«Трое вас и трое нас»? История одной притчи

28 января, 2022 Православие Комментарии : 0
Читали : 625

Вероятно, многим из участников сообщества известна притча «Трое вас и трое нас», составленная Л. Н. Толстым в 1886 г. В этой притче рассказывается, как некий архиерей плыл из Архангельска на Соловки и причалил по пути к безымянному островку, на котором встретил трех старцев, которые молились, обращаясь к Троице: «Трое вас, трое нас, помилуй нас!» Архиерей, не без превозношения над этими простецами, научил их молитве Господней и отплыл. Но наутро оказалось, что старцы забыли молитву, которой архиерей научил их; тогда они пешком по воде добежали до корабля и просили епископа повторить для них молитву, на что тот, устыдившись их святости, ответил: «Доходна до Бога и ваша молитва, старцы Божии. Не мне вас учить» [1].

В таком виде данная притча имела очень «толстовский» характер: тут и о неважности и ненужности догматов, и образ архиерея как человека высокомерного, посрамленного «святой простотой» старцев, и главное — мысль: все равно, как молиться, лишь бы искренне.

Тем не менее, притча эта в несколько видоизмененном виде встречается и у православных подвижников благочестия. Одна из духовных дочерей прп. Амвросия Оптинского указывает, что он рассказывал ей эту притчу в сокращенном виде; однако пустынники в этой версии обращались со словами «Трое вас, трое нас, помилуйте нас!» к Трем Святителям, а не к Троице [2]. Но вывод был тот же: «Молитесь, как умеете». Старец Амвросий почил в 1891 г., так что он вполне мог читать притчу Толстого и переработать ее в более православном ключе (такой вариант кажется более правдоподобным, чем обратное влияние, по причинам, о которых мы скажем дальше).

Также использовал эту притчу (в еще более близком толстовскому варианте, но с обращением к Троице: «Трое вас и трое нас, помилуй нас, Один Бог!») и блаженной памяти архим. Павел (Груздев) [3].

Вероятно, видя умилительный сюжет притчи, составленной Толстым, наши старцы пытались переработать ее и очистить от явного еретичества, чтобы православные могли извлечь из нее пользу. Однако им явно было неизвестно настоящее происхождение данного рассказа и его подлинная концовка, о которых мы расскажем далее.

Происхождение притчи

В действительности данный рассказ был записан прмч. Вассианом Муромцевым со слов прп. Максима Грека и сохранился в передаче князя Андрея Курбского [4]. Архиереем из притчи в версии прп. Максима был не кто иной, как свт. Августин Блаженный. Он встретил на острове, к которому был вынужден причалить во время плавания, некоего пустынника, знавшего церковные молитвы, но со множеством ошибок (ни о каком «трое вас и трое нас» речи, разумеется, не шло!). Святитель научил пустынника молиться правильно и отплыл. Далее сюжет развивается знакомым по толстовской притче образом: пустынник, забывший слова молитвы, нагоняет отплывший корабль по воде и просит епископа повторить молитвы заново. Св. Августин в слезах пал к ногам старца и отказался учить его, стыдясь столь великой святости. Однако именно здесь древняя святоотеческая притча решительно расходится с толстовской переработкой: старец отказывается вернуться на свой остров, пока архиерей не выучит с ним церковных молитв: «Никако же престану моляся ти, ниже к собе возвращуся, дондеже молитвы благочинием изучиши»! Воздавая почтение святости старца-простеца, прп. Максим, тем не менее, подчеркивает важность и значимость правильного совершения молитвословий и показывает, что «простая вера», если она подлинна, никогда не избегает церковного научения. Антиклерикальная и адогматическая история Толстого тем самым по смыслу прямо противоречит исходному варианту рассказа. Логично было бы предположить, что сам прп. Максим позаимствовал эту притчу из западных источников в годы своей юности, когда жил в Италии, однако исследователями какой-либо латинский оригинал не выявлен.

Разумеется, трудно предположить, что прп. Амвросий изначально так видоизменил притчу, измыслил трех старцев, присказку «трое вас и трое нас» и придал рассказу окончание «Молитесь, как умеете», поскольку старец был человеком строго церковного духа (вспомним его приверженность православной догматике и Символическим книгам [5]). По всей видимости, его версия сюжета, как и версия о. Павла Груздева, была попыткой «воцерковить» рассказ Толстого. Сам же Лев Николаевич познакомился с сюжетом от олонецкого сказителя В. П. Щеголёнка [6]: сказание в его исходном виде (с одним пустынником и без «трое вас и трое нас») имело широкое распространение в народе [7].

Остается только сожалеть, что толстовская притча в массовом сознании прочно затмила рассказ прп. Максима Грека.

Сказание прп. Максима

«Бывшу иногда святому Августину на Карфагенстем соборе преимеющим сопрестолником в западных епископех, преизобилия ради мудрости его, и мудрствующе вкупе единением духа с восточными святители, и по совершении догматов о правоверии священнаго сего собрания возвращающуся ему ко своей епископии, и плавающу ему морем, и принесен бысть корабль по Божию строению к некоему острову, пусту и ненаселену человеки. И егда близ его быв, утвердивши корабль якорьми нужны ради волн, сущии же от корабля изыдоша на остров прохлаждения ради, видевше на нем овощие различное. И егда разыдошася в внутренняя острова, и обретоша на нем человека некоего пустынника, нага суща и многолетна. И приведоша его к Августину, Августин же вопроси его, аки хотя ведати о нем известно, кто и каков родом, и откуду, и како прииде на пустое сие место, и о пребывании его, и о нуждах телесных от горения солнечнаго и от мраза в зимнее время, и о пищи.

Он же извести ему, яко рожден быв во Африкийской земли от христианых родителей, от чреды же убогих и земледелателству прилежащих, от языка же Италийска: “И к страданию прилежах на селе с родителями моими, и во время Господних праздник прихождах к церкви, и слышах во учении Христове глаголема: аще кто не отречется всех своих, и не возмет креста своего, и во след Мене не грядет, несть Мне достоин. Аз же сие слышах, и сего ради оставих родители и землю свою, и обретох мал кораблец, и преплых на остров сей, и пребываю в пустом сем месте многи уже лета, любве ради Христа моего, покрываемь и помогаемь благодатию Его от всех приключающихся скорбей и от нужд телесных; и не видех зде лица человечя во вся лета пришед от вселенныя, разве вас, и питаюся овощием острова сего”.

Августин же паки вопроси его: “Егда во вселенней пребывал еси, навыче ли какое книжное учение, и кои молитвы зде к Богу глаголеши?” Он же рече: “Учению книжному ни мало причастен есмь, зане от родителей нудим бех ко сродному ми земледелателству, и во младости моей краткия молитвы навыкох, всем христианом обыкновенные, и сими молю всемилостиваго Бога” Августин же повеле их изрещи все по ряду. Он же нача глаголати молитву, Господним учеником преданную, еже есть “Отче наш”, и иные краткие молитвы, отнюдь неискусно и несогласно, горняя долу поставляя, и иная же онако глаголаше. Августин же подивися любви его к Богу, и. терпению мужа, и неискуству, и учаше ему молитвы оны изъуст со благочинием, и яко же лепо. Он с радостию и усердием многим приемля учимая ему от епископа. И егда бысть ветр благополучен, епископ же поучив старца, и ризою своею наготу его одев, и плавая во своя си. Кораблю же шествие плавание погодно зело творящиеся.

И по сем во вторый день корабленицы на верху седяще корабля, узревше издалеча, аки подобие человека, паче меры быстрейшим шествием, аки птица скоропарящая, или стрела стреленная от лука пресилных мышцей, прямо стремлением к кораблю грядущи. Они же зряще сия и дивляхуся, мневше первее, яко зверя морскаго человекообразна, или приведение. Егда же близ корабля быв видимое, и постизая корабль нача вопити велегласно: “Ждите, рече, Господа ради, ждите мене грешнаго!” Корабленицы же, слышавше глас человечь и ужасшеся о преславном сем видении, и текше внутрь корабля и возвестиша сие епископу. Епископ скрейше изыде со всеми сущими с ним в вышняя корабля, видети преславное, и узрев старца онаго к кораблю текуща, его же на острове молитвам учаше, на дарованной его ризе плавание оно дивне творяще: пол ея на море послав и седяше на ней, и пол ея держаше вместо паруса простерту. И егда к кораблю приплыв, и взыде на корабль.

Епископ же Августин видев сие преславное видение, радости и ужаса исполнився и, воззрев на небо, рече: “Благодарю Ти, Господи мой царю, прежде бо Тя слышах по волнам морским пешя ходяща, ныне же вижю угодника Твоего преестественным плаванием на великом сем мори плавающа, вместо ветра и навклира Тебе Христе, и Духа Святаго наставника с собою имуща”.

И по сем паде пред ногами старца, со всеми сущими его. Старец же, воздвизая его, от простоты и незлобия нрава, глаголаше ему: “Восстани, о епископе, молю ти ся, забых молитвы оны, тобою изученные, и молю ти ся ныне, паки изучи ми их, яко же лепо”. Епископ же Августин со страхом и рыданием слезным рече ему: “Прости мя, преподобный и пречестный авва, яко много согреших к тебе, зазрех твоему неискуству, в пустыни сокровенному от вселенныя безценному сокровищу, емуже не бе достоин весь мир; несмь бо есмь достоин на святое лице твое зрети, нежели тя, ангела Божия, учити”.

Старец же ко епископу глаголаше: “Никако же престану моляся ти, ниже к собе возвращуся, дондеже молитвы благочинием изучиши”. Августин же устыдеся святости старца, и послушанием ему преклонися паки учя его обычным молитвам. Старец же вытвердив молитвы, изыде из корабля, и сяде паки на ризу свою, возвратился в пустыню, плавая морем со скорейшим стремлением по первому обычаю. Епископ же отплыв ко своей епископии во Ипон град, аки обогащен и одарен от Бога мздою, зрением преестественнаго чудо действа и видением плотнаго ангела, исповедая всем на пользу».

__________________________________

[1] Толстой Л. Н. Три старца // Собрание сочинений в 22 т. М., 1982. Т. 10. С. 342-347
[2] Агапит (Беловидов). Жизнеописание в Бозе почившего оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. М., 1900. Ч. 2. С. 59
[3] Притчи православных старцев. М., 2012. С. 124-126
[4] Калугин В. В. «Книга святого Августина» в русской письменности XVI-XIX веков // Лингвистическое источниковедение и история русского языка. М., 2002. С. 118
[5] Сборник писем Оптинского старца иеросхимонаха Амвросия. М., 1995. С. 101–102
[6] Толстой Л. Н. Полное собрание сочинений в 90 т. М., 1957. Т. 25: Произведения 1880-х годов. С. 707-708
[7] Калугин В. В. «Книга святого Августина» в русской письменности XVI-XIX веков // Лингвистическое источниковедение и история русского языка. М., 2002. С. 121
[8] Повести А. М. Курбского об Августине Гиппонском // Клибанов А. И. Духовная культура средневековой Руси. М., 1996. С. 347-349

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (1 оценок, среднее: 7,00 из 7)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 5 лет

Пётр Пашков

Пётр Пашков 0
Комментарии: 0Публикации: 41Регистрация: 28-02-2018

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .