Блаженный Августин. Соборность и первенство. Часть 3.

Январь 09, 2019 Святые Отцы Комментарии : 0
Читали : 188

Часть 2

«Утверди братьев своих…»

Под «братьями» Августин понимает не апостолов (как трактует это, например, св. Лев Великий), а просто членов Церкви.

1) И вот, когда уже приближался час Его Смерти, Господь говорит Петру: «Сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих». И действительно, Петр утвердил нас — утвердил своим апостольством, своим мученичеством и своими посланиями.
(Слово 210. На святую Четыредесятницу)

«Паси овец Моих…»

Пастырская власть дана в Церкви всем апостолам (2, 3, 4, 5, 6) и епископам (2, 3, 4, 6). Пастыри равны между собой (и Петр не превосходит прочих пастырей) и подчинены одному Пастырю пастырей — Христу (3). Пастырская власть любого пастыря — ничто перед властью Пастыря пастырей (3), и потому нельзя никого из них индивидуально назвать наместником Христа в строгом смысле; в то же время Христос осуществляет Свою власть через все множество пастырей (6).

Когда говорится, что стадо Христово вверено одному Петру, это не более, чем символ единства Церкви и единства власти в ней (2, 5, 6), поскольку от Петра происходит всякая священническая власть в Кафолической Церкви (1, возм. 6). Эта власть в Церкви едина и принадлежит коллективно всем пастырям (1, 2, 3, 4, 5, 7), а не одной кафедре, хотя существует первенствующий епископ, имеющий наибольший авторитет без конкретных властных полномочий (7).

1) Согласие народов и стран держит меня в Церкви, а также ее власть, ознаменованная чудесами, вскормленная надеждой, укрепленная любовью и утвердившаяся в древности. Меня убеждает священников преемство, берущее начало от самого престола Апостола Петра, которому Господь по Воскресению заповедовал пасти овец Его, и идущее вплоть до настоящего епископата.
(Против письма манихея по имени Фундамент)

2) Так что же? Господь спрашивает его, как вы слышали в евангельском чтении: «Симон Ионин, любишь ли Меня больше, чем они?». И Симон отвечает: «Да, Господи, Ты знаешь, что я люблю Тебя». И второй раз, и в третий спрашивает его Господь. И когда тот ответил, что любит, Христос вверяет ему стадо. На каждое Петрово «я люблю Тебя» Господь Иисус говорит ему: «Паси агнцев Моих, паси овечек моих». В одном Петре символически изображено единство всех пастырей — впрочем, только добрых, которые пасут Христовых овец не для себя, а для Христа.
(Слово 147. На те же слова Евангелия от Иоанна «Симон Ионин, любишь ли Меня больше, чем они?»)

3) Мы слышали, как Господь Иисус возвещает нам о служении доброго пастыря. Когда Он говорит об этом, Он, как видно, указывает нам, что есть много добрых пастырей. Но чтобы мы не поняли эти слова о множестве пастырей в неверном смысле, Он говорит: «Я Пастырь Добрый». Затем Он показывает, что делает Его Добрым Пастырем: «Пастырь Добрый полагает жизнь свою за овец. А наемник, не пастырь, видит приходящего волка и бежит, потому что не заботится об овцах, ведь он наемник».

Итак, Христос — Добрый Пастырь. А Петр? Разве он не был добрым пастырем? Разве не полагал и он свою жизнь за овец? А Павел? А прочие Апостолы? А блаженные епископы-мученики, которые пришли после времен апостолов? А наш святой Киприан? Не все ли они добрые пастыри, а не наемники, о которых сказано: «Истинно говорю вам, что они получили награду»? Итак, все они были добрыми пастырями, и не потому только, что пролили свою кровь, но потому что пролили ее ради овец своих. Ибо не из гордости, но ради любви они пролили ее…

«Я, — говорит Господь, — есмь Пастырь Добрый». А что же Петр? Он не пастырь? Или он пастырь, но дурной? Давайте посмотрим, пастырь ли он. «Любишь ли ты Меня?» — так, Ты, Господи, спросил Петра. «Любишь ли ты Меня?» И он ответил: «Я люблю Тебя». И Ты — ему: «Паси овец Моих». Ты, Ты, Господи, Своим собственным вопрошанием, твердым свидетельством собственных Своих слов, сделал того, кто любил Тебя, пастырем. Он — пастырь, которому ты отдал Своих овец, чтобы он пас их. Ты Сам доверился ему, он пастырь.

Давайте теперь посмотрим, добр ли он. Это мы видим из самого вопрошания и ответа Петра. Ты спросил, Господи, любит ли он Тебя; он ответил: «Я люблю Тебя». Ты видел его сердце, знал, что он ответил правду. Разве не благ тот, кто любит столь великое Благо? Почему именно такой ответ исходит из глубин его сердца? Потому что это был Петр, который знал, что Твои очи видят его сердце, как свидетели; и потому он опечалился, что Ты спросил его не один раз, но дважды и трижды, чтобы в трехкратном исповедании любви он мог стереть тройной грех отрицания.

Потому и опечалился Петр, что его многократно вопрошал Тот, Кто уже знал ответ на Свой вопрос, Кто Сам вложил в его сердце ту любовь, о которой спрашивал. И потому Петр опечалился и ответил так: «Господи! Ты знаешь все, Ты знаешь, что Я люблю Тебя»? И что же? Он так исповедует, он так проповедует — и лжет? Нет, он ответил правдой на любовь Твою; из самого сердца он произнес эти слова любви. Ты Сам сказал, Господи: «Добрый человек из доброго сокровища сердца износит доброе» (Мф. 12:35).

Итак, Петр и пастырь, и добрый пастырь; но и его [пастырская] власть, и его благость — ничто перед властью (potestas) и благостью Пастыря пастырей; и все же он и пастырь, и добрый пастырь. Таковы и все прочие добрые пастыри.

Итак, есть один Добрый Пастырь, и это Христос. Но почему, Господи, ты ставишь над добрыми пастырями одного Пастыря? Указывая на одного Пастыря, Ты учишь единству. Сам Господь проясняет это через наше [епископское] служение; словами самого Евангелия Он напоминает вашей любви: «Слушайте, что Я возвестил! Я сказал: «Я — добрый Пастырь», потому что все остальные, все добрые пастыри — Мои члены». Одна Глава, одно Тело, один Христос. Итак, вот Пастырь пастырей, и пастыри Пастыря, и овцы с пастырями под Пастырем.

Что это? Конечно же, то, о чем говорит апостол: «Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, — так и Христос» (1 Кор. 12:12). Если же «так и Христос», то и вправду Христос, содержащий в Себе всех добрых пастырей, заповедал нам единство, когда сказал: «Я есмь Пастырь Добрый». Я есмь, Я Един, и со Мною все будут едино в единстве.
(Слово 138. На слова Евангелия от Иоанна «Аз есмь Пастырь добрый», против донатистов)

4) «Когда Христос спрашивает Петра, которого хотел сделать пастырем добрым: «Петр, любишь ли ты Меня? Паси овец Моих» — Он говорит это не самому Петру, а Своему Телу…
Итак, братья, Христос был Пастырем, и дал это и Своим членам: и Петр — пастырь, и Павел, и прочие апостолы, и хорошие епископы — пастыри».
(Трактат 47 на Евангелие от Иоанна)

5) …Не просто так и по воскресении Своем Господь препоручает апостолу Петру пасти стадо Свое. Не потому, что между учениками одному только Петру предоставлено было пасти стадо Христово: когда Христос к одному Петру обращается, тем самым указывает на единственность Церкви. И сперва Он говорит это Петру, потому что Петр был первенствующим из апостолов.
(Слово 295. На Торжество Петра и Павла: //www.augustinus.it/latino/discorsi/discorso_414_testo.htm)

6) Здесь я вижу, что все добрые пастыри пребывают в одном Пастыре.В действительности нельзя сказать, что нет, кроме Него, добрых пастырей, но они все пребывают в Нем одном. Много тех, кто отделился. Говорится об одном Пастыре, потому что проповедуется единство. Вовсе не потому говорится об одном Пастыре, а не о множестве пастырей, что Христос не нашел, кому доверить овец Своих. Напротив, он тогда нашел, кому их доверить, поскольку обрел Петра. В Петре Христос проповедует единство. Много было апостолов, и одному сказано: «Паси овец Моих».

Да не будет такого, что нет добрых пастырей, да не будет такого с нами, чтобы иссякли они, да не попустит того милосердие Христово, чтобы перестал Он взращивать и поставлять нам добрых пастырей. Если есть добрые овцы, то есть и добрые пастыри, потому что из добрых овец выходят и добрые пастыри.

Но все добрые пастыри пребывают в одном Пастыре, они суть едино. Пасут они — Христос пасет. Друзья Жениха не говорят своим голосом, но радаются гласу Жениха. Итак, когда пасут они, пасет Он Сам. Он потому и говорит: «Аз есмь пастырь», что в них — Его глас, в них — Его любовь.

Ведь даже самого Петра, которому Он как бы передал Своих овец, словно от Одного — к другому, Христос хотел сделать единым с Собой, и так вверить Петру овец, чтобы Один был Главой, а другой — носил образ Тела, то есть Церкви, чтобы они были как Жених и невеста — двое в плоть едину.

Поэтому что Христос сперва сказал Петру, чтобы затем вверить ему овец, не как от Одного — другому, то есть не отделяя их от Себя?
«Петр, любишь ли ты Меня?» — «Люблю». И снова: «Петр, любишь ли ты Меня?» — «Люблю». И в третий раз: «Петр, любишь ли ты Меня?» — «Люблю». Подтвердил любовь, чтобы утвердить единство. Итак, Христос пасет в них (пастырях Церкви), а они — в Нем.
(Слово 46. О пастырях, на Иез.34:1-16)

7) Но поскольку еретики-пелагиане не перестают рычать у входа в Господню овчарню и подкапываться со всех сторон, желая пробраться внутрь, чтобы разорвать овец, купленных столь дорогой ценой, пусть будет общей для всех нас — тех, кто совершает епископское служение — пастырская дозорная башня (хотя ты сам на ней стоишь выше и тем выделяешься).
(К папе Бонифацию, против посланий пелагиан)


УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 1 год

Пётр Пашков

Аватар 0
Комментарии: 0Публикации: 11Регистрация: 28-02-2018

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .