Свт. Марк Евгеник о первородном грехе и Искуплении

08 апреля, 2021 Учение Церкви Комментарии : 0
Читали : 71

Источник: Τσελεγκίδης Κ. Γ. Ὁ Ἅγιος Μάρκος ὁ Εὐγενικὸς καὶ τὸ λειτουργικὸ τοῦ ἔργο. Θεσσαλονίκη, 2012. Σ. 206-209 (с уточнениями по рукописи Paris. Gr. 1292. Fol. 78v-82r).

Перевод: Петр Пашков

В контексте непрекращающихся споров о Домостроительстве нашего спасения и догмате Искупления немалый интерес представляют те святоотеческие сочинения об этих предметах, которые еще не были ранее введены в широкий научный оборот. К их числу относится и небольшой текст свт. Марка Евгеника «О Владычней и Божественной Крови».

Несмотря на свое название, это сочинение посвящено не богословию Евхаристии, а учению о первородном грехе и Искуплении; оно представляет собой развернутый комментарий к рассуждению о Жертве Христовой из 45 Слова свт. Григория Богослова [1].

Мы публикуем перевод текста без какого-либо богословского комментария, поскольку планируем выполнить его критическое издание по нескольким рукописям и уже это издание снабдить комментарием. В то же время мы приглашаем участников сообщества обсудить данный замечательный текст.

Почтеннейшему во иеромонахах кир Дионисию о Владычней и Божественной Крови

Уже у великого отца, Григория Богослова, было рассмотрено недоумение относительно Владычней Крови: кому она была принесена и каким образом. Однако, поскольку [учитель] любил [в своих речах] быть кратким, да и [само по себе] праздничное слово не позволяло уделить достаточно времени подобным изысканиям, он разрешил [затруднение] в немногих словах и устремился далее. Ты же, подвигнутый обыкновенной своей любовью к знанию и [вопрошаниями] других, просишь нас по мере возможности дать законченное и подробное разрешение данного недоумения. Итак, исполняя послушание и забывая о неразлучной с нами немощи и негодности в мысли и слове, мы утверждаем следующее.

Богоотступник диавол победил естество наше и увел его в свое владение; он взял его посредством греха в плен и овладел им, так что оно пребывало в его власти (частью против воли, а частью и добровольно, уловленное наслаждением как приманкой) — все это с того самого времени, как он обманул первого человека пагубным советом, изверг его из рая и из жизни и подверг его смерти. Ибо впоследствии все те, кто к нему возводили свой род, от него получали в наследство, словно некий отеческий жребий, переходившие на них грех и смерть, а посему подлежали и владычеству лукавого демона. Да и как могли они противостоять ему, пребывая вдали от своего Отечества — они, сделавшиеся смертными и подверженные бессчетным страстям? Ведь даже пребывая еще в своей твердыне, они с такой легкостью поддались обману, [за что] были подвергнуты прискорбному изгнанию. Итак, все вынужденно наследовали страдательность и смертность естества, присужденные [праотцу] (παθητὸν καὶ θνητὸν τῆς φύσεως καταψηφισθὲν). Грех же они перенимали не точно так же, но следуя собственным стремлениям, и, кроме того, подражая своим предшественникам. И таким образом и прежде смерти, и по смерти находились они во власти лукавого: при жизни служили воздушным духам, а после кончины оказывались отданы подземным. На это указывая, Божественный апостол пишет: «Смерть царствовала от Адама до Моисея и над несогрешившими подобно преступлению Адама» (Рим. 5:14) — и не говорит «над вовсе не согрешившими», но «не согрешившими подобно Адаму», потому что если они и не дерзали на подобное преступление, но сотворили иные некие беззакония.

Мне кажется правильным пояснить сказанное посредством некоего примера. Предположим, есть некий вожак разбойников, который обманом и хитростью прельстил некоего богатого и благородного мужа и, как пленника, отвел его к себе, принудив его вместе с женой и детьми быть своими рабами. [Пленник же], мало-помалу привыкнув к рабству, уже и не думал о свободе, но даже стал находить приятность в этой мучительной жизни. Таким образом, он передал рабство по наследству всему своему роду. И, хотя и оказался в рабстве он не по своей воле, но содержался в нем уже и против воли, и по собственному желанию — как говорят многие, «и добровольно, и принудительно». Что же можно было сделать для того, кто оказался в столь несчастном положении и при том настолько не сознавал этого? Одно из двух: либо кто-то из родных его должен был заплатить за него выкуп (λύτρον), чтобы спасти его; либо сам царь, правящий в том государстве, пожалев [пленника], мог послать воинов против гнусного разбойника, лишить его власти, на которую тот не имел никакого права, а находившегося в столь прискорбном рабстве освободить.

Примерно так обстояло дело с человеческим естеством прежде пришествия нашего Спасителя; в таком рабстве у лукавого оно и состояло. Ибо разумная и судящая часть души была растлена презрением Сотворившего и следованием за губителями-демонами; страстная же часть, в свою очередь — добровольным порабощением многообразным страстям. Словом сказать, [естество человеческое], предпочтя не-сущее вместо Бога и Владыки уже не могло само от себя принести никакого достойного выкупа для своего освобождения, ибо все одинаково были подчинены одним и тем же страстям. И если бы даже кому-то удалось избежать их, он не мог выкупить все естество у разбойника, ибо, происходя от того же согрешившего корня, он скорее был таким же рабом, как и остальные, чем мог послужить выкупом за остальных.

Бог же — единственный, Кто мог принести естеству свободу, гневался (ἐξώργιστο) на него, поскольку оно добровольно последовало за лукавым; Он, Сам будучи распорядителем правосудия, рассудил, что не подобает силой избавлять от рабства того, кто не слишком желал [свободы]. Тем не менее, сжалившись над родом [человеческим], Единородный Сын Божий, будучи бездной благости и милосердия, Сам Собою принимает неизреченное дело Домостроительства на Себя по благоволению Отца и при содействии Святого Духа. Он воспринимает вышеестественным образом наше естество — ибо для Бога нет ничего невозможного, ничего неподобающего и ничего неприличествующего, поскольку там, где Бог, ничто уже не скверно — и разом совершает все.

Всем жительством Своим Он научает естество бороться с лукавым, если тот по даровании [нам] свободы вновь нападет. Он исцеляет мыслящую часть [души] ясным познанием Сущего Бога и Владыки; ибо Он говорит: «Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа» (Ин. 17:3) и «Сие есть дело Божие, да веруете в Того, Кого послал Он» (Ин. 6:29). Ведь именно эту часть нужно было исправить первой, поскольку она первой растлилась; свидетель тому — апостол, который говорит: «Как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму – делать непотребства» (Рим. 1:28). Затем очищает и страстную часть души дарованием спасительных заповедей, и, наконец, врачует и самые тела страждущих вышеественными чудотворениями.

Избавляет Он [род человеческий] и от владычества тирана. Ему он уплачивает выкуп Своей Кровью, и ее же приносит в Жертву Отцу, ибо Его, разгневанного, как было сказано, нужно было примирить, а тирана, никогда еще не видевшего достойного выкупа, насытить. Итак, [Спаситель] становится и тем, и другим. И по Божественному правосудию, как человеческая, драгоценная Кровь хотя и дается содержащему в плену [наше] естество тирану, но никоим образом не удается ему, беглому рабу и отступнику, забрать ее, поскольку она есть Кровь Божия. Поэтому-то она и приносится в Жертву Отцу. Если вспомнить приведенный нами пример: положим, некто из близких взял меру золота, желая выкупить пленника за деньги, и уже отослал ее тирану, а тот устремился, чтобы забрать выкуп, и уже почти в руках держал золото. Как вдруг царь, устремившись на выручку своему домочадцу и слуге, спас его от плена, а власть тирана разрушил. Пусть же царю останется и заготовленный выкуп — это будет указанием на его мужество. Так да будет [Кровь Христова] принесена Отцу, словно некий дар разгневанному на пленника за то, что тот всецело сам себя вверг в западню разбойника.

Вот каково было дело Домостроительства Спасителя нашего Иисуса Христа, за вычетом того только, что здесь не один предложил выкуп, а иной был Царь, одолевший тирана, но один и тот же Бог Слово. Он как человек воспринял человеческое естество и заплатил выкуп за весь [наш] род, излив драгоценную Кровь и претерпев вольную смерть — единственная истинно равноценная плата за все естество (ὅλης φύσεως); как Бог же и Царь — губит разбойника, напавшего [и взявшего нас] в плен, так что тот, вкусив Его плоти, оказывается вынужден извергнуть и тех, кого поглотил прежде; досточтимую же Кровь приносит в жертву Отцу для примирения [нашего] естества.

Так Единородное Слово Божие для нас делается всем: и Возместителем долгов нашего естества — как соестественный нам Человек; и Защитником нашим, Победителем ужасного тирана и Победоносцем — как Царь и Бог; и Посредником и Примирителем нашим перед Богом Отцом. Он — и Иерей, и Жертва; и Питатель, и Пища; и Врач, и Врачевство; Он — все самое прекрасное и благотворное.

Итак, [вкратце] повторим уже сказанное и окончим наше рассуждение. Драгоценная Кровь была дана по икономии как бы в качестве выкупа тому, кто содержал в плену [человека], и до момента отдания была выкупом. Но хотя и подобало принести ее как [выкуп], тирану не удалось забрать ее — да и нельзя было, чтобы он мог ее забрать. Итак, она приносится как жертва Отцу, поскольку человеку было нужно освятиться человеческим [естеством] Бога, как говорит Богословесный глас.

Если это [рассуждение] покажется тебе достаточным, досточтимый владыко, передай его и желающим, будь они из числа стремящихся к познанию или же просто к нам благорасположенных. Если же тут не сказано ничего идущего к делу, то да будет [это сочинение] забыто и сокрыто в самом темном углу, чтобы не могла эта пустая болтовня повредить тем, кто случайно на нее наткнется.

_______________________________

[1] Григорий Богослов, свт. Слово 45: На Святую Пасху, 22 // Творения. М., 2007. Т. 1. С. 570.

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 3 часа

Редакция

Редакция 0
Комментарии: 3Публикации: 128Регистрация: 30-10-2016

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .