Был ли св. Лев Великий несторианином?

15 марта, 2021 Учение Церкви Комментарии : 0
Читали : 109

Автор: Григорий Лагодич

ВСТУПИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

В данной краткой заметке я высказываю лишь свое личное непрофессиональное мнение.

В группе «Сакральные тексты» антихалкидонит Давид Касабов опубликовал пост, в котором делает предположение о том, что св. Лев Великий был несторианином [1]. Сначала Давид приводит латинский оригинал томоса св. Льва Великого:

«Salva igitur proprietate utriusque naturae et substantiae, et in unam coeunte personam, suscepta est a majestate humilitas, a virtute infirmitas, ab aeternitate mortalitas».

Затем автор переводит слово «субстанция» как слово «ипостась», мотивируя это тем, что «калькой латинской «субстанции» в греческой терминологии является именно «ипостась» [1]. В итоге на русском мы получаем следующую фразу:

«Таким образом, при сохранении свойств двух природ и ипостасей и при соединении их в одном лице, восприняты величием уничижение, могуществом немощь, вечностью смертность».

Подобный перевод дает повод Давиду сделать предположение о том, что «одна Персона, две натуры и субстанции» св. Льва аналогичны «двум природам (кйанам) с их ипостасями (кномами) в одном Лице (Парсопе)» согласно вероучению Ассирийской Церкви Востока [2]. Попутно автор поста утверждает, будто св. Лев Великий не употреблял термин Богородица [3]. На этом остановимся позже.

Давид, анализируя текст св. Льва Великого в оригинале, замечает, что в отрывке «Agit enim utraque FORMA cum alterius communione, quod proprium est: Verbo scilicet operante quod Verbi est, et carne exsequente quod carnis est. Unum horum coruscat miraculis, aliud succumbit injuriis» «FORMA» переведено как «природа», но дословно данное слово переводится как «образ».

Автор пишет:

«…обратите внимание, что «форму» надо переводить исключительно как «природа», иначе получится ересь, но, если мы это делаем, то в результате получаем, что одна из действующих природ Христа — это Бог Слово, а вторая действующая природа Христа – это Его Плоть…

…как может второе Лицо (Ипостась) Троицы — Бог Слово из Ипостаси превратиться в одну из двух действующих природ Христа?…

Очевидно, что для автора текста Богочеловек действует двумя «природами»: первая «природа» – это Лицо (Ипостась) Бога Слова и вторая «природа» — это Его Плоть. С точки зрения традиционного христианского вероучения это —недопустимая формулировка… Поэтому уже «две природы» и «две субстанции» не кажутся просто повторением одного и того же; больше похоже на то, что речь действительно была о двух действующих, один из которых — Бог Слово, т.е. речь действительно о двух ипостасях [1].

Теперь перейдем к поступательному анализу.

I УЧЕНИЕ ЦЕРКВИ ВОСТОКА И ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

Н. Селезнев пишет:

«Расхождение с халкидонской формулой (и соответственно с определениями конфессий явно Александрийской ориентации) выражалось в неприятии Церковью Востока «ипостасного единства». Понятие «ипостаси» (кнома), однако, в истории доктрин Церкви Востока совсем не то же что понимается под термином ὑπόστασις в халкидонском вероопределении, отождествившем ὑπόστασις с πρόσωπον, и особенно отличается от разработанного в концепции «воипостазирования» Леонтия Византийского понимания» [4]

«Наиболее ясно различие в содержании понятий кнома и ὑπόστασις видно в подробных христологических дискурсах Мар Баввая Рабба…Совершенно очевидно, что…термин кнома, переводимый в грекоязычных кругах Антиохийского направления как ὑπόστασις, означал конкретизированную природу, противопоставленную природе абстрактной, понимаемой как не реальное, но лишь мыслимое понятие. [4, 5]

В свою очередь православное богословие, опираясь на труды Великих Каппадокийцев, понимает ὑπόστασις с одной стороны как частное или конкретное бытие (в отличие от сущности и природы, ставших наименованиями общего бытия, в котором совместно участвуют отдельные индивиды), с другой стороны как самостоятельное бытие [6].

В соответствии с данным пониманием Православная Церковь на 4 ВС формулирует свое учение так:

«Последуя святым отцам, все согласно научаем исповедовать одного и того же (ἕνα κα τὸν αὐτόν) Сына, Господа нашего Иисуса Христа… в двух естествах неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно познаваемого (ἐν δύο φύσεσιν ἀσυγχύτως ἀτρέπτως ἀδιαιρέτως ἀχωρίστως γνωριζόμενον), так что соединением нисколько не упраздняется различие естеств (οὐδαμοῦ τῆς τῶν φύσεων διαφορᾶς ἀνηιρημένης διὰ τὴν ἕνωσιν), но скорее сохраняется свойство (ἰδιότητος) каждого естества и они соединяются в одно Лицо и одну Ипостась (εἰς ἓν πρόσωπον κα μίαν ὑπόστασιν συντρεχούσης)» (ACO. T. 2. Vol. 1 (2). P. 129-130).» [7]

С точки зрения Православной Церкви, Господь Иисус Христос сложная Ипостась, тождественная простой Ипостаси невоплощенного Логоса, состоящая из двух природ, Божественной и Человеческой, соединенных по Ипостаси неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно [8]. При этом Ипостасью для обеих природ, Божественной и Человеческой, является Ипостась Слова, Второго Лица Пресвятой Троицы [9]. Божество и человечество Христа, будучи частями Целого, не существуют самостоятельно и не являются ипостасями. В этом отношении ипостась, очевидно, не тождественна кноме.

Таким образом:

1) Церковь Востока разделяла понятия парсопа (просопон) и кнома (ипостась);

2) Православная Церковь, в соответствии со своей традицией, отождествляла понятия Просопон (Лицо) и Ипостась;

3) термин кнома означал конкретизированную природу, противопоставленную природе абстрактной, понимаемой как не реальное, но лишь мыслимое понятие; с точки зрения Церкви Востока, поскольку во Христе должно быть две природы (кйаны), то должно быть две ипостаси (кномы) в одном Лице (парсопе).

II ПОНИМАНИЕ NATURA, SUBSTANTIA И PERSONA В ЛАТИНСКОЙ ПАТРИСТИКЕ

Зададимся теперь вопросом понимания латинскими отцами до Халкидона  слов natura, substantia и persona. Обратимся к такому выдающемуся и замечательному учителю Православной Церкви как св. Августин. Святитель пишет:

«…для того, чтобы высказаться о том, что невыразимо, дабы мы смогли хоть как-то выразить то, что невозможно выразить, наши греки говорят об одной сущности и трех субстанциях (una essentia, tres substantiae), латиняне же – об одной сущности или субстанции и трех лицах (una essentia uel substantia, tres personae) (ибо, как я уже говорил, в нашем языке, т.е. латыни, сущность (essentia) и субстанция (substantia) обычно мыслятся тождественными)…. Ибо они, говоря о трех субстанциях и одной сущности (tres substantias, unam essentiam), имеют в виду то же, что и мы, говоря о трех лицах и одной сущности или субстанции (tres personas, unam essentiam uel substantiam[10].

Таким образом, в латинской патристике слово «сущность» переводилось как «essentia» или «substantia» а слово ипостась как «persona».

Цитируя Боэция, Давид Касабов упустил важный момент. Безусловно, грамматически «..oysia — это то же самое, что «сущность» (essentia); oysiosis — то же, что «субсистенция»; hypostasis — то же, что «субстанция»; prosopon — то же, что «лицо»» . Однако Православная Энциклопедия пишет:

«Боэций прямо указывал, как эти термины должны использоваться в триадологии: в Боге есть одна οὐσία или οὐσίωσις, т. е. одна «сущность или осуществленность Божества» (essentia vel subsistentia deitatis), и три ὑποστάσεις, т. е. «три субстанции» (tres substantias). Согласно этому и говорится, что «у Троицы единая сущность, но три субстанции и три Лица» (unam Trinitatis essentiam, tres substantias, tresque personas) (Ibidem). При этом Боэций замечал, что обычное церковное словоупотребление на Западе не позволяет говорить о Боге «три субстанции» (tres substantias). Однако, по убеждению Боэция, если бы не это устоявшееся словоупотребление, можно было бы применить слово «субстанция» к Богу — не в том смысле, что Он как бы находится под др. вещами в качестве их подлежащего (quasi subjectum supponeretur), но в том смысле, что Он предшествует всем прочим вещам и тем самым как бы подлежит (subesset) им в качестве их Первоначала, подавая им возможность существовать (subsistere) (Ibidem)» [7].

И далее ПЭ пишет о том, что наряду с substantia и persona некоторые латинские авторы в качестве эквивалента термина «ипостась» использовали термин subsistentia, который в таком случае противопоставлялся термину substantia, интерпретируемому как эквивалент греч. οὐσία. В частности приводятся в пример высказывания Мария Викторина (+363), который перевел греческую тринитарную формулу «из одной сущности суть три ипостаси» (ἐκ μιᾶς οὐσίας τρεῖς εἷναι τὰς ὑποστάσεις) как «de una substantia tres subsistentias esse» (Mar. Vict. Adv. Ar. II 4); Руфина Аквилейского (+345—410): «Субстанция обозначает саму природу какой-либо вещи и ее рациональный принцип, благодаря которому она существует (ipsam rei alicujus naturam rationemque, qua constat); а субсистенция указывает на то, что какое-либо лицо существует и обладает самостоятельным бытием (quod extat et subsistit)» (Rufin. Hist. eccl. I 29). И далее ПЭ пишет о том, что в конце V — нач. VI в. термин subsistentia наряду с более употребительным термином persona стал использоваться не только в триадологическом, но и в христологическом контексте. Так, например, Иоанн Максентий и Факунд, еп. Гермианский при цитировании вероопределения Вселенского IV Собора (Халкидонского ороса) переводили термин «ипостась» с помощью слова subsistentia [7].

Теперь, исходя из всего вышеизложенного, мы можем абсолютно точно утверждать, что св. Лев Великий в своем высказывании «Salva igitur proprietate utriusque naturae et substantiae, et in unam coeunte personam» под словом «substantia» имел в виду природу или сущность, поскольку именно в таком контексте учили латинские святые отцы. Критикуемый Давидом Касабовым перевод на русский язык верен. На мой взгляд, предположения Давида могли быть верны, если бы св. Лев вместо слова substantia употребил слово subsistentia.

III ПЕРЕВОД СЛОВА FORMA И УЧЕНИЕ СВ. ЛЬВА ВЕЛИКОГО

Что же касается слово forma, то, по утверждению св. Иоанна Дамаскина:

«Святые отцы, отказавшись от бесполезных словопрений, общее и о многих предметах высказываемое, т.е. низший вид, назвали субстанцией (ουσιαν), природой (φυσιν) и формой (μορφην), – например, ангела, человека, собаку и т. п. В самом деле, (слово) ουσια – субстанция – происходит от (глагола) ειναι, а φυσις – природа – от глагола πεφυκεναι, но ειναι и πεφυκεναι означают одно и то же – быть, существовать. Равным образом слова ειδος – вид и μορφη – форма – имеют значение одинаковое со словом phusis – природа. Единичное же (μερικον) они назвали индивидом (ατομον), лицом, ипостасью, например, Петра, Павла.» [11]

Поэтому весьма правомочно переводить слово forma как «природа». Из контекста Томоса становится очевидным факт отождествления св. Львом «сущности» и «формы». Так, св. Лев пишет: «Посему Тот, который, пребывая в образе Божием, сотворил человека, Он же самый соделался человеком, приняв образ рабаОба естества сохраняют свои свойства без всякого ущерба. Как образ Божий не уничтожает образа раба, так и образ раба не умаляет образа Божия.» [12]

Св. Лев учит: «Каждое из двух естеств в соединении с другим действует так, как ему свойственно: Слово делает свойственное Слову, а плоть исполняет свойственное плотиОдно из них сияет чудесами, другое подлежит страданию… Алкать, жаждать, утруждаться и спать, очевидно, свойственно человеку; но пять тысяч человек насытить пятью хлебами, но жене самарянской дать воду живую, от которой пиющий не будет уже более жаждать, но немокрыми ногами ходить по поверхности моря и утишением бури укрощать возмущение волн, без сомнения, есть дело божественное. Как не одного и того же естества дело – и плакать из сострадания по умершем друге, и его же, по удалении камня от четверодневной могилы, воскрешать к жизни силою одного слова; или – висеть на древе, и в то же время превратить день в ночь и поколебать все стихии: или – быть пригвожденным (ко кресту), и в то же время отверзать вере разбойника двери рая (о многом умалчиваем): так не одному и тому же естеству свойственно говорить: «Аз и Отец едино есма» (Иоан. 10, 30), и – «Отец Мой болий Мене есть» (Иоан. 14, 28). Ибо хотя в Господе Иисусе одно лице – Бога и человека; однако иное то, откуда происходит общее того и другого уничижение, и иное то, откуда проистекает общее их прославление. От нашего (в Нем естества) у Него есть меньшее Отца человечество, а от Отца у Него есть равное с Отцем божество» [12].

Давид удивляется, как же «одна из действующих природ Христа — это Бог Слово, а вторая действующая природа Христа – это Его Плоть;… как может второе Лицо (Ипостась) Троицы — Бог Слово из Ипостаси превратиться в одну из двух действующих природ Христа».

В православном богословии субъектом обоих воль и действий Христа является Ипостась, т.е. Сам Христос, который действует по двум своим природам [13, 14]. В контексте антинесторианской полемики имя «Логос» (Слово) употреблялось не только для обозначения Ипостаси, но и для обозначения Божественной природы. И делал это сам св. Кирилл Александрийский [14]. Поэтому ни о каком «превращении Бога Слова в одну из действующих природ Христа» мы говорить не можем. Остается только удивляться, почему «формулировки» св. Кирилла Александрийского кажутся Давиду Касабову, чаду ААЦ«недопустимыми с точки зрения традиционного христианского учения».

Отдельно отмечу, что учение о двух волях во Христе Православная Церковь утвердила на 6 ВС, опираясь на учение св. Кирилла и св. Льва [15].

В свою очередь, Н. Селезнев, которого цитирует Давид в одном из своих постов, пишет:

«Если греко-романскому богословию, во многом благодаря влиянию Аристотеля, свойственно воспринимать волю или действие как свойство природы и, исходя из двойственности природ, делать вывод о двойственности воль во Христе, то в традиции восточно-сирийской богословской мысли воля и действие – прежде всего проявление личности, тогда как некое отвлеченное «воление» или «действование» природы проявляется в кноме. Поэтому традиционной христологической формулой Церкви Востока стало исповедание «Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа, совершенного Бога и совершенного Человека в единстве, две природы, две кномы, в Одном Лице, одном господстве и одной воле».» [4].

Церковь Востока учила об одной воле и одном действии во Христе. Что еще раз убеждает нас в том, что св. Лев Великий ни в коей мере и не учил так, как учит Ассирийская Церковь Востока.

IV НАЗЫВАЛ ЛИ СВ. ЛЕВ ВЕЛИКИЙ ДЕВУ МАРИЮ БОГОРОДИЦЕЙ?

Св. Лев учил: «Ничто в это беспримерное Рождество не вошло от вожделения плоти, ничто не влилось от закона греха. Избирается Дева из колена царя Давида, Которая, восприняв Святой Плод, богочеловеческое потомство (divinam humanamque prolem) принимает сперва душою, а потом уже и телом. И чтобы (не ведая (тайну) высшего замысла столь необыкновенного дела) не оказалась Она объята страхом, из ангельской беседы узнает о том, что в Ней действовал Святой Дух. Поэтому не считает это потерей целомудрия Та, Которая скоро станет Матерью Божией (Dei genitrix)» [16].

Термин Dei genitrix тождественен термину Богородица.

Таким образом, св. Лев Великий называл Деву Марию Богородицей.

ВЫВОДЫ:

1) Церковь Востока разделяла понятия парсопа (просопон) и кнома (ипостась). Православная Церковь в соответствии со своей традицией отождествляла понятия Просопон (Лицо) и Ипостась. Термин кнома означал конкретизированную природу, противопоставленную природе абстрактной, понимаемой как не реальное, но лишь мыслимое понятие. С точки зрения Церкви Востока, поскольку во Христе должно быть две природы (кйаны), то должно быть две ипостаси (кномы) в одном Лице (парсопе). В свою очередь, Православная Церковь понимала ипостась как самостоятельное бытие. Божество и человечество Христа, будучи частями Целого – не существуют самостоятельно и не являются ипостасями. В этом отношении, ипостась, очевидно, не тождественна кноме.

2) В латинской патристике уже до момента проведения 4 ВС термины substantia и natura отождествлялись и понимались как «сущность», в свою очередь термин «ипостась» переводился латинскими отцами словами persona и subsistentia. Следовательно, вполне правомочен перевод фрагмента томоса св. Льва «Salva igitur proprietate utriusque naturae et substantiae, et in unam coeunte personam, suscepta est a majestate humilitas, a virtute infirmitas, ab aeternitate mortalitas» как «Таким образом, при сохранении свойств двух природ и субстанций (двух естеств) и при соединении их в одном лице, восприняты величием уничижение, могуществом немощь, вечностью смертность». Если бы св. Лев употребил вместо слово substantia слово subsistentia, можно было бы говорить о каком-то подобии христологической формулировке Церкви Востока «две природы (кйаны) с их ипостасями (кномами) в одном Лице (Парсопе)».

3) Слово forma вполне правомочно переводить как «природа», поскольку святые отцы Православной Церкви отождествляли субстанцию, форму и природу. Св. Лев Великий и св. Кирилл Александрийский учили о двух волях или действиях во Христе. Церковь Востока учила об одной воле.

4) Св. Лев Великий именовал Деву Марию Матерью Божией (Dei genitrix), что является тождественным именованию «Богородица».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.

Св. Лев Великий святой отец, выдающийся богослов Православной Церкви, учение которого нисколько не может отождествляться с учением о Христе Церкви Востока.

P.S. «…и не говорим, что блаженная Дева Мария зачала человека без божества, который, быв произведен Святым Духом, после был воспринят Словом, за что достойно и справедливо осудили мы Нестория, который проповедовал это; – но говорим, что Христос Сын Божий есть истинный Бог, рожденный от Бога Отца без всякого начала времени, и что Он же есть истинный человек, рожденный от Матери человека, по истечении известной полноты времени, и что Его человечество, по отношению к которому Отец больше Его есть, ничем не умалило Его естества, которым Он равен Отцу; но то и другое вместе есть один Христос, который весьма истинно сказал – по божеству: «Аз и Отец едино есма» (Иоан. 10, 30), – и по человечеству: «Отец болий Мене есть» (Иоан. 14, 28[17].

P.P.S. Хотел бы выразить огромную благодарность Валерию Синильщикову и Петру Пашкову за ценные замечания и редакцию материала.

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] https://vk.com/wall-111677185_113185

[2] Об этом учил выдающийся богослов Церкви Востока Бавай Великий. Подрообнее, см. Н. Селезнев «Христология Ассирийской Церкви Востока», с. 164

[3] «Ну, может же человек даже после Эфесского Собора не использовать термин Богородица?
– Может, конечно
». Режим доступа, п. 1 примечаний.

[4] https://vk.com/wall-111677185_112682

[5] Ср. высказывание св. Прокла Константинопольского (+ ок. 447), ученика св. Иоанна Златоуста «Есть единый и единственный единородный Сын и Слово Божие, Который не разделяется Своими [двумя] природами на две ипостаси, но у Которого по неизреченному Промыслу две природы соединяются в одну Ипостась» (Proclus CP. De dogm. Incarn. // PG. 65. Col. 885; ср.: Ibid. Col. 842-843; Hammerstaedt. 1994. Sp. 1031). Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/673779.html

[6] По мысли свт. Григория, «то, что говорится частно (τὸ ἰδίως λεγόμενον), выражается словом ипостась… Вот, что есть ипостась: не неопределенное понятие сущности, ни на чем не останавливающееся из-за общности обозначаемого, но [такое понятие], которое видимыми отличительными свойствами (διὰ τῶν ἐπιφαινομένων ἰδιωμάτων) выявляет и ограничивает в каком-нибудь предмете общее и неопределенное» (Greg. Nyss. De diff. essent. et hypost. 3).

Прп. Иоанн Дамаскин также определял Ипостась как самодостаточное бытие, не нуждающееся для своего существования в др. существе (Ioan. Damasc. Fragm. philos. 12). Он же связывал с ипостасностью уникальность всякого существа или предмета: «Невозможно, чтобы две ипостаси, отличающиеся друг от друга по числу, не отличались друг от друга [какими-либо] привходящими признаками (τοῖς συμβεβηκόσι)» (Idem. Dialect. 31). Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/673779.html «…ипостась есть некая сущность вместе с привходящими [свойствами], действительно и на деле получившая в удел самостоятельное существование отдельно и обособленно от прочих ипостасей, нечто сообщающееся с неделимыми существами того же вида по определению природы, но имеющее различие с подобными себе по виду и природе в некоторых привходящих и отличительных особенностях.» +

[7] http://www.pravenc.ru/text/673779.html

[8] https://vk.com/@aletheia-o-slozhnoi-ipostasi

[9] «И божество и человечество Христа являются ипостасными (ἐνυπόστατος), потому что каждая [природа] имеет [в качестве ипостаси] Его общую сложную Ипостась. При этом божество [имеет ее] предвечно и вечно, а разумная и одушевленная плоть была ею воспринята, существует в ней и имеет [ее как] ту же Ипостась» (Ioan. Damasc. Idem. Contr. aceph. 6).

[10] https://vk.com/@aletheia-privivka-ot-monofizitizma

Ср. св. Григорий Богослов: «Ибо когда благочестно употребляем выражения: одна сущность и три Ипостаси, из которых первое означает естество Божества, а последнее – личные свойства (ίδιότητας) Трех, и когда римляне, одинаково с нами понимая, из-за бедности своего языка и из-за недостатка наименований, не могут различать сущности от Ипостаси и потому заменяют слово «Ипостаси» словом «лиц», дабы не подать мысли, что они признают три сущности, тогда что из этого выходит…Со всей кротостью и человеколюбием [св. Афанасий], пригласив обе стороны и строго исследовав смысл выражений, когда нашел их не отступающими от здравого учения и нимало не отличающимися в понятии, предоставляет им употребление разных именований, связует же во едино самим именуемым.» — Св. Григорий Богослов. Слово 21. Похвальное Афанасию Великому, архиепископу Александрийскому. Режим доступа: https://vk.com/@aletheia-privivka-ot-monofizitizma.

[11] https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Damaskin/filosofskie_glavy/30

[12] https://azbyka.ru/otechnik/Lev_Velikij/okruzhnoe-ili-sobornoe-poslanie-pisannoe-k-flavianu-arkhiepiskopu-konstantinopolskomu-protiv-eresi-evtikhija/

[13] «…будучи единосущен с Богом и Отцом, Он самодержавно желает и действует как Бог. Но, будучи единосущным и с нами, Он свободно желает и действует как человек, одинаковый [с нами]. Ибо Ему принадлежат чудеса, Ему – и страдания». (Точное изложение православной веры, 57); «…так как Ипостась двух Его естеств – едина, то утверждаем, что Один и Тот же Самый есть Тот, Который естественным образом желает и действует соответственно обоим естествам, из которых и в которых, и что именно есть Христос Бог наш; но желает и действует не раздельно, а соединенно, «ибо желает и действует в каждом из двух образов с участием другого из них» (там же, 58).

[14] «мы говорим, что соединение произошло ипостасное, опровергая его слова выражением – ипостасное, выражением, означающим не иное что, как то, что естество Слова, или ипостась, (что означает самое Слово) поистине соединилось с естеством человеческим без всякого превращения или изменения, как весьма часто мы говорили, и мыслится и есть единый Христос – Бог и человек» (Св. Кирилл Александрийский. Послание к Евоптию, против опровержения двенадцати глав, составленного Феодоритом).

Cр: «Так как «Богом было Слово» бессмертным и нетленным и самою жизнью по природе, то для всех, полагаю, совершенно очевидно, что Оно не могло страшиться смерти. Однако ж, как явившийся во плоти, дозволяет претерпевать свойственное плоти и страшиться уже скоро предстоявшей смерти, дабы явиться истинным человеком. Посему говорит: «Если возможно, да прейдет от Меня чаша сия». Если можно, говорит, Отче, не подвергаясь смерти, подпадшим ей возвратить жизнь, если смерть умрет без Моей смерти, конечно по плоти, то да прейдет мимо, говорит, чаша. Впрочем, если это не может совершиться иначе, то не как Я хочу, но как Ты. Видишь, как опять человеческая природа, поскольку это относится (только) к ней, даже и в Самом Христе оказывается изнемогающею. Но посредством соединенного с нею Слова она возвышается до Божественного дерзновения и переходит в мужественное настроение, так что не допускает угодного своим собственным желаниям, но, напротив, следует Божественной цели и спешно устремляется ко всему тому, к чему бы ни призывал нас закон Творца». Режим доступа: http://bible.optina.ru/new:in:06:38.

[15] Догмат 6 ВС: «…проповедуем, согласно учению святых отцов, что в Нем два естественные хотения или воли нераздельно, неизменно, неразлучно, неслитно, и две естественные воли не противоположные, как говорили нечестивые еретики, да не будет, но человеческая Его воля следует, а не противоречит, или противоборствует, скорее же и подчиняется Его божественной и всемогущей воле. Ибо, по учению премудрого Афанасия, надлежало воле плоти быть в действии, но подчиняться воле божественной (Athanas. Alex. In illud: Nunc anima mea // PG. 26. Col. 1241). Как плоть Его называется и есть плоть Бога Слова, так и естественная воля Его плоти называется и есть собственная воля Бога Слова, как Сам Он говорит: яко снидох с небесе, не да творю волю Мою, но волю пославшаго Мя Отца (Ин 6. 38), называя Своею волею волю плоти, поелику и плоть стала Его собственною плотию. Как всесвятая и непорочная одушевленная Его плоть, будучи обожена, не уничтожилась, но осталась в своем собственном пределе и логосе, так и Его человеческая воля, будучи обожена, не уничтожилась, а сохранилась, согласно с Григорием Богословом, который говорит: воля того, мыслимого в Спасителе, будучи всецело обожена, не прекословит Богу (Greg. Nazianz. Or. 30. 12 // PG. 36. Col. 117). Утверждаем, что в одном и том же Господе нашем Иисусе Христе, истинном Боге нашем, два естественные действия нераздельно, неизменно, неразлучно, неслитно, то есть, божественное действие и человеческое действие, согласно с богопроповедником Львом, говорящим яснейше: каждое естество производит то, что ему свойственно, в общении с другим, когда, то есть, Слово совершает то, что свойственно Слову, и тело приводит в исполнение то, что свойственно телу (Ep. 28. 4). Не будем выдавать за одно естественного действия Бога и твари, чтобы не возвести сотворенного в божественную сущность и не низвести превосходства божественного естества на место, приличное тварям. Одному и Тому же приписываем и чудеса и страдания, соответственно тому и другому естеству, из которых Он состоит и в которых Он имеет бытие, как сказал богоглаголивый Кирилл (ср.: PG. 75. Col. 453). Итак, оградив со всех сторон нераздельное и неслиянное, провозгласим все сказанное в коротких словах. Веруя, что Господь наш Иисус Христос, истинный Бог наш, есть один от Святой Троицы и по воплощении, говорим, что два Его естества проявились в одной Его ипостаси, в которой Он истинно, а не призрачно заявил Себя чудесами и страданиями в течение всей Своей домостроительной жизни, с обнаружением естественного различия в той же одной ипостаси в том, что то и другое естество хочет и производит свойственное себе в общении с другим. Поэтому-то мы и признаем две естественные воли и действия, взаимно сошедшиеся для спасения рода человеческого. Итак, после того, как все сие установлено нами со всевозможным тщанием и вниманием, определяем, что никому не позволяется проповедовать другую веру». Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/160781.html#part_26.

[16] https://vk.com/wall-184478279_22542.

[17] https://azbyka.ru/otechnik/Lev_Velikij/vtoroe-poslanie-k-kliru-i-narodu-goroda-konstantinopolja/.

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 1 неделя

Редакция

Редакция 0
Комментарии: 3Публикации: 131Регистрация: 30-10-2016

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .