Чему не учат в семинарии

Ноябрь 28, 2016 Православие Комментарии : 0
Читали : 361

  Затронуть такую интересную тему меня побудило размышление над одним из ныне оконченных периодов моего духовного образования. Большинство людей, посещающих церковные приходы, имеют довольно смутное представление о важном этапе в жизни знакомых им батюшек, который, собственно говоря, предшествует принятию священного сана. Надеюсь, что небольшая экскурсия в семинарскую аудиторию от человека, посвятившего учебе в духовных школах более шести лет своей жизни, будет интересна и принесет свою пользу. Сразу скажу, что я передаю свое личное впечатление от тех мест, где я учился, но я не думаю, что учеба в других аналогичных заведениях кардинально отличается от моей.

  Человек, принимающий священный сан, приобретает новый масштаб в глазах людей. К нему предъявляются повышенные требования, он находится в центре внимания, как своих прихожан, так и людей более далеких от Церкви. От него ожидают ответов на вечные вопросы, действенных советов по решению бытовых и духовных проблем, глубоких и проникновенных поучений и конечно соответствующего уровня нравственной жизни. Причем это может не зависеть от возраста, знаний, опыта священника: в глазах многих он пастырь и образец, который имеет все упомянутые настройки по умолчанию. Не так важно кем был этот парень позавчера, важно то, что сегодня. На его груди висит крест, он приступил к служению, поэтому он обязан оправдывать ожидания. У многих может не стоять вопроса: а способен ли он на это, только потому что на нем крест, и каков его внутренний багаж на сегодняшний день? Что ему удалось накопить и что он готов отдать? Во избежание недоразумений от прочитанного, сразу оговорюсь что речь идет не о том, чтобы обидеть или принизить какого-то священника. Я хотел бы просто обратиться с просьбой быть более снисходительными к нашим замечательным пастырям, не требовать от них слишком многого, а также обращать внимание не только на висящий на груди крест, но и на лицо, на то, к кому именно вы обращаетесь, что за человек перед вами.Чему учат в семинарии

  В то время, когда я ещё только мечтал учиться в семинарии, у меня  были свои определенные стереотипы о священниках и их подготовке. Для меня любой священник был большим авторитетом в духовных вопросах, который разбирается во всех тонкостях богословской мудрости, идеально знает Библию и может без большого труда помочь человеку разобраться в его недоумениях. К тому же ему не нужен духовник, он ведь сам исповедует людей, читает святых отцов, поэтому вполне способен сам решить свои проблемы, открыв нужную страницу в книге. Все необходимое он получает в процессе подготовки в семинарии, после чего приступает к своему высокому служению.

  Согласен, сказанное выше выглядит довольно наивно, но я действительно так думал, будучи подростком. Но что-то мне подсказывает, что такие стереотипы жили не только в моей голове, но и продолжают существовать в представлениях большого числа людей. Если вы не относите себя к таким, то, возможно, сказанное ниже не будет для вас открытием.

  Я не буду писать о том, как проходит подготовка будущих пастырей, это отдельная интересная тема. Лучше я расскажу о том, чего не проходят в наших семинариях.

 1. Кому-то это покажется странным, но в семинарии не учат большинству ответов на вопросы, которые чаще всего возникают у прихожан. На лекциях вы вряд ли услышите инструкции о том, как правильно справлять поминки, можно ли зажигать свечи от соседней лампады, можно ли читать ту или иную молитву и какую именно в конкретной ситуации, или как найти вторую половинку. Будущим священникам не объясняют, можно ли вышивать по воскресеньям или как зажечь свечу в храме, если на подсвечнике рядом других горящих свечей нет. А также прочие вопросы, вроде таких: где правильно ставить крест на могиле усопшего или что делать, если он тебе является по ночам, и самый распространённый: чем снять наведенную порчу? Программа духовного образования не предусматривает отдельной дисциплины, где каждое приходское недоумение разбиралось бы в мельчайших подробностях. Кроме недостатка времени, есть и другая причина, а именно: в такой дисциплине нет необходимости. Серьезное богословское образование вырабатывает у человека определенный вкус к окружающей его информации и воспитывает умеренно критичный ум. Человеку, не имеющему такого вкуса и мышления, бывает непросто разобраться и не утонуть в том обилии литературы, мнений, слухов, традиций и советов, которые раздаются со всех сторон. Здесь важно положительное знание своей веры и умение отделять главное от второстепенного. Если я знаю чему меня учит Евангелие и каков святоотеческий дух, я вряд ли спутаю его с околоправославной попсой или сектантским примитивизмом. И для этого мне не обязательно досконально все изучать, достаточно пробежаться глазами и понять что это не православие Апостольской Церкви. То же можно сказать и о вопросах, начинающихся с фразы «А можно ли..» Неоходимо уметь пользоваться важным принципом христианства, который изложен апостолом: «Где Дух Господень, там свобода» (2Кор.3:17). Знание и понимание этой важной отличительной особенности христианства избавит человека от задавания сотни подобных ненужных вопросов и укажет как применять это в своей жизни. Если я осознаю, что для меня главное в православии, я не буду бояться свечи, зажженой не от того подсвечника.

2. В семинарии не проводят мастер-классов по принятию исповеди. Конечно, там оговариваются некоторые важные моменты, даются практические советы, иногда разбираются ситуации, существует курс по аскетике — науке о борьбе со страстями и достижении святости. Но в целом, все что касается душепопечительства приходит уже с многолетним практическим опытом. Поэтому, если вы пришли на исповедь к молодому священнику имейте это в виду. На качестве таинства это не отразится, потому что Бог прощает грехи, но в плане получения духовного совета здесь нужно быть внимательным и осторожным.

3. Наверняка это удивит вас еще больше, но в семинарии фактически не учат совершать богослужение в роли священнослужителя. Я имею в виду именно практику, теории богослужения во всех возможных ее формах там вполне хватает. За все время учебы мне вспоминается только два практических момента в течение одного занятия: обучение каждению и совершению проскомидии. Все остальное также приходит с практикой, когда новопоставленный клирик приступит к своим непосредственным обязанностям.

4. Как это не прискорбно, но в семинарии фактически не учат тому, как объяснять разным людям, в том числе малоцерковным, христианские истины на понятном им языке. Скажу по своему небольшому опыту, что в моменты общения с людьми, смутно представляющими что такое православие и зачем оно нужно, я вспоминал отнюдь не семинарские лекции и цитировал не катехизис. По большей части я использовал те доступные примеры, аналогии и объяснения, которые я почерпнул из лекций известных миссионеров, прослушанных в сети Интернет. Если бы я не интересовался этим дополнительно, то как бы я мог изложить истину православия для простых людей, мне представить трудно. Справедливости ради нужно сказать, что этим вопросам уделяли время некоторые семинарские преподаватели, но в качестве личного дополнения к своему предмету. За что им большая благодарность.

5. Чаще всего люди приходят к священнику не с вопросами о высоком богословии или последних достижениях библеистики, а с обычными житейскими проблемами, которые далеко не всегда связаны с его компетенцией. Конечно священник должен как-то помогать и поддерживать таких людей, но встает вопрос как именно. В семинарии нет предмета по семейной конфликтологии или воспитанию детей. Все, что может почерпнуть здесь студент, это крупицы ценных советов от опытных преподавателей, которые можно иногда услышать в качестве отвлечения от темы предмета. Все остальное, как вы уже поняли, когда-нибудь придет с опытом. Конечно бывают и молодые священники, которые могут дать полезный духовный или житейский совет, но в целом ситуация такова. Требовать от священника решить ваши проблемы, просто исходя из его сана и полномочий, не всегда эффективно по объективным причинам.

6. Жизнь и служение священника напрямую связаны со сверхъестественным миром и его влиянием на нашу повседневность. Несмотря на это, духовное образование больше предполагает освоение теории богословия и прочих дисциплин и совершения внешней стороны богослужения. Возможно, сказанное выше звучит немного сложно, поэтому поясню проще. В семинарии нет практического курса по экзорцизму, не даётся инструкций, что делать при встрече с ангелами, демонами или привидениями, как правильно расправиться с полтергейстом или истолковать вещий сон. Нужно понимать, что мы имеем дело не с вполне строгой теорией, типа математики или биологии, где можно предугадывать закономерности и выводить формулы. Область служения священника намного неоднозначнее и сложнее, поэтому не стоит наивно полагать что семинаристов обучают каким-то тайным искусствам или особо сильным молитвам, которые делают их на порядок сильнее простых смертных. К счастью, всем управляет Бог, Который не делит людей по сортам и готов помочь одинаково каждому, кто обратиться к Нему с верой. Священник, как предполагается, более опытный в духовной жизни и наделенный Богом определёнными полномочиями, может лишь помочь человеку разобраться в сложившейся ситуации и указать ему правильное направление — к Богу.

  Я перечислил все эти интересные подробности загадочной учёбы в таких заведениях, как семинария, не просто для того, чтобы кого-то удивить или развлечь. Из этого можно сделать определённый вывод: приходя в Церковь не нужно отключать голову и надеяться, что специально обученные странные люди с бородами решат все ваши проблемы и обеспечат вам спокойную безмятежную жизнь. Кроме совершения таинств и обрядов, священник призван помогать людям встретиться с Богом и разрешать различные трудности, возникающие у пасомых. Но всегда стоит помнить, что священник, это такой же человек как и мы с вами, он может чего-то не знать, в чем-то заблуждаться или не быть способным ответить на каверзный вопрос. Это не умаляет его достоинства и значимости его служения. И вот почему. В отличие от любой другой профессии, здесь особенно проявляется один важный фактор. Врач может неправильно сделать операцию и убить человека, строитель может быть недостаточно квалифицированным, чтобы построить дом. Священник же не претендует на то, что он все делает сам. Через него действует Бог, Который вопреки всем недостаткам священника может спасти через него людей. Большую часть в деле спасения людей занимает не священник и не его поучения, а Бог, Который невидимо действует через него. Это не значит что священнику нет необходимости учиться. Это не говорит о том, что по его вине не могут пострадать люди. Это означает, что он всего лишь служитель Господа, который помогает другим встретиться с Ним и предоставляет все остальное Его Промыслу.

 

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (1 оценок, среднее: 5,00 из 7)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 2 месяца

Сергей Фёдоров

Сергей Фёдоров 0

Магистр богословия, выпускник Санкт-Петербургской Духовной Академии.

Комментарии: 5Публикации: 46Регистрация: 28-10-2016

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .