Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) глазами безбожников. Часть 2. 08.1947-12.1948 гг.

26 марта, 2024 Жития святых Комментарии : 0
Читали : 45

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий) глазами безбожников. Часть 2. 08.1947-12.1948 гг.

Продолжение. Часть 1 (08.1946-08.1947 — по ссылке)

ИЗ ИНФОРМАЦИОННОГО ДОКЛАДА УПОЛНОМОЧЕННОГО ЗА 3-й КВАРТАЛ 1947 года
2 октября 1947 г.
<…> Архиепископ Лука в отчетном квартале посетил меня 1 раз, по приглашению, 29 августа с/г.
В это время у меня находился зам. заведующего инспекторским отделом Совета тов. Спиридонов, проверявший мою работу. <…> Во время беседы Лука ставил следующие вопросы:
1) О предоставлении жилой площади духовенству в гор. Ялте и в Симферополе (о чем Лука посылал и телеграмму в Совет, на которую мною дано Совету разъяснение № 112 от 27/VIII-47 г).
При этом Лука спрашивал, можно ли возвратить церкви принадлежавший ранее ей жилой дом? И как обеспечить духовенство жилой площадью?
По этому вопросу ему было дано разъяснение, что можно ставить вопрос о возврате церкви таких жилых домов (церковных сторожек), которые не подлежат национализации. В гор. Ялте и Симферополе (на кладбище) дома большие в свое время были национализированы, и о передаче их церкви вопроса ставить нельзя. Насколько суд решил правильно, отказав церковной общине в гор. Ялте в просьбе о выселении бывшего священника Нефедова, как лишенного сана и не служащего в церкви, этот вопрос может быть рассмотрен органами суда в порядке надзора.



О своей квартире Лука сказал: «Если бы он не был лауреатом, возможно, она бы не была освобождена от посторонних жильцов и до сих пор».
На это ему пришлось ответить, что не только это, так как вопрос об освобождении занимаемой им квартиры от посторонних жильцов Облисполком не снимал, как говорят, с повестки дня более 2-х лет.

2) Затем Лука спросил, какие приняты меры к представителям местного сельсовета с. Орловка Раздольненского района, препятствующим нормальной деятельности общины в этом селе, что, по сообщению настоятеля церкви священника Мосcейчука, в селе Орловка комсомольцы добиваются закрытия церкви для использования ее под клуб.
На это я Луке ответил, что по жалобе Моссейчука выезжал на место, были приняты соответствующие меры, и нездоровое отношение к церкви со стороны местных работников устранено.

4) Почему запрещают проводить по домам сбор средств на нужды церкви?
Луке было разъяснено, что такие сборы можно проводить только в церкви и разрешать подворный сбор средств на церковные нужды (как это делалось когда-то) в условиях свободы совести и вероисповедания – было бы неправильным.
В дальнейшей беседе тов. Спиридоновым было обращено внимание Луки на то, что непосредственное обращение к председателю Облисполкома, как это имело место, по вопросу жилых помещений для духовенства в гор. Ялте – не полезно, что по всем вопросам следует обращаться к уполномоченному Совета.
Лука согласился с этим и сказал, что он учтет это в дальнейшем.

В отношении характеристики архиепископа Луки, также довольно подробно о нем сообщалось в предыдущих докладах, можно дополнить только тем, что он уже с лекциями и докладами по вопросам хирургии не выступает, но больных у себя на дому иногда принимать продолжает.
Будучи на приеме 29/VIII-47 г., Лука нам с тов. Спиридоновым из своей медицинской деятельности рассказал и такой случай.
Когда он отдыхал в Алуште в конце июля м-ца с/г, к нему обратился главный врач больницы с просьбой прочитать для местных врачей доклад по вопросам хирургии. Лука дал согласие и к нему готовился. За один или два дня до назначенного срока доклада его опять посетил главврач, извинился и предупредил, что доклад не состоится, так как он запросил Симферополь о согласии на постановку этого доклада, но его не разрешили. Лука сказал: «Опять помешала моя ряса» и добавил, что он теперь себя посвятит исключительно духовной деятельности и медицинскими вопросами заниматься не будет.
<…>
Со стороны священников отношение к Луке за последние месяцы изменилось в лучшую сторону, уже нет недоброжелательных высказываний по отношению его, потому что Лука стал более осторожен в вопросах их перемещения, что имело место вначале, перемещает только в исключительных случаях и по просьбе самих священников, как он сам говорит – «для пользы церкви», затем он сам стал отзываться о священниках положительно, говорит, что среди духовенства остались только хорошие пастыри, преданные своему пастырскому долгу, а все, кто были негодны для церкви среди духовенства, им уволены, как сорная трава.
Среди церковного актива Лука также пользуется авторитетом, главным образом за то, что он посещает не только городские приходы, но и сельские, и за то, что он не требует себе приношений, пышных встреч, угощений и прочего.
<…>
Лука в отчетном квартале посетил 4 прихода:
1) Знаменской церкви села Грушевка Старо-Крымского района;
2) Прасковейской церкви села В. Топлы Старо-Крымского района;
3) Покровской церкви гор. Судак и
4) Успенской церкви села Чистенькое Симферопольского района.

Как правило, о дне своего выезда он приходским священникам посылал телеграммы, видимо, с той целью, чтобы его встречали. Когда он приехал в Грушевку, там его никто не встретил, и верующие не знали о его приезде, более того, он не мог попасть и вовнутрь храма для его осмотра, ключи от церкви находились у церковного старосты (священник Мищук), а последний работал где-то в степи, и его не смогли найти, так и уехал, не осмотревши церкви.
При встрече его в Судаке было не менее 200 чел. Встреча была с колокольным звоном и хором певчих – так же и провожали. В Судакской церкви он произнес проповедь о внутрицерковной жизни в Крымской епархии, о тяжелом материальном положении духовенства и приходских общин, о имеющихся случаях растрат, хищений и т.д.
В Успенскую церковь села Чистенькое Симферопольского района выезжал по приглашению приходской общины в их престольный праздник для совершения архиерейской службы со всем своим причтом. На этой его службе было более 300 чел., при этой его службе были верующие и из других районов – Бахчисарайского, Белогорского и др.
<…>
Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР по Крымской области Я. Жданов

***
Из докладной записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
2 октября 1947 г.
На праздник Преображения Лука служил в кафедральном соборе, верующих было мало. В проповеди он сказал:
«Служба была сегодня архиерейская, а народу мало. Я живу вместе с вами, радуюсь, когда вас много, и плачу, когда вас мало, я плачу и прошу у Бога смерти. Вы забываете храм и оставляете меня, лучше мне пойти от вас к Богу, где вас нет».
Слова «я плачу и прошу смерти» подействовали на верующих фанатиков, и многие плакали, плакали также Лука и служившие с ним священники Милославов и Осипов.

14 сентября сего года Лука в своей проповеди заявил:
«В нашей неверующей стране, где существует удивительнейший и совершеннейший государственный строй, есть много людей, творящих добрые дела и живущих нравственной жизнью, но не посещающих церковь и не исполняющих таинства крещения. Такие люди не считаются христианами, их дела Богу не угодны, и такие люди будут Богом наказаны.
Только те люди есть истинные христиане, которые живут по заповедям Божьим, делают добрые дела с глубокой верой в Бога, с всеобщей любовью ко всему человечеству, не считаясь ни с нацией, ни с классом, они будут иметь прощение и милость Божью».

12 сентября сего году Лука нашему агенту «Дроздовскому» в беседе об Александре Невском сказал о том, что его общество признало за великого человека как защитника и поборника за свое отечество от иноземных порабощений, и в заключение сказал:
«Перед вами может возникнуть вопрос – позволительны ли вообще войны? Да, позволительны. Поднимать меч на защиту своего отечества – в таком случае и Бог оказывает помощь победить врага. Вот как пример: мы недавно испытали кару Божью над немцами, которые совместно с прочими захотели захватническим образом поработить наше отечество – Родину дорогую. Но бывает и наоборот, что Бог за наши прегрешения может и наказать нас, отдать во власть врагу. Это и будет явное наказание за наши грехи и прегрешения, Господь, как тогда, так и теперь посылает великих мужей для борьбы с неправдой и на защиту социальной свободы, права и своего отечества, и защиты православной».

22 сентября сего года Лука в проповеди указал на то, что в данное время имеются признаки возникновения новой войны и заявил:
«Вы, вероятно, слышали передачи по радио, а кто читает газеты, тот читал, как наш министр иностранных дел на заседании в Ассамблее отклоняет неправоту нападок на наш Союз.
Так будем молиться, чтобы Бог пощадил нас Своими карами и отвел грозящую нам войну».
Разработку Луки продолжаем вести в направлении выявления его антисоветских связей и враждебной деятельности.

И.о. начальника управления МГБ СССР по Крымской области полковник Ходжаев

***
Из докладной записки и.о. начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
1 ноября 1947 г.

2 октября сего года Лука зашел в канцелярию епархии и в присутствии нашего агента «Вологодского» и одного священника, показывая напечатанные в газете «Правда» обмен письмами между послом США и товарищем Молотовым по вопросу статьи, напечатанной в «Литературной газете» писателя Горбатова «Гарри Трумэн», заявил:
«Это ужасно, что делается на свете. Ответ Молотова – это равносильно пощечине Трумэну. Какая наглость! Ведь это может окончиться весьма неблагоприятно.
Молотов пишет о всестороннем освещении в советских газетах всех событий, но ведь это вранье. В наших газетах очень многого не пишут.
По радио передавали о казни болгарского революционера Николы Петкова, а в газетах ведь об этом напечатано не было. Между тем по радио передают, например, речь Черчилля, который расценивает эту казнь как политическое убийство. Да и в самом деле, отец и сын Петкова все время боролись за демократию, а когда пришла власть коммунистов, он попросил разрешения выехать из Болгарии. Ему разрешили, а на аэродроме арестовали, затем судили и казнили.
Англия и Америка требовали международного суда, а они расправились своим судом.
Вот что делается в мире. Сплошной ужас и кошмар»..<…>

Разработку Луки продолжаем в направлении выявления его антисоветских связей и враждебной деятельности.
И.о. начальника Управления МГБ СССР по Крымской области полковник Ходжаев.

***
Из докладной записки и.о. начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
1 ноября 1947 г.
<…>
5 сентября 1947 года Лука в соборе в своей проповеди заявил:
«Поменьше позволять молодежи чтения сладострастных романов, кои, в конце концов, являются следствием извращенности и разложения общества. Запрещать слишком частое хождение в кино и трату попусту времени, а приучать к труду».

13 октября сего года в кафедральном соборе города Симферополя Лука читал проповедь, в которой сказал: «Родители обязаны воспитывать в христианском духе своих детей, ибо строго ответственны за своих детей перед Богом, обществом и государством. Возлагать на школу это нельзя. Необходимо воспитывать детей в семье больше. У нас во многих случаях дети предоставлены самим себе, в редких случаях на старых нянек, хорошо, если добрая старая няня воспитывает детей в христианском духе, то очень хорошо.
У нас, как ни в одной другой стране в мире, женщина наравне с мужчиной, женщина равноправна в общественной и политической жизни, конечно, это очень хорошо, я благословляю это. Но нельзя же забывать семью, мужа и детей. Женщина должна быть в доме, в семье и воспитывать своих детей.
Общественная и политическая жизнь отнимает роль женщины в семье. Женщине необходимо заниматься воспитанием детей и заботиться больше о семье. Ибо государство состоит из общества и клеток семей, и если в семье не будет здоровой жизни, то и общество будет нездоровым, то и государство будет слабым. Поэтому семья должна быть здоровой, общество будет здоровым, а если общество будет здоровым, то и государство будет крепким и сильным.
Кроме гражданского брака, должен быть и церковный брак, ибо церковный брак сильней и крепче».

14 октября 1947 года Лука автомашиной возвращался из города Джанкоя, в присутствии двух священников и шофера и заявил:
«Как хорошо выезжать на места и выступать с проповедью перед прихожанами. Не так давно я узнал, что некоторые прихожане считают меня за красного архиерея и что у меня даже печать красная. Это потому, что они меня не видят и не слышат. На самом же деле я в своих проповедях всегда осуждаю безбожников. Неоднократно слышу разговор, что я очень резко выступаю против безбожников и даже получил предупреждение».
От кого получил предупреждение, Лука не сказал.

19 октября 1947 года в своей очередной проповеди, имевшей место в соборе, Лука высказал следующее:
«Наша жизнь коротка, мы мечемся и хлопочем о жизни, но забываем храм и не даем милости своими пожертвованиями и милостями. От этого Церковь обеднела, не имеем средств на притчи, хор, не можем производить текущего ремонта.
Все вы суетитесь и бегаете по воскресным дням по базарам и рынкам и не находите времени для посещения храма, храм наш пустой. Мы на земле живем временно и сами не знаем, когда придет наша смерть, кончина земной жизни. И стар, и млад, и все мы, слуги Бога, должны найти время и дать храму свою лепту – пожертвование. Без этого пожертвования храм оскудевает, беднеет».

За последнее время в церквах Крымской епархии резко сократилась посещаемость верующих, в отдельных городах и районах Крымской области верующие совершенно не посещают церковь, о чем свидетельствует сокращение верующих православных церквей и массовый отход от церкви.
Этот факт замечает и Лука, но объясняет это тем, что якобы в Крыму, ввиду неурожая, ухудшилось материальное положение населения. В связи с чем снизилась посещаемость церквей верующими и резко сократился доход епархии.

18 октября 1947 года в адрес Патриарха Алексия из города Симферополя проследовал документ от имени прихожан симферопольского Свято-Троицкого собора, в котором прихожане жалуются Алексию на архиепископа Луку. Копия документа при этом прилагается.

8 октября сего года Лука отправил документ в адрес митрополита Николая Крутицкого, в котором указывает о своей успешной деятельности в епархии и о желании издать книгу «Дух, душа и тело».<…>

Разработку Луки продолжаем в направлении выявления его антисоветских связей и враждебной деятельности.
И.о. начальника Управления МГБ СССР по Крымской области полковник Ходжаев

***
Из докладной записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
2 декабря 1947 г.
9 ноября 1947 года в воскресный день в кафедральном соборе города Симферополя Лука организовал торжественный молебен, во время которого прочитал с амвона послание Патриарха, написанное в ознаменование 30-летия существования советской власти, а затем заявил:
«Я мог бы ограничиться чтением этого послания, но считаю необходимым остановиться на двух основных моментах, изложенных в послании Патриарха. Первое – это то, что за 30 лет проделана большая, напряженная работа по устройству нового государственного строя в нашей Родине. Поистине проделана исключительная работа.
Много, правда, пришлось испытать лишений и бедствий, прежде чем завершено новое строительство, но без этих лишений не может быть осуществлено устройство нового государственного порядка.
Если вы спросите меня, когда же прекратятся эти лишения и будет хорошая жизнь, я скажу вам, что прошедшие 30 лет – это сравнительно ничтожный срок, и пройдут еще многие десятки лет, прежде чем жизнь наша будет вполне нормальна.
Верьте мне, что это время настанет, и мы будем жить спокойно и радостно.
Хочу также остановиться на втором моменте, а именно относительно устройства нашей церковной жизни.
При царском строе Патриарха не было, а во главе церкви стоял Священный Синод, который самостоятельного управления не имел, т.к. при этом Синоде от царской власти был поставлен контроль в лице обер-прокурора Синода, который фактически управлял церковной жизнью, а Синод был послушным орудием этого царского контроля.
С момента революции церковь отделена от государства, и управляется она самостоятельно. Возглавляет церковь Патриарх, и власть во внутренние дела [церкви] не вмешивается.
Многого, правда, еще не сделано в нашей церковной жизни. Нет, например, до сих пор свободного воспитания детей в религиозном духе, нет преподавания в школах Закона Божьего, и антирелигиозная кампания не ослабевает.
Все это тормозит устройство нашей церковной жизни, но я надеюсь, что и в этой области рано или поздно наступит перелом».
После этой проповеди был отслужен благодарственный молебен с многолетиями Патриарху, архиепископу Луке и правительству.

16 ноября 1947 года Лука в соборе произнес проповедь, в которой сказал:
«В нынешнее время нет воскрешения из мертвых, хотя и написали в газетах в Ташкенте, что нашли способ воскрешения из мертвых, но до сих пор никак не применяют это и не смогут применить
В настоящее время неверующие смеются над тем, что Христос воскрешал, и считают ниже всякого достоинства поклоняться Богу. Считают это унижением.
В прежние времена поклонялись не только Богу, но и старым людям, уважали седину стариков. А в нынешнее время только в песнях воспевают стариков, но на самом деле ничего подобного нет. Наоборот, смеются над стариками, нет уважения даже к седине старика.
Вы, вероятно, сами замечали, какой неприятный смрад несет от многих людей, хотя они высокопоставленные люди. Они не хотят никого знать, кроме себя и высшей науки. Никогда никакая наука не воскресит человека».

19 ноября 1947 года Лука получил из города Москвы телеграмму, в которой от имени «Журнала Московской Патриархии» просили его прислать в срочном порядке статью на тему о поджигателях войны, по этому поводу Лука, обращаясь к нашему агенту «Вологодскому» и священнику Милославову, заявил:
«Как вы думаете, ведь это необычайная просьба, а главное, спешно! Это требование о присылке статьи на тему о поджигателях войны, безусловно, продиктовано Карповым. Правительство настолько обеспокоено создавшейся политической обстановкой, что решило прибегнуть к помощи духовного ведомства, чтобы подготовить общественное мнение к назревающей опасности войны. Во всяком случае, эта телеграмма создает тревогу».

22 ноября сего года Лука зашел в канцелярию епархии и, показав агенту «Вологодскому» и благочинному Милославову написанную им в «Журнал Московской Патриархии» статью на тему о поджигателях войны, заявил:
«Я считаю, что задание “Журнала Московской Патриархии” написать статью о поджигателях войны именно мне не случайно и, видимо, сделано по предложению Карпова. Мое мнение известно за границей, а поэтому и статья за моей подписью будет иметь важное политическое значение. Ведь с успехом мог бы написать статью митрополит Николай или кто-нибудь другой из Патриархии, но они, очевидно, дипломатично отказались от этой неприятной миссии и умывают руки.
Мое положение также не совсем приятное и приходится варьировать и тщательно продумывать заданную мне тему».

Прочитав статью, Лука сказал:
«Если вы обратили внимание, в этой статье есть одно скользкое место, и я полагаю, что из-за этого места могут забраковать мою статью. Я зачитаю еще раз это место: “Я, конечно, очень далек от того, чтобы считать коммунизм делом от Бога, ибо последователи его сами скажут нам, что он не от Бога, а от Маркса и Энгельса, и не нуждаются в утверждении его авторитетом Бога, бытие Которого отрицают”.
Это ведь так, но мне кажется, что эта часть статьи не будет приемлема. Как вы думаете?».
На это наш агент «Вологодский» ответил:
«В условиях существующей свободы слова и печати это место в Вашей статье должно быть отпечатано».
Лука рассмеялся и сказал:
«Конечно, в условиях свободы слова и печати моя статья могла быть полностью отпечатана, но в том-то и дело, что у нас нет ни свободы слова, ни печати, а все эти красивые слова записаны только на бумаге».
На замечание агента «Вологодского»:
«Как же так, Вы ведь называете существующий строй истинно демократическим и превозносите его, а раз так, то и бояться Вам нечего»,
Лука опять рассмеялся и заявил:
«Говорить можно все, но на самом деле ничего этого нет.

Есть еще второе место в моей статье, которое требует обсуждения, а именно мое утверждение в том, что поджигатели войны считают, очевидно, и нас, архиереев и священников, коммунистами. Это на самом деле так и есть. Если вы читали газеты, то несколько позднее было сообщено в газете о том, что Папа Римский подобрал себе кардиналов, всех реакционно настроенных, и предложил всем подчиненным присоединиться к фашистскому движению. Вот они прочтут мою статью и скажут, что, мол, все русские архиереи являются коммунистами. Несомненно, они боятся назревающего коммунистического влияния во всех странах».

27 ноября 1947 года Лука авиапочтой отправил в редакцию «Журнала Московской Патриархии» написанную им статью «К миру призвал нас Господь» со следующей препроводительной:
«Посылаю статью о поджигателях войны. На стр. 4-й я зачеркнул одно место, так как оно, вероятно, не выдержит цензуры Совета. Если же у нас есть свобода печати, то следует оставить его.
Вместо второй статьи пришлю на днях проповедь о милосердном самарянине, относящуюся к поджигателям войны».
Копия статьи «К миру призвал нас Господь» прилагается.

23 ноября сего года Лука в соборе выступил с проповедью на тему «Притча о милосердном самарянине», в которой сказал:
«Мы мирны, зачем же другие не мирны? Зачем воздвигнута эта страшная перегородка между людьми, зачем эта вражда одного христианства против другого, зачем готовят ужасы третьей мировой войны, которая в огромной мере превзойдет ужасы Второй мировой войны? Зачем, зачем…
Что же делать нам, христианам? Нам нужно поступать так, как Господь Иисус Христос велел книжнику. Нам нужно считать ближними своими всех тех, кто любит добро, правду, кто далек от всякого наслоения, кто никому не хочет причинить зла.
Мир теперь сделался враждебным.
Нам нужно ныне подальше уйти от тех сердец, которые много враждуют. Нам нужно прийти к тем, в сердцах которых так много стремления к добру, к правде, которые милосердны, которые никому не хотят причинить зла.
Настало время, когда следовало бы создать новый интернационал, интернационал всех любящих добро, всех ненавидящих неправду, всех стремящихся к миру, всех ненавидящих войну.
Этот великий интернационал сможет победить злобу всех поджигателей войны и сумеет запретить и им не позволить и удержит их руки, держащие атомные бомбы.
И уже многие народы объединяются, все, кто истинно стремится к миру, кто ненавидит войну, насилие, кто любит добро, кто милосерден, кто честен, кто полон сострадания, кто льет слезы свои, глядя на неправду в мире.
Идет прогрессивный процесс объединения воедино всех тех, кто ненавидит насилие.
Уже организуется этот прогрессивный интернационал врагов войны, друзей мира, любящих добро».

Разработку Луки и его связей продолжаем.
Начальник Управления МГБ СССР по Крымской области
генерал-майор Марсельский

***
ИЗ ИНФОРМАЦИОННОГО ДОКЛАДА УПОЛНОМОЧЕННОГО ЗА 4-й КВАРТАЛ 1947 года
2 января 1948 г.
<…>
Лука в отчетном квартале посетил 9 приходов:
<…>
При его приездах в церквах уже ожидали: в селе Войково – до 100 чел., в Магазинке – чел. 60, в Джанкое – до 200 чел., в Красногвардейском – до 100 чел. и в селе Октябрьском – до 50 чел., в Учвели-Орка при его встрече никого не было, так как не была получена телеграмма.
При этой поездке нигде он не служил, но везде произносил проповеди, более о сектах и сектантах разъяснял, что разные секты появились из лютеранства, о их вреде и т. д., при этой его поездке были случаи и приема им больных в Айбарах и в Магазинке.
Сам Лука о своей этой поездке отзывался так, что верующие, особенно приходских общин в селах Ай-бары и Магазинка, были очень рады его приезду, так как там никогда не был «архиерей».
Вторично выезжал в гор. Джанкой на 14/Х по приглашению приходской общины Покровской церкви на их престольный праздник «Покрова», где совершил свою архиерейскую службу, выезжал со всем своим причтом: диаконом, иподиаконом и мальчиками.
Присутствовало в церкви при его службах 13/Х накануне «Покрова» до 500 чел. 14/Х утром, во время его службы, несмотря на то что день был рабочий, побывало в церкви до 800 чел., заходило много молодежи из любопытства послушать, как служит архиерей.
После службы Лука произнес проповедь «О смирении и любви к ближнему».
4/ХI Лука выезжал в г. Феодосию по приглашению приходской общины Казанского собора в их
престольный праздник для совершения там службы.
Затем 30/ХI он выезжал в г. Севастополь по приглашению приходской общины Покровского собора. О результатах этих его поездок пока данными не располагаю.<…>

Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР по Крымской области Я. Жданов.

***
Из докладной записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
3 января 1948 г.
<…>
26 ноября 1947 года, после опубликования Указа Верховного Совета в отношении отмены привилегий за правительственные награды – ордена, архиепископ Лука в беседе со священником Афанасьевым заявил:
«Этот Указ будет кое-кому не по нутру. Кое-кто из награжденных не будет симпатизировать Советской власти».

15 декабря 1947 года Лука, прослушав передачу по радио о денежной реформе в Советском Союзе, в беседе с агентом «Вологодским», называя это мероприятие «дьявольской выдумкой», заявил:
«Вот видите, Сталинские премии оказались мыльными пузырями. Это называется благодарность за мой долголетний труд. После этого вряд ли кто будет доверять правительству. Все постараются изъять из сберкасс свои сбережения. Отлив средств, безусловно, будет большим. А какой теперь дурак будет подписываться на заем или покупать его? Сплошная ложь.
В общем, правители доводят народ до нищенского состояния. Вы думаете, об этом не знают за границей? Все прекрасно знают.
Удивительно только, как они смело действуют.
Очевидно, наше правительство пошло «ва-банк». Но это хорошо, чем хуже, тем лучше. Они сами обостряют обстановку, и это может закончиться печально».
<…>
20 декабря 1947 года в канцелярии епархии в присутствии сотрудников канцелярии Лука, касаясь денежной реформы, заявил:
«Из Америки по радио передают, что такой девальвации, какая проведена у нас, история еще не знает, и обмен денег один в десять является неслыханным ущемлением интересов народа. Вот как реагируют на это другие страны, и это совершенно верно».

17 декабря 1947 года, примерно в 15 часов, Лука принес в канцелярию две газеты «Правда» и, передавая их, обратился к присутствующим источнику и Милославову:
«Вы читаете газеты?».
«Да, безусловно. А в чем дело?» – спросил источник.
«В сегодняшнем номере газеты отпечатано о каком-то срыве лондонской сессии», – заметил Милославов.
«Да, именно. Лондонская сессия закончила свою работу безрезультатно!» – ответил Лука.
«А Вы не находите, что это обстоятельство очень серьезное?» – спросил источник.
«Я считаю, что срыв работы сессии в Лондоне является результатом провала нашей политики. Это начало катастрофы! Совершенно очевидно, что война неизбежна. Так, собственно говоря, и должно быть!» –ответил Лука.

18 декабря 1947 года Лука, примерно в 13 часов, пришел в канцелярию и в присутствии Милославова, Рахманова, Афанасьева и Лейкфельд начал разговор относительно печатания своих проповедей.
«Отец Владимир (Соколов) будет печатать мои проповеди на машинке, и моя просьба обеспечить его писчей бумагой», – сказал Лука.
«С бумагой в данное время создалось несколько затруднительное положение, но надо как-нибудь постараться, – сказал источник и одновременно спросил:
– А нельзя ли, владыко, поставить вопрос об отпечатывании Ваших проповедей типографским способом?».
«В условиях свободы печати у нас это совершенно невозможно, – со смехом ответил Лука. – Мои проповеди печатать не будут, это очень сложно при существующей цензуре. Будучи еще в Тамбове, я как-то в Москве говорил на эту тему с Карповым, и он мне буквально сказал следующее: “Одно дело, когда Вы говорите свои проповеди среди прихожан в пределах храма, но когда эти проповеди делаются достоянием всех, это уже будет носить другой характер. Вы сами должны это понимать”.
Вот что сказал мне Карпов, и это совершенно верно. Проповеди митрополита Николая печатаются и издают только потому, что во всех его проповедях он примиренчески относится к власти, а я в своих проповедях ругаю их и говорю правду про безбожников. Следовательно, мои проповеди не понравятся власти и не могут поэтому печататься.
В советской Конституции записано о разрешении антирелигиозной пропаганды, а о разрешении религиозной пропаганды ничего не сказано», – сказал Лука.
«Но самый факт открытия церквей разве не является разрешением вести религиозную пропаганду?» – спросил Афанасьев.
«Конечно, нет! Открытие церквей является вынужденным для Советской власти мероприятием. Это сделано под влиянием и настойчивым требованием со стороны Америки в период войны, из политических соображений», – ответил Лука.

Разработку Луки и его связей продолжаем.
Начальник Управления МГБ СССР по Крымской области генерал-майор Марсельский

***
Из докладной записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
3 февраля 1948 г.
<…>
30 января 1948 года Лука выезжал в г. Севастополь, где после службы в соборе выступил с проповедью, в которой призывал верующих воспитывать детей в религиозном духе. Требовал, чтобы родители запрещали своим детям ходить в кино, театры и другие культурно-просветительные учреждения.

В начале января месяца этого года редакция журнала «Московская Патриархия» возвратила Луке написанную им статью «К миру призвал нас Господь» и просила подтвердить его согласие на печатание этой статьи в новой редакции, одновременно редакция сообщила о том, что вторая его статья «О милосердном самарянине» изучается и о ее напечатании будет решено особо.
По этому поводу Лука нашей агентуре высказывал:
«Моя вторая статья “О бедном самарянине” одна из лучших статей, и я бы хотел, чтобы именно она была напечатана. А первую статью можно было бы даже не печатать. Так вот, видите ли, первая статья редакции понравилась, так как в ней поются дифирамбы правительству, а вторая статья, очевидно, забракована, и понятно почему. Если вы помните, в статье “О милосердном самарянине” я написал, что мы, верующие, не пойдем по “их” пути, так как у нас своя дорога и свои стремления. Вот это им не нравится. А иначе я сказать не могу. Вот видите, как “они” не любят правды, а еще говорят о свободе печати, которая якобы существует в советской стране. Им надо, чтобы подхалимничать, писать только то, что им нравится, а я этого не могу и не буду делать.
В ответ редакции я хочу написать, что я, мол, согласен на печатание первой статьи, “К миру призвал нас Господь”, только при условии, если будет напечатана и вторая статья без каких-либо изменений.
Вот я им и дам почувствовать. Интересно, как они будут реагировать на это».

8 января 1948 года в г. Симферополе Лука выступал в соборе с проповедью, в которой указал:
«Политического мира на земле никогда не будет, напротив, перед кончиной мира больше будет распрей между людьми: восстанет народ на народ, будет голод, страдание, огонь, меч, настанет тогда конец мира».

18 апреля сего года Лука на имя Патриарха Алексия отправил рапорт, в котором изложил о «бедственном» положении крымских приходов, что причиной этому якобы является «принуждение» исполнять колхозные работы в празднично-церковные дни. Копия рапорта при этом прилагается.

По поводу указанного рапорта Лука нашей агентуре заявил:
«Я уверен, что Патриарх на мой рапорт не ответит. Для того, чтобы добиться какого-либо принципиального решения в правительстве по тем мероприятиям, которые я выдвинул в своем рапорте, необходима настойчивость со стороны Патриарха, но, к сожалению, наш Патриарх совершенно обезличен и находится на поводу у правительства, и все вопросы решает Карпов. Патриарху живется хорошо, и он не станет портить отношения с правительством, Патриарх действует, как ему диктует правительство.
Возьмите, как пример, наш журнал, издаваемый Московской Патриархией, он носит тенденциозный характер, все статьи пишутся в угоду правительству, и журнал ничего актуального – церковного – не имеет, так как выхолощен под контролем Карпова по политическим соображениям.
Если бы Патриарх Алексий был действительно самостоятельным главой церкви, ни от кого не зависимый и ни перед кем не подхалимничал, то он мог бы со всей резкостью поставить вопрос перед правительством и добиться решительных изменений в церковной жизни, – но этого нет и не будет.
Все зависит от общества – положения в нашей стране, и основной причиной разрухи церковной жизни является обнищание народа.
А вы думаете, только в нашей церковной жизни получается такая разруха? Эта разруха везде и всюду».

23 января сего года Лука в своей проповеди, произнесенной им в кафедральном соборе, сказал:
«Гордые и надменные люди, ищущие власти, презирают и топчут нищих и бедных, и ценой алчности, власти, даже ценой подкупов, насилия и крови добиваются этого.
Эти гордые люди ищут славы у тех же, кого попирают, кого насилуют. Эти властелины мира теряют много сил, труда, много делают плохих дел, чтобы добиться высоты и первенства среди той же толпы. Больших трудов гордым надо, чтобы получить славу,величие.
Гордые властелины мира не могут быть рабами и слугой у нищих, сирот, неимущих. Только смиренные духом, непротивляющиеся злому и гордому, возвысятся перед Богом и удостоятся славы вечной и Царствия Бога. Смирение, покорность, незлобие, терпение и вера – вот отличительная черта их.
Среди вас много-много нищих, сирот, бедных, обиженных. Это старухи, старики, и нищие, и больные, и – Бог около вас, среди вас и с вами.
Есть два пути перед вами: путь гордых, власть имущих, и путь смирения, покорности, любви и всепрощения. Идите по этому пути и удостойтесь славы Бога».

Начальник Управления МГБ СССР по Крымской области
генерал-майор Марсельский

***
Из докладной записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
3 марта 1948 г.

1 февраля 1948 года Лука в кафедральном соборе гор. Симферополя прочел проповедь на тему «О премудрости», в которой заявил:
«О какой премудрости говорится в Писании? Мудрость бывает ученая, философская, политическая. Этой мудростью руководствуются при насилиях, обмане, при политических делах. В этой светской мудрости много лжи, обмана. Много у этих людей гордости, тщеславия, пороков разных.
Многие учения и философские мудрости, мудрости науки через некоторое время отмирают, отходят в сторону как ненужные. Имеются в психологии такие истины мудрости, которые совсем не признаются.
Не верьте в эту болтологию. В этом обман мудрых людей. Злые люди руководят этой мудростью. Эта мудрость от сатаны и диавола. Эта же мудрость родила атомную бомбу. На людях ученых, которые создали атомную бомбу, лежит печать сатаны и диавола.
Современные технические достижения, успехи мудрости людей частично направлены на благо народа, а часть против блага. Поэтому одни достижения науки от Бога, а другие от дьявола.
Вам, верующим, надо быть мудрыми для Бога. Надо знать не внешнюю, а душевную психологию.
Эту душевную психологию хорошо знали святые Анатолий Великий, Савва и другие.
Ученая мудрость, философия руководствуется чувством–сердцем. Иногда сердце подсказывает – что хорошо, что плохо. Значит, рассудок руководствуется чувствами – сердцем.
Простые, неграмотные, смиренные бывают лучше,мудрее грамотных ученых.
Хорошо писал ученый французский Паскаль, когда говорил о религии. Паскаль был премудрый».

18 февраля 1948 года Лука направил Патриарху Алексию письмо, в котором изложил о «бедственном» состоянии крымских церквей и одновременно клевещет на якобы тяжелое положение с продовольствием в Крыму.
Лука, будучи недовольным на ряд священников, носящих светскую одежду и посещающих парикмахерские, 22 февраля с.г. написал по этому поводу Патриарху Алексию письмо, в котором настаивает, чтобы Алексий принял соответствующие меры.
Разработку Луки и его связей продолжаем.

Начальник Управления МГБ СССР по Крымской области генерал-майор Марсельский

***

ПИСЬМО УПОЛНОМОЧЕННОГО ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СОВЕТА
ПО ДЕЛАМ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР тов . БЕЛЫШЕВУ С информацией о беседах с партийными руководителями Крымской области
4 марта 1948 г.
<…>
30 мая 1947 г. был принят первым секретарем обкома ВКП(б) тов. Соловьевым, по его приглашению.
Первыми вопросами его были: плохо знаю, что делается среди духовенства. Например: подписка на заем не проводилась, пока я не напомнил об этом Луке, что Лука зарывается, работает против нас, церкви посещают много студентов мединститута, что он имеет свою агентуру в учебных заведениях, морально действует на население и т.д.
Выслушав тов. Соловьева, я ему разъяснил, что в отношении подписки на заем среди духовенства и верующих действительно до моей беседы с Лукой, по сути дела, таковая не проводилась, но я никаких указаний на сей счет давать не мог. И только при встрече с Лукой, в беседе, между прочим спросил у него, как проходит по церквям подписка на заем. Лука ответил незнанием и сказал, хорошо, что я ему напомнил, и он даст указания настоятелям.
Что касается его деятельности как архиепископа, я ему зарываться не даю и нарушать советские законы не допускаю. В отношении же его медицинской деятельности, то в эту отрасль работы я вмешиваться не могу, а в отношении того, что он читает лекции и доклады на медицинские темы в поповской рясе, то это дело медицинских работников не приглашать его для этой цели, а в отношении того, что он много привлекает верующих и молодежи, то, видимо, слабо поставлена партийными и советскими органами воспитательная работа, которую надо усилить.
В заключение беседы тов. Соловьев предложил мне держать его в курсе церковной деятельности в области.
<…>
21 ноября 1947 г. был принят тов. Соловьевым …
Тов. Соловьев …спросил, как чувствует себя Лука, я сказал, обижается, всем говорит, всюду пишет, что ему не разрешают читать лекции и делать доклады по вопросам хирургии в архиерейской рясе, тогда как его бюст выставлен в Доме ученых тоже в рясе.
Тов. Соловьев на это заметил: пусть обижается и пишет, а разрешить ему выступать с докладами и лекциями в рясе не можем и не разрешим.

Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР
по Крымской области Я. Жданов

***

ИЗ ИНФОРМАЦИОННОГО ДОКЛАДА УПОЛНОМОЧЕННОГО ЗА 1-й КВАРТАЛ 1948 года
2 апреля 1948 г.
<…> Из 11 священников, посвященных в сан после 1945 г., 10 посвящены архиепископом Лукой. 20 священников подвергалось в свое время репрессиям или были судимы.
Отношение архиепископа Луки к этой категории священников и к посвященным им лично более благожелательное, предоставляет им лучшие приходы, не подвергает их частым перебросам из одного прихода в другой. Особенно это заметно по отношению к подвергавшимся репрессиям, как «страдавшим за православную веру».
<…>
…беседа <с Лукой> перешла в отношении здания, занимаемого Владимирской церковью в гор. Симферополе (в Бахчи-Эли), в котором до немецкой оккупации был клуб. Луке я сообщил, что имеются ходатайства местного населения об освобождении его приходской общиной для использования его по прямому назначению,как клуба, и заметил, что приходской общине следует подыскивать себе другое помещение под молитвенный дом, а занимаемое придется затем освободить.
Лука на это спросил, что это, постановка вопроса о закрытии церкви? На это я ему ответил, что никакого разговора о закрытии церкви не идет и так вопрос не ставится, а стоит вопрос только об освобождении клубного здания, в котором никогда церковь не была. Организации, которым до войны принадлежало это здание, и население вправе и на законном основании требуют его возврата как клуба, а общине предоставляется право, тоже законное, найти себе другое помещение.
Лука на это заявил, что по каноническим правилам то место, где находился престол, должно быть огорожено и поставлен крест, а поэтому клуб в нем не может быть, если будет клуб, то на этом месте, где был престол, будут танцевать, а это недопустимо по каноническим правилам. На мое замечание, почему же тогда устраивали церкви в клубах, если по каноническим правилам это недопустимо, Лука на это ответил: «Это было при немцах, а при них устраивали церкви и в свинарниках».
Далее Лука сказал, тогда придется освобождать и молитвенный дом в дер. Рассвет Симферопольского р-на, который находится в доме, принадлежавшем еврею, последний приехал и требует его освобождения.
На это я ему ответил, раз нашелся хозяин дома и требует его освобождения, видимо, придется его освободить.
<…>
7) Гр-н Пекло Серафим 6 января с/г обратился ко мне по предложению архиепископа Луки с заявлением (устным), чтобы я помог ему получить его священнические документы из МВД, изъятые у него в 1945 г. при его аресте в Кировской области. Он, как бывший иеромонах, обратился к архиепископу Луке с тем, чтобы последний восстановил его в священническом сане и дал место священника. Но Лука не верит без документов, что он бывший священник, а потому направил его ко мне с тем, чтобы я разыскал его документы.
Я гр-ну Пекло объяснил, что разыскивать его священнические документы, хотя бы и по просьбе архиепископа, не могу, да это и не входит в мои обязанности, и дал понять, что если они нужны архиепископу, пусть он сам их и разыскивает.
Затем Пекло Лукой был принят священником и без документов.
8) Настоятель Ялтинского собора Углянский и церковный староста того же собора Сысоев при посещении меня 24 февраля обратились с жалобой (устной) на архиепископа Луку о том, что последний обязывает в Ялтинском соборе совершать ежедневно церковные службы и храм держать постоянно открытым, в связи с чем собор несет большие расходы, а дохода никакого, потому что часто приходится служить пустому храму или бывают 2–3 старушки. Особенно в такие дни, как понедельник и вторник, в храме совершенно никто не бывает.
Углянский далее сказал, что он говорил архиепископу о нецелесообразности совершения в эти дни служб, потому что никто в храме не бывает. Лука на это ему ответил: «Вы служите не кому-то, а Богу» и обязал ежедневно утром и вечером служить.
Далее Углянский добавил, если «владыка» что-либо решил, то его не разубедишь, прав он или не-прав, но поставит на своем, и вот не могу ли я помочь им убедить архиепископа отменить свое распоряжение о проведении ежедневных служб в соборе.
Углянскому и Сысоеву я сказал, ничем вам помочь не могу, это ваше внутрицерковное дело и постарайтесь сами доказать архиепископу о нецелесообразности проведения ежедневных служб.
<…>
Отношение к архиепископу Луке со стороны значительной части священников отрицательное, потому что многие из них не чувствуют себя твердо на месте, так как Лука часто их перебрасывает из одного прихода в другой. Как он говорит, «в целях оздоровления приходов и исправления священников».
За отчетный квартал он переместил 20 чел., или 30% всего состава духовенства…
<…>
18 февраля с/г архиепископ Лука созвал съезд благочинных специально по вопросу «Тяжелого финансового положения епархии и о мерах к поднятию посещаемости церквей». На съезде присутствовало 6 благочинных и 8 приходских священников. Архиепископ Лука, говоря о тяжелом финансовом положении отдельных приходских церквей и о падении религиозности, выражающейся в малой посещаемости сельских церквей и малом количестве треб, которые объяснял недобросовестной деятельностью церковных старост, стремящихся к личной наживе и этим отталкивающих верующих, недостаточной активностью отдельных священников как руководителей приходов.
А более всего подчеркивал малую посещаемость сельских церквей тем, что якобы местные сельские власти заставляют население работать в праздничные дни и воскресные дни путем метода принуждения и запугивания. (Так записано в протоколе съезда.)
В принятом постановлении сказано: «Там, где наблюдается упадок религиозности, принять все зависящие от духовенства меры к воспитанию пасомых, объясняя сущность религии, смысл и значение обрядов и т.п.».
Иначе говоря, вести религиозную пропаганду среди населения, а о неправильных действиях сельских местных властей «поставить в известность Уполномоченного по делам Русской Православной Церкви и просить его принять соответствующие меры».
В результате этого решения Лукой было дано указание благочинным собрать факты о противодействиях местных властей к посещению церквей верующими.
<…>
Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР
по Крымской области Я. Жданов

***
Из докладной записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
2 апреля 1948 г.
<…>
26 февраля с.г. в своей проповеди заявил: «Теперь у нас церковь отделена от государства. Это хорошо, что государство не вмешивается в дела церкви, но в прежние времена церковь была в руках правителей – царей, а цари были глубоко религиозными, они строили церкви и монастыри. А теперь таких правителей нет, наше правительство атеистическое, неверующее. Осталась теперь горсточка русских верующих людей, из-за которых Господь хранит нас и терпит беззакония других».

2 марта 1948 года от Луки в адрес: Москва, 68, Симоновский вал, 2-а, 1-я Таганская больница, доктора В.А.Полякова проследовал документ, в котором Лука сообщал:
«Я должен вас огорчить: хирург Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий умер, а вместо него живет архиепископ Лука. Хирургию я совсем оставил потому, что ее совершенно невозможно совмещать с моей огромной церковной работой. В соборе проповедую каждый день и уже привлек множество людей, очень много интеллигентных и образованных. Рукоположил пять священников из учителей и двух врачей. Духовное влияние мое в Крыму огромное».

24 марта с.г. Лука архиепископу Курскому Алексию писал:
«Пути мне заказаны, потому что я слишком популярен и “вреден”. Меня считают опасным религиозным вождем. Конечно, это исходит и из нашей среды, но думаете ли вы, что Патриарх вполне свободен в своих действиях? Ведь не перевел же он меня в Одессу, хотя знал, что я этого хотел и хотело одесское духовенство. В Одессе мой младший, больной сын, и оттого, что я не в Одессе, он потерял 25.000 рублей при девальвации денег. А главное, мне необходимо лечение моего единственного, слепнущего глаза у академика Филатова, и Патриарх знает это.
Путь в Одессу закрыт, потому что это большой город, а в малом Симферополе моя “вредность” более терпима.
Промыслом Господним собор наш, прежде пустовавший, всё более и более переполняется народом почти до отказа. В этом моя “вредность”. Я вызвал большое раздражение тем, что рукоположил пять преподавателей учебных заведений и двух врачей. Теперь вам ясно, почему мне пути на простор заказаны».
<…>
Всего архиепископ Лука рукоположил в священники и диаконы 18 человек из бывших советских служащих и направил на службу в церковь.
Разработку Луки продолжаем в направлении выявления его антисоветских связей и враждебной деятельности.
Начальник Управления МГБ СССР по Крымской области
генерал-майор Кондаков

***

Из докладной записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
5 мая 1948 г.
<…>
28 марта с.г. Лука в кафедральном соборе города Симферополя в своей проповеди заявил:
«Никакая реформа, никакой государственный строй и устройство общественной жизни не приведет к добру, если будем стремиться к личной славе, к величию светской, гражданской власти!
Сатана-диавол искушал Спасителя Христа и на высокой горе показал Ему все почести, все благости и все богатства мира и сказал: “Всё это Тебе дам, если поклонишься мне”. Христос отказался от этой внешней славы, богатства и почести и сказал сатане-диаволу: “Отойди от Меня, сатана!”. Мы не должны искать этой светской почести и величия. Наш ум руководствуется чувствами, нашим сердцем, и мы признаем только то, что сердцу нравится. От сердца исходят добрые или худые дела. Сердце свое надо отдать Христу и отказаться от похотей и от почестей.
Многие вожди, политики стремятся устроить общественное государство лучше, хотят создать высокое общественное устройство. Они ищут величия, славы. Социальное равенство ведет людей к братству, единению. Но все это путь славы, величия, гордости, и никогда этот путь не приведет нас к лучшему, к совершенству. Мы преклоняемся перед этими реформами, воздаем должное этим вождям, но при всём этом мы за ними не пойдем, мы ищем другого пути – смирения и совершенства сердец наших. Будьте совершенны так же, как и Отец ваш небесный».
<…>

11 апреля с.г. Лука в своей проповеди в кафедральном соборе сказал:
«Тело погибает у человека, но дух бессмертен, мы веруем в бессмертие души – это основа христианства, поэтому после телесной смерти наступает новая, вечная жизнь. Многие, многие умирают без покаяния, без исповеди, и их души временно будут нуждаться в наших молитвах. Эти души будут перед временным судом Божьим, и наша молитва за них приятна Богу. Но нельзя молиться за тех, кто не верует в Бога, кто идет и шел против религии, против обрядов, против церкви. Души таких грешников будут вечно мучиться в страданиях и скорби, в аду, вместе с диаволом-сатаной».

23 апреля 1948 года [Лука] вместе со священниками выезжал в один из приходов Крымской области и в пути следования, обращаясь к епархиальному секретарю – священнику Милославову, сказал:
«Знаете ли вы, что в Симферополе есть главный коммунистический пропагандист по фамилии Чурсин (секретарь Крымского обкома ВКП(б) по пропаганде), который где-то на лекции своим посетителям сказал откровенно, что у нас всё подготовлено для перехода к коммунизму, но только люди у нас еще не сознательные и не подготовлены к переходу. Вот видите, – смеясь, сказал Лука, – у них самого главного не хватает – это людей. Люди у них не хотят коммунизма».

9 апреля с.г. с согласия архиепископа Луки секретарь Крымской епархии Милославов направил письмо секретарю Московской Патриархии Парийскому с просьбой сообщить ему, сможет ли Патриарх Алексий приехать в Крым к 31 мая с.г., ко дню исполнения 25-летнего юбилея архиерейской службы Луки (копия документа вам была направлена 16 апреля 1948 г. за №1/6/1071).
<…>
Разработку Луки и его связей продолжаем.
Начальник Управления МГБ СССР по Крымской области генерал-майор Кондаков

***
Из докладной записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
4 июня 1948 г.
<…>
Как Вам известно, принятыми мерами, ни один из приглашенных архиепископов в Крым на празднование юбилея Луки не приехал.
<…>
В конце службы архиепископ Лука произнес проповедь на тему «Наука и религия», в которой сказал:
«Самые передовые люди науки, ученые и философы древнего и среднего веков верили в Бога и признавали Бога. Величайший астроном, открывший законы движения планет, Коперник, был верующим, он даже был монахом монастыря польского. Величайший естествоиспытатель Пастер был глубоко религиозным человеком, который науку сочетал с религией и верой в Бога. Наш русский ученый Павлов, создавший целую теорию об условных рефлексах, до конца жизни оставался поклонником церкви и признавал Бога.
Материалисты современные борются с религией, и, кроме материального, они ничего не видят и не могут видеть. Методы познания мира у материалистов поверхностные, неглубокие. Они не знают и не понимают метода познания Бога – Духа всемогущего. Такой метод познания мира духовного им недоступен. Они не понимают того, как святые, пророки за 700 лет предсказали о пришествии Христа на землю. Люди духовные, озаренные светом разума, много предсказывали и других событий. Всё это потом сбылось.
Материалисты не верят в общение с духами, не верят в общение с умершими. Наш метод познания Бога – это сердца. Сердце нам подсказывает, есть Бог или нет.
Вот сегодня вы заполняете храм, и вас здесь полный храм. Ваше сердце вам подсказало о Боге, и вы пришли в храм – значит, ваше сердце является методом познания Духа-Бога.
Лучше быть совсем неученым, не знать философии, а верить в Бога. Приведу вам слова одного великого философа (фамилии не назвал), который сказал:
“Лучше ничего не знать, но верить в Бога”».
Характерно отметить, что представительница от верующих г. Керчи, по имени Зоя, прочитала в соборе стихотворение, в котором архиепископ Лука превозносился как «великий святитель и духовный отец».
<…>
Во время <праздничного застолья> произносили тосты за здравие юбиляра Луки, в которых всячески его восхваляли. Священник Севастопольского собора Крашановский, обращаясь к Луке, внес предложение отпечатать все проповеди Луки как якобы имеющие научное значение для духовенства. На это Лука ответил: «Сие от меня не зависит» и тут же шепотом сидящему рядом тов. Жданову сказал: «Я и рад бы отпечатать, но мне не разрешают». На вопрос: «Кто Вам не разрешает?» Лука ответил: «Не разрешает МГБ. Вот я послал свой богословский труд “Дух, душа и тело”, но Карпов не разрешил печатать».
<…>
Начальник Управления МГБ СССР по Крымской области генерал-майор Кондаков

***

ИЗ ИНФОРМАЦИОННОГО ДОКЛАДА УПОЛНОМОЧЕННОГО ЗА 2-й КВАРТАЛ 1948 года
1 июля 1948 г.
<…>
28 мая с/г Лука через своего секретаря протоиерея Милославова прислал мне письмо с приглашением: «Почтить своим присутствием в воскресенье, 30 мая, богослужение в соборе и обед после него во время празднования 25-летнего его юбилея архиерейского служения», на что мною было дано согласие.
<…>
30 мая с/г в 11 час. утра, когда я пришел в собор, служба уже шла, и последний был переполнен. Меня, видимо, поджидали, так как при входе в храм был встречен одним из членов церковного совета и приглашен пройти за конторку. Во время этой торжественной службы было в соборе и около него до 1500 чел., вначале служило 12 священников, а к концу их собралось 28 человек…. Служба продолжалась до 3-х час. дня. Лука во время службы сказал проповедь на тему «Наука и религия»…Вся его проповедь была насыщена идеалистической философией, направленной против материалистов, не признающих Бога и духовного мира.
По окончании службы, поздравлений Луки и всяких ему подношений духовенством, церковнослужащими и мирянами духовенство отправилось на обед на квартиру одной из прихожанок. Всего на обеде присутствовало до 60 человек.
<…>
В конце обеда по его распоряжению протоиереем Милославовым были прочитаны поздравительные телеграммы от Патриарха Алексия, от митрополита Николая, от грузинского Патриарха Калистрата, от Одесского архиепископа Фотия и еще от 3–4 архиепископов, затем от профессора Филатова и моя.
О том, что мало получено телеграмм от епископов, Лука объяснил тем, что многие из них не знают точной даты его хиротонии, так как в опубликованной его автобиографии в журнале «Московская Патриархия» сказано, что хиротония состоялась в мае 1923 г., но не сказано, какого числа. Об этом нет и в других документах
И тут же рассказал, что его хиротония во епископа совершалась тайно, в одном небольшом городке Средней Азии, в 80 км от Самарканда, в маленькой церкви двумя епископами при закрытых дверях, что при хиротонии, кроме епископов, присутствовали два священника, дьякон и его старший сын, больше никого.
На вопрос, почему хиротония была тайной, Лука ответил: «Тогда иначе нельзя было».

В отчетном квартале Лука выезжал в следующие приходские общины:
Николаевской церкви села Адаргин Красногвардейского р-на 21 и 22 мая с/г по приглашению приходской общины в их престольный праздник «Николин день», где Лукой было совершено две архиерейские службы, вечером 21/V и утром 22/V, во время этих служб говорил проповеди.
Несмотря на то что дни были рабочие и сельскохозяйственные работы были в самом разгаре, вечером 21/V было в церкви 200 человек, а на следующий день 22/V – утром в субботу – свыше 600 человек.
После службы был прихожанами устроен обед, на котором, по заявлению протоиерея Милославова, был и председатель колхоза, в беседе со мной даже подчеркивал, что на этом обеде присутствовала вся местная власть.
Затем Лука выезжал 5–6 июня в Успенскую церковь гор. Старый Крым по приглашению приходской общины, где служил и произнес проповедь, на которую также собралось немало народа.
По заявлению Милославова, церковь была переполнена и на улице около церкви было столько же, а в церковь вмещается до 500 человек.
После этого ездил в гор. Судак, где в церкви только сказал проповедь. Священники, за редким исключением, также стали часто говорить проповеди, от них требует этого и Лука.
В общем, принимают все меры к привлечению большего числа верующих к посещению церквей.
<…>
Уполномоченный Совета по делам
Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР
по Крымской области Я. Жданов

***

Из докладной записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
3 июля 1948 г.
<…>
26 июня сего года Лука своему сыну Валентину Войно-Ясенецкому, проживающему в г. Одессе, написал письмо следующего содержания:
«В “Известиях” от 23 июня в отделе кратких сообщений напечатано, что в Лиссабон прибыла “с визитом вежливости” американская эскадра из 13 кораблей, в числе которых линкор “Миссури” в 45000 тонн и такого же тоннажа авианосец.
Прибавь к тому, что слыхал от меня, и уезжай вместе с Аней, [Оленькой] и Софьей Сергеевной.
Третий день нельзя купаться: море бурное, вода холодная.
26 июня 48 г. А. Лука».

27 июня сего года на вопрос священника церкви гор. Алушта Клягина о том, что он слышал, что Луку переводят в г. Киев и с большим повышением, дают ему сан митрополита, Лука ответил:
«Это вздор, меня никогда не переведут в крупный город, ибо я для них очень вредный человек, и они от меня не знают, как отделаться».
<…>
Начальник Управления МГБ СССР по Крымской области генерал-майор Кондаков

***

Из докладной записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
3 августа 1948 г.
<…>
22 июня сего года на имя Луки была получена из Москвы, от митрополита Николая, телеграмма-молния с просьбой составить и выслать в срочном порядке проект воззвания от имени предстоящего в Москве съезда представителей всех православных церквей против поджигателей войны. По этому поводу Лука нашей агентуре высказал:
«Странно, почему именно мне предложено составить проект воззвания. Митрополит Николай – высокообразованный человек, и не взял на себя обязанность составления проекта. Меня заставляют писать воззвание, а совершенно умалчивают о приглашении меня на предстоящий съезд в Москву. Вообще мне кажется, что Патриархия старается прикрываться моим именем, которое широко известно за границей, и я это принужден делать с риском для себя. Ну что же, я им составлю проект, но выражу свое недовольство по поводу неприглашения меня на съезд».

23 июня Лука составил проект воззвания и направил в Москву на имя митрополита Николая, которому сообщил:
«Исполнив желание Святейшего Патриарха и написав слабый проект воззвания, не могу удержаться от того, чтобы не выразить свое глубокое огорчение. Почему только написать воззвание предоставлено мне и лишен я участия в съезде. Это очень горько».
<…>
Священник Евпаторийского собора Ливанов Николай 9 июля сего года посетил в г. Алуште архиепископа Луку и после возвращения из Алушты, в канцелярии епархии, прочитав в газете «Правда» от 8 июля сего года сообщение о приезде гостей в Москву на предстоящий съезд 500-летия автокефалии Русской Православной Церкви, заявил:
«Владыко Лука очень расстроен тем, что его не приглашают на съезд. Значит, говорит, меня боятся пускать на съезд, чтобы я не смог своими прямолинейными взглядами на религию и отношения ее к власти внести разлад и не мог бы общаться с представителями других стран. Вообще с этим съездом получается какая-то чехарда. С одной стороны, печатают в газетах статьи против религии, а через некоторое время помещают известие о предстоящем съезде православных церквей.
Вот до какого абсурда может доходить необходимость со стороны власти укрепления своего политического престижа. Это же политика! Да еще какая! Кто может сказать после этого, что наша власть против религии? В общем, даже не хочется об этом говорить».
<…>
Начальник Управления МГБ СССР по Крымской области
генерал-майор Кондаков

***
Из докладной записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
2 сентября 1948 г.
<…>
7 августа сего года в кафедральном соборе города Симферополя Лука в проповеди сказал:
«Правительство теперь не то, что было раньше, его нельзя сравнить с царями, которые были глубоко религиозны и не пропускали ни одной службы, ходили в храм. Ну что же, мы находимся в подчинении правительства, мы должны подчиняться ему.
Сейчас правительство антихристианское, и все должны терпеть, ибо святой апостол Павел говорил: “Всякая власть дана Богом”, – но вы скажете, что правительство вас притесняет, что правительство много, много вас своими правилами не удовлетворяет. Вы скажете, правительство вам, христианам, нанесло вреда, ну что ж, да, нанесло, а вспомним древнее Римское время, когда ручьями лилась кровь христианская за нашу веру, этим-то и укреплялась Христова вера, всякими мучениями и истязаниями, она и сейчас так укрепляется на наших глазах. Вы скажете: как же, это от Бога всё разрушение. Да, это всё от Бога, ибо Господь терпел и за нас пострадал и пролил Свою пречистую кровь на кресте.
У нас, православных, должен быть правитель один, которому должны мы подчиняться, – это Господь Бог, мы не должны себя держать в боязни и трепете перед этими правителями. Выше Правителя Небесного нет никого, сейчас правительство неправедное, один Господь наш праведный – Иисус Христос, Которому и должны подчиняться и поклоняться. Все мы должны помнить те страдания времен язычества, христиан распинали, их жгли на огне, их тяжело казнили, дабы отвергнуть Христа, и христиане все мучения терпели.
А теперь прекратились ли мучения или нет? Я бы сказал, они продолжаются, но не в таком виде, как были. Вспомним, как недавно многие верующие подписывались в анкетах, отрекаясь от Бога, и забывали о тяжелой каре за это гнусное дело, этим они вторично распинали Христа. Полилась кровь ручьями и пошли разрушения святыни вековой, ибо зачем же это, когда мы отвергаем Христа, зачем же нам храмы Его?
Война показала многое, что мы все отвергали. Древние христиане все мучения переносили, славя Христа, и на муки с радостью шли, величая единого своего царя – Христа. Мы же должны брать с них пример, мы их род и должны славить единого царя и правителя нашего Иисуса Христа, Который, повторяю, есть наш единый заступник, Бог. А гонение продолжалось веками, оно было, оно еще будет, кто читал историю христианства древних времен, тот хорошо знает многое, это можно сравнить некоторое и с теперешней нашей жизнью».
29 августа сего года Лука посетил молитвенный дом евангельских христиан-баптистов в городе Симферополе, где с разрешения пресвитера общины выступил с речью, в которой доказывал сектантам в необходимости им и православным веровать в единого Бога, приглашал сектантов посещать кафедральный собор и слушать его проповеди.
Разработку Луки продолжаем.
Начальник Управления МГБ СССР по Крымской области
генерал-майор Кондаков

***

Из докладной записки начальника Управления МГБ СССР по Крымской области в МГБ СССР
4 сентября 1948 г.
<…>
29 августа, в воскресный день, в кафедральном соборе Лука выступал с проповедью, в которой отмечал, что якобы верующие христиане терпели и терпят притеснение, заявив:
«Мне скорбно и горько ходить по улицам города. Многие обращаются ко мне только как к врачу-хирургу, просят у меня хирургической помощи, но никто ко мне не идет за помощью и советом о религии, о вере, о Боге. Мы возненавидимы всеми людьми и терпим-страдаем за веру Христа».
Отмечая о малом посещении верующими церкви, Лука угрожающе заявил:
«Горе, великое горе будет всем неверующим. Мы с вами, посещающие храм, много страдаем, и наша блаженная жизнь придет тогда, когда придет конец земного мира, воскреснут мертвые, придет Христос на землю и осудит грешников на тяжелые мучения, праведников направит в рай вечный».
После этой проповеди среди церковников имели место следующие суждения.
Активная церковница Уварова заявила:
«Владыка сказал в этой проповеди то, что он давно хотел сказать и то, что от него ожидали верующие люди. Многие верующие люди слушали проповедь епископа и плакали».
Разрабатываемая нами активная церковница Беляева Екатерина Павловна нашему агенту «Зайцеву» высказала:
«Все равно долго наше мучение не будет. Суд Божий скоро будет судить дьявола рода человеческого. Господь многотерпеливый и многомилостивый подкрепляет нас, грешных, и спасает от красного дьявола».

8 сентября сего года неожиданно приехал к Луке архимандрит Никандр – секретарь Новосибирского архиепископа Варфоломея, которого Лука сразу же принял и имел с ним длительную беседу.
Во время беседы Никандра с Лукой последний срочно потребовал принести ему из канцелярии газету «Правда» за 29 августа с напечатанной речью Фадеева на конгрессе представителей искусства, мотивируя тем, что якобы в этой речи много сказано относительно борьбы с религией.
После беседы с Лукой в канцелярии епархии Никандр сказал:
«Я был на съезде духовенства в Москве вместе со своим владыкой и рассказал вашему владыке все подробности съезда, и он удовлетворен моим рассказом».
Пробыв непродолжительное время, Никандр выехал из Симферополя. Причина его приезда нами не установлена. По данному вопросу мы ориентировали УМГБ по Новосибирской области.

ИЗ ИНФОРМАЦИОННОГО ДОКЛАДА УПОЛНОМОЧЕННОГО ЗА 3-й КВАРТАЛ 1948 года
30 сентября 1948 г.
<…>
…я сообщил Луке о имеющемся ходатайстве дирекции Крымской областной зональной плодовоягодной опытной станции в пос. Мичурино Старо-Крымского района (территория бывшего Топловского женского монастыря) о переводе имеющейся там церкви в другой населенный пункт, так как нахождение церкви на территории научного учреждения, где имеется и школа, в которой воспитывается молодежь, не вполне нормальное явление.
Обратил его внимание на следующее обстоятельство, что в этом же районе, в 6-ти километрах от Топловской церкви, в селе Грушевка, имеется церковь, в которой нет священника около года, поэтому было бы целесообразнее перевести священника из Топловской церкви в Грушевскую, она вполне обслужит религиозные нужды верующих окружающих деревень, тем более что в церковной общине из жителей пос. Мичурино, кроме 3-х работниц церкви, никого нет.
Лука на это мне заявил так: «Церковь никому не мешает, ни научному учреждению, ни школе, видимо, мешает она коммунистам, которые хотят ее закрыть, я с этим не согласен и буду протестовать».
На что я ему заметил, что ни о каком закрытии церкви вопрос не стоит, но, поскольку у вас недостаток священников и ряд церквей являются приписными, то переведите из Топловской церкви священника в Грушевскую, а Топловскую оставьте приписной к ней.
На это Лука заявил, если он ее сделает приписной, это будет равносильно закрытию, так как тогда совсем туда не пустят священника для совершения церковных служб.
Лука, видимо, еще не оставил своей мысли об открытии там монастыря, о чем он поднимал вопрос в прошлом году.
Далее обратил внимание Луки на то, что очень часто им перемещаются одни и те же священники из одного прихода в другой, а о причинах перемещения мне не сообщается. Провожу перерегистрацию перемещаемых, а чем вызваны эти перемещения, мне неизвестно.
Лука на это ответил: «Вам знать о причинах проводимых мной перемещениях духовенства не обязательно».
В ответ ему сказал, всё же прошу о всех проводимых вами перемещениях и их причинах сообщать мне, иначе я буду воздерживаться от выдачи регистрационных справок.
<…>
Далее Лука рассказал следующее: «Священник Подьяков Михаил был настоятелем Николаевской церкви села Адаргин Красногвардейского района около года, считался одним из лучших священников, народ там был им очень доволен, даже были довольны и местные сельские власти, поэтому Подьякова, как одного из лучших священников, я перевел третьим священником в кафедральный собор г. Симферополя.
Подьяков приехал в Симферополь в субботу, в воскресенье не смог прописаться, а ночью пришли к нему на квартиру работники НКВД и предложили выехать из Крыма в 24 часа, поскольку не только Подьяков, который подвергался несколько раз высылкам, но и всё духовенство, много пуганное, боится НКВД, – последний не стал возражать и выехал».
Продолжая говорить на эту тему, Лука сказал, что ходят слухи, всех неблагонадежных будут высылать из Крыма, вероятно, всех священников подведут под неблагонадежность и вышлют, могут выслать и его, от этого он, видимо, ничем не гарантирован.
На всё это я ему заметил, если имеются такие слухи, то это слухи ложные, ничем не обоснованные, и его такое настроение ошибочное.
<…>
Уполномоченный Совета по делам
Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР
по Крымской области Я. Жданов
***

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА УПОЛНОМОЧЕННОГО ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА ПО ДЕЛАМ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР Г.Г.КАРПОВУ О БЕСЕДЕ С АРХИЕПИСКОПОМ ЛУКОЙ
18 октября 1948 г.
15 октября … я сообщил Луке, что имеется решение Совета по делам Русской Православной Церкви о слиянии прихода церкви пос. Мичурино с приходом церкви в селе Грушевка Старо-Крымского района и освобождении церковного здания, так как оно находится на территории научно-исследовательского учреждения, которое является на положении запретной зоны, и сказал ему:
«Прошу Вас, Валентин Феликсович, дать по своей линии указание о слиянии приходов, освобождении церковного здания в пос. Мичурино и передаче церковного имущества из последней в Грушевскую церковь».
На это Лука мне заявил, возмущаясь: «С каких же это пор там стала запретная зона, почему ее до сих пор не было, что же, начинаете закрывать церкви, ну что же, закрывайте, а я закрывать не буду и никаких указаний об этом давать не стану».
Тут же потребовал у меня дать ему копию решения Совета и написать ему об этом официально.
На это я ему ответил, что территория поселка Мичурино являлась и является запретной зоной вследствие того, что там находится научно-исследовательское учреждение. В отношении же дачи Вам копии решения Совета и сообщения Вам официально о решении Совета нет надобности, да это Вам и не нужно, разве недостаточно того, что я, как официальное лицо, представитель государства, сообщаю Вам об этом.
Лука ответил: «Да, недостаточно, мне эти документы нужны с той целью, чтобы оправдаться перед Патриархом и, главным образом, перед народом верующим, что церкви закрываю не я лично, а Совет и его уполномоченный».
На мое замечание, что церкви не закрывались и не закрываются, а с церковью в пос. Мичурино особое положение, которое я Вам и разъяснил. Лука на это заявил:
«Как не закрывались, а Владимирскую церковь в Симферополе закрыли».
На это я ему ответил, что и Владимирская церковь не закрывалась, а предложено было приходской общине освободить помещение, как бывший клуб, а вместо него рекомендовано найти себе другое помещение.
Лука с возмущением заявил: «Приходская община Владимирской церкви находила для покупки три дома, была уже договоренность в цене и прочее, и владельцы домов с радостью их продавали, но затем, когда им приносили деньги, они со смущением заявляли, что передумали продавать и продавать не будут. Такое положение было трижды. Не иначе, как их куда-то вызывали и запретили им продавать дома для церкви».
На мое замечание, что об этом я ничего не знаю и мне неизвестно, Лука ответил: «Я не сомневаюсь, что это всё проделывается помимо Вас, но я твердо уверен, что это так происходило, но у меня нет подтверждающих фактов, а если бы были таковые, то я бы о них сообщил Патриарху».
Далее он заявил, что: «Всё это зависит от уполномоченного, есть уполномоченные хорошие и плохие, там, где уполномоченный относится благожелательно к церкви и верующим, там церкви не закрываются, а вновь открываются».
На это я ему заметил, что нет уполномоченных ни плохих, ни хороших, задача их всех одна – следить за тем, чтобы не нарушались советские законы в отношении церкви как представителями советских органов, так и представителями церкви, и проводить в жизнь указания Совета.
После этого Лука сказал: «Я не хочу того, чтобы среди верующих шли разговоры, как о моем предшественнике епископе Иоасафе, который много позакрывал церквей».
И в заключение заявил категорически, что он никаких указаний в отношении церкви в пос. Мичурино давать не будет.
<…>
В заключение беседы, перед уходом, неожиданно для меня архиепископ Лука в присутствии своего секретаря священника Милославова заявил мне следующее:
«Если Вы, Яков Иванович, будете со мной разговаривать начальственным тоном, то я вообще с Вами разговаривать не буду и являться к Вам также не буду. Я намного старше Вас, в сане архиерея состою 25 лет, являюсь большим ученым, лауреатом Сталинской премии, пользуюсь большим заслуженным уважением не только как ученый, но и как архиерей, а в среде их являюсь первым не только в Советском Союзе, но и за границей, и разговора с собою в начальственно-повышенном тоне не потерплю ни от кого и требую к себе уважения».
<…>
Лука ответил: «В дальнейшем все необходимые вопросы я буду решать с Вами через своего секретаря», показывая на Милославова, присутствовавшего при этом.
На это я ему сказал: «Не всегда и не все вопросы можно будет решать через Вашего секретаря, а иногда придется решать и лично с Вами».
Лука на это ничего не ответил, попрощался и ушел.

Сообщая о вышеизложенной беседе с архиепископом Лукой, прошу Вашего указания, как поступить с проведением в жизнь решения Совета от 25 сентября, протокол № 33, о слиянии приходов, вследствие того, что архиепископ Лука категорически отказался давать какие-либо указания по данному вопросу.
О его заявлении, сделанном мне, что он не будет меня посещать вследствие якобы моего «грубого» с ним разговора, считаю необходимым сообщить следующее: Лука всем и всюду, всегда подчеркивает о своих заслугах, как перед гражданскими лицами, так и среди церковников, что он большой ученый с мировым именем, лауреат Сталинской премии, и как архиерей – один из первых среди них, пользующийся авторитетом не только в церковном мире, но и среди ученых за границей.
Говоря обо всём этом мне в присутствии своего секретаря Милославова, Лука, видимо, хотел показать себя и свое якобы преимущество перед мною, этим самым игнорируя меня, и, видимо, хотел показать своему секретарю, как ему со мной следует разговаривать.

Уполномоченный Совета по делам Русской Православной Церкви при Совете Министров СССР по Крымской области Я. Жданов
***

12 декабря Лука читал проповедь в кафедральном соборе города Симферополя, во время которой, как сообщили нам агенты «Федорова» и «Жизненный», сказал:
«Христос сказал: “Я пришел не для того, чтобы мир вам принести с Собой, а низвести огонь на землю и среди вас разделение”. Настанет время, когда пойдет брат против брата, отец против сына, сын против отца, жена против мужа, муж против жены и т.д.».
Затем, перечислив второстепенных членов семьи, сказал:
«А разве теперь не разделен мир на две части? Разве не разделен на тех, которые следуют за Христом и за дьяволом? Разве теперь не говорят многим тем, кто хочет идти в храм, – не идите туда, не надо. Идите лучше в кино или театр».

25 декабря 1948 года Лука выезжал служить в церковь поселка Зуя, где произнес проповедь, в которой, кроме религиозной темы, сказал:
«До меня дошло, что в вашем селении распространяются слухи, будто я в своих проповедях отрицаю науку, и в особенности науку современную. Подумайте, может ли это быть?
Я являюсь одним из крупных ученых, лауреат Сталинской премии, могу ли я отрицать науку как таковую? Я, как и всякий ученый, могу быть не согласен с некоторыми частными положениями, но отрицать науку вообще было бы бессмыслицей. Это ложь и клевета на меня».
Характерно отметить, что подобного высказывания Луки никогда не было.

26/XII-1948 года секретный осведомитель «Микрофон» сообщил, что Лука в своей проповеди заявил:
«Настанет время, когда в мире явится антихрист. Это не дух бесплотный, имеющий какой-либо особенный и страшный образ, это будет обыкновенный человек, проповедующий учение, противоположное учению Христа, отрицающий христианское учение во всех его основах. Многие за ним последуют, и воцарится он на земле.
Это не значит, что он будет царем. Вы знаете, что царей теперь почти нет. Может быть, это будет какой-либо президент или другой какой-либо властитель, но он будет владыкой мира.
Однако придет на землю Христос, и антихрист будет побежден. Это не значит, что он будет побежден мечом, т.е. силой оружия. Победит христианская любовь и истина Христова учения, и антихрист и его последователи погибнут, и Царство Божие, восторжествовав, будет вечным, как вечна любовь и истина в мире».

В декабре месяце Лука продолжительное время был болен и поэтому проповедей произносил мало.
Разработку Луки продолжаем. Начальник Управления МГБ СССР по Крымской области
генерал-майор Кондаков

______________
1.Крымская епархия под началом святителя Луки (Войно-Ясенецкого): сборник документов / Сост., предисловие: протоиерей Николай Доненко, С.Б.Филимонов. – Симферополь: Н.Орiанда, 2010. – 576 с. https://crimea-eparhia.ru/pdf/donenko06.pdf

2. Доненко Николай, Филимонов С.Б. «Разработку Луки продолжаем…». М.: Московский Сретенский монастырь. 2011г. 528 с. https://opvspb.ru/library/knigi_o_svt___luke/216/

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 3 недели

Редакция

Редакция 0
Комментарии: 3Публикации: 164Регистрация: 30-10-2016

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .