя оставляют господский дом, влекут за собой и свои цепи, так и жёны, хотя бы оставили мужей, имеют вместо цепей закон, который осуждает их, обвиняет в прелюбодеянии, осуждает и тех, которые берут их, и говорит: муж ещё жив, и дело это есть прелюбодеяние»[16]. Свт. Василий Великий в уже знакомом нам 9-м правиле предостерегает: «Если муж, оставив жену, ушёл к другой, то и он прелюбодей, потому что вынуждает свою жену прелюбодействовать, и живущая с ним – прелюбодейка, потому что увлекла к себе чужого мужа». Также и в 39-м правиле: «Живущая с прелюбодеем во все это время является прелюбодейкой», даже после исполнения всего срока епитимии, как замечают толкователи. В полном согласии с этими святыми отцами рассуждает и блж. Августин: «Как этот мужчина (берущий в жёны разведенную – С. Ф.) будет прелюбодеем, если не по причине того, что женщина, на которой он женился, остается женою того, во все время жизни, кто отверг её? Если женщина, к которой он присоединился, стала его женой, то конечно, он не может считаться прелюбодеем. Однако он прелюбодей, потому что женщина, с которой он стал жить, является женой другого. Отсюда по необходимости следует, что она всегда является женой того, кто её отверг, даже если это произошло по причине её прелюбодеяния. Если бы она перестала принадлежать своему первому мужу, по самому факту принадлежности второму, и если она действительно стала его женой, то последний должен считаться не прелюбодеем, а законным мужем»[17].

Из нашего обзорного исследования следуют такие выводы:

Часть авторитетных толкователей (однако не все из них) видит в перечисленных канонах обоснование для нового брака для брошенного женой мужа (брошенная жена, независимо от причины, должна оставаться безбрачной до смерти мужа). К этому они приходят путем расширенного толкования некоторых двусмысленных выражений, которые могут быть интерпретированы иначе. Но чаще толкователи просто объявляют эти каноны устаревшими на том основании, что в Византии были приняты императорские законы, которые дозволяют в некоторых случаях развод и повторный брак. Здесь уместно привести справедливые слова проф. Т. В. Барсова: «Осуждая произвольный развод супругов и самовольное затем заключение ими новых браков, Христос Спаситель вовсе не выражал мысли, что для уврачевания настоящего зла необходимо ввести юридические приемы и обставить юридическими последствиями расторжение брака. Напротив, Он в самом основании считал несовершенным древний закон и вследствие сего предлагал новый в духе первоначального установления брачного союза»[18]. Мнение о том, что древние каноны не содержат позволения повторного брака для обоих разведенных супругов, независимо от причины, кроме этого известного русского канониста, разделял также доктор церковной истории Л. И. Писарев[19]. То, что каноны не содержат такого разрешения, косвенно подтверждается в «Основах социальной концепции РПЦ»; их составители в обосновании разрешения разводов и повторных браков, ссылаются не на каноны, а на византийскую и российскую церковную практику, основанную на светских законах (Х.3).

2. Следование тем толкованиям, которые видят в правилах свт. Василия Великого разрешение на новый брак для брошенного мужа, неизбежно ведёт к тому, чтобы: а) констатировать их противоречие с другими канонами (102 Карф.); б) выбрать из канонов тот, который больше соответствует существующей практике, объявив противоречащее ей правило устаревшим. Кроме этого, такой подход ведёт к признанию того, что Вселенский собор узаконил двойные стандарты в отношении покинутых супругов, существовавшие в греко-римском обществе: новый брак для покинутой жены – прелюбодеяние, для покинутого мужа – законный союз, который даже может быть венчан.

3. Хотя некоторые из императорских законов о поводах к разводу были включены в Кормчую книгу, это не делает их равноценными канонам[20] и общеобязательными для всей Церкви, особенно, если они противоречат канонам (что не скрывают толкователи). То, что для Русской Церкви законы Византийской империи не являются чем-то безусловно авторитетным и обязательным[21], очевидно при чтении Устава Русской Православной Церкви, где перечисляются все авторитетные источники, которыми она руководствуется в своей деятельности (I, 4).

4. Дозволение разводов и повторных браков для невиновной стороны совершенно естественно и неизбежно привело к возможности дозволить повторный брак и виновной стороне (что было запрещено в византийском законодательстве[22]), что уже вполне очевидно противоречит евангельскому учению, канонам и авторитетным суждениям отцов Церкви.

—————————————————

[1] Брак в Православии. Клин, 2004. С. 39.

[2] Барсов Т. В. О последствиях расторжения брака в случае прелюбодеяния. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Timofej_Barsov/o-posledstvijah-rastorzhenija-braka-v-sluchae-prelyubodejanija/).

[3] См. прп. Никодим Святогорец. Пидалион. Т. 3. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Svjatogorets/pidalion-pravila-pravoslavnoj-tserkvi-s-tolkovanijami-tom-3-pravila-pomestnyh-soborov/12_2

[4] Проф. Н. Н. Глубоковский подчёркивает строгость карфагенского канона, по сравнению с другими. См.: Развод по прелюбодеянию и его последствия по учению Христа Спасителя. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Nikolaj_Glubokovskij/razvod-po-prelyubodejaniyu-i-ego-posledstvija-po-ucheniyu-hrista-spasitelja/#0_2

[5] Свои взгляды по этой теме святой аргументированно изложил в двух книгах «О прелюбодейных супружествах».

[6] Обращаясь к толкованиям Феодора Вальсамона, следует знать, что в своём подходе он стремился «разъяснить тёмные места канонов, указать и устранить встречающиеся между ними разночтения и противоречия с государственными постановлениями» (Певцов В., прот. Лекции по церковному праву. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Vasilij_Pevcov/lektsii-po-tserkovnomu-pravu/1_1_5).

[7] В духе карфагенского постановления рассуждали и ближайшие к нему по времени иные поместные соборы Запада, «галльские и ирландские, которые или подвергают отлучению мужа в том случае, если он женится на жене другого при его жизни, или отлучают христианку за то, что она оставляет мужа и выходит за другого, или требуют возвращения прелюбодейной жены к её мужу» (Барсов Т. В. О последствиях расторжения брака в случае прелюбодеяния. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Timofej_Barsov/o-posledstvijah-rastorzhenija-braka-v-sluchae-prelyubodejanija/).

[8] Разрешение на новый брак для покинутой стороны в правилах св. Василия видят: Алексей Аристин, автор толкования на 35 правило св. Василия Великого в Кормчей книге, прп. Никодим Святогорец, русский канонист еп. Иоанн (Соколов), а вслед за ним св. Никодим (Милаш). То же понимание 9 правила можно видеть в определении Св. Синода Российской Церкви от 28 мая 1904 г. о снятии запрета на вступление в новый брак для супруга, совершившего измену. См.: Григоровский С. Краткий исторический очерк нового закона об отмене осуждения на всегдашнее безбрачие // О разводе. Причины и последствия развода и бракоразводное судопроизводство. URL: https://azbyka.ru/otechnik/pravila/o-razvode-prichiny-i-posledstvija-razvoda-i-brakorazvodnoe-sudoproizvodstvo/3_10

[9] Зайцев Д. В. Иннокентий I // Православная энциклопедия. Т. 23. URL: https://www.pravenc.ru/text/468771.html

[10] Описание этого несправедливого обычая не становится канонической нормой, от того, что оно одобрено Трулльским собором и вошло в канонический корпус. Очевидно, что сам святитель не считал его нормой, как и другие св. отцы. См. св. Никодим (Милаш). Толкование 9 правила св. Василия Великого // Правила Святых Отцов Православной Церкви с толкованиями. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Milash/pravila-svjatyh-ottsov-pravoslavnoj-tserkvi-s-tolkovanijami/10 Свт. Иоанн Златоуст прямо осуждает превратное понимание ответственности за посторонние связи в браке: «Знаем, что многие называют прелюбодеянием только то, когда кто развращает замужнюю женщину; но что касается меня, то с общественной ли блудницей или с рабой, или с какой-нибудь другой женщиной, не имеющей мужа, соединяется беззаконно и распутно человек, имеющий жену, это я называю прелюбодеянием. Вина прелюбодеяния зависит не только от тех, которым наносится позор, но и от тех, которые наносят его. Не говори мне теперь о внешних законах, которые жен прелюбодействующих влекут в судилище и подвергают наказаниям, а мужей, которые имеют жен и развратничают с служанками, оставляют без наказания; я прочитаю тебе закон Божий, который равно укоряет и жену, и мужа, и называет это дело прелюбодеянием» (Беседа на слова апостола: «Но, во избежание блуда, каждый имей свою жену» (1Кор.7:2)).

[11] Этот толкователь обосновывает свое объяснение снисхождения простой ссылкой на 93 правило Трулльского собора, которое говорит о другом снисхождении, связанном с вероятной смертью мужа на войне.

[12] Примечательно, что прп. Никодим Святогорец все же считает, что такой муж, хотя и может повторно жениться, должен быть отлучен от причастия: «Снисхождение же, которое получит ее муж, состоит в том, что он может стоять вместе с верными в церкви и не отлучается, однако не причащается Божественных Таин».

[13] О последствиях расторжения брака в случае прелюбодеяния. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Timofej_Barsov/o-posledstvijah-rastorzhenija-braka-v-sluchae-prelyubodejanija/

[14] Цыпин В., прот. Брак // Православная энциклопедия. Т. 6. URL: https://www.pravenc.ru/text/153321.html#part_11

[15] Григоровский С. Краткий исторический очерк нового закона об отмене осуждения на всегдашнее безбрачие // О разводе. Причины и последствия развода и бракоразводное судопроизводство. URL: https://azbyka.ru/otechnik/pravila/o-razvode-prichiny-i-posledstvija-razvoda-i-brakorazvodnoe-sudoproizvodstvo/3_10

[16] Беседа на слова: «Жена связана законом, доколе жив муж ее..». URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/besedy_o_brake/#0_2

[17] De adulterinis coniugiis. Lib. 1, XII.

[18] О последствиях расторжения брака в случае прелюбодеяния. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Timofej_Barsov/o-posledstvijah-rastorzhenija-braka-v-sluchae-prelyubodejanija/

[19] См.: Брак и девство при свете древнехристианской святоотеческой письменности. URL: https://azbyka.ru/brak-i-devstvo-pri-svete-drevnexristianskoj-svyatootecheskoj-pismennosti

[20] Феодор Вальсамон пишет: «Каноны имеют больше силы, нежели законы государственные, ибо они, каноны, как обнародованные и утверждённые святыми отцами и императорами, имеют такое же значение, как Священное Писание, а законы изложены лишь императорами и поэтому не могут возвыситься над Священным Писанием и канонами» (Номоканон в XIV титулах. Титул I. Глава 3).

[21] Ср. с мнением свт. Филарета Московского, который считал, что узаконения греческих императоров «имели законную силу в греческой церкви, а в империи Российской и пред Св. Синодом российским законной силы не имеют» (Цит. по: Меньшиков А. Воззрения московскаго митрополита Филарета по вопросам: о церковном законодательстве, о материальном обезпечении духовенства, о снятии священнаго сана и о браке. Казань, 1894. С. 23).

[22] См.: Phot. Nom. XI, 1; XII, 5; Кормчая. Гл. 48; Prochiron. 49. Если согласиться со сторонниками безусловной обязательности византийских государственных законов для всей Церкви, то Св. Синод в указе от 28 мая 1904 г. явно нарушил законы Вселенской Церкви в сфере брачного права (впрочем, как и ряд других Поместных Церквей, которые сделали это ещё раньше).

 

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (3 оценок, среднее: 5,00 из 7)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 8 месяцев

Сергей Фёдоров

Сергей Фёдоров 0
Магистр богословия
Комментарии: 5Публикации: 56Регистрация: 28-10-2016

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .