Св. императрица Феодора и права женщин в Византии

13 января, 2021 Жития святых Комментарии : 0
Читали : 241

Источник: Garland L. Byzantine Empresses: Women and Power in Byzantium. L., 1998. P. 15-18

Личность св. императрицы Феодоры остается в известной мере противоречивой и неоднозначной. Ее жизненный путь от цирковой артистки до императрицы, неудержимая любовь к ней со стороны императора Юстиниана, ее участие в государственных делах, ее покровительство, в том числе, многочисленным проектам «унии» с монофизитами… все это было столь необычно, что многие историки были несправедливы к этой великой женщине.

 

Сегодня, в день памяти св. Феодоры, мы бы хотели обратить внимание на неожиданную сторону ее деятельности — на произошедшую под ее влиянием реформу законодательства, впервые обеспечившую широкую защиту прав женщин, их чести и достоинства. Законы св. Феодоры могут служить своего рода примером «феминизма здорового человека» — почтения к женщине, основанного на видении в ней образа Божия.

«Императрица привыкла протягивать руку помощи женщинам, находящимся в несчастном положении…» (Прокопий. История воин, 7.31)

Часто предполагалось, что из-за своего прошлого Феодора должна была повлиять на социальное законодательство Юстиниана, чтобы улучшить положение женщин. В то же время, в качестве общего принципа не следует автоматически делать выводы, что тот или иной закон Юстиниана, направленный на улучшение положения женщин, был принят непременно под влиянием Феодоры; такие законы следует рассматривать в контексте его реформирования законодательства в целом. Конечно, указ Юстиниана, позволявший актрисам выходить замуж за мужчин сенаторского ранга (CJ 5.4.23), часто рассматриваемый как связанный с правами женщин, был направлен не на улучшение судьбы актрис как таковых (или даже сенаторов); он был издан, чтобы принести прямую пользу Феодоре и Юстиниану лично.

Тем не менее, есть признаки того, что Феодора была причастна к реформам Юстиниана. В новелле 8.1 (535 г.), которая запрещала покупку государственных должностей должностными лицами, сам Юстиниан упоминает, что он посоветовался с «благочестивейшей богоданной супругой нашей»; в этой новелле указано, что губернаторы должны приносить присягу не только Юстиниану, но и Феодоре. Законодательство Юстиниана демонстрирует «решимость отстоять статус женщин и их права в браке», и в 530-е годы, в частности, была принята программа правовой реформы, которая в значительной степени касалась брака и семьи[1]. В ряде мест император подчеркивает равенство полов: в Nov.J. 5.2 (535 г.) говорится, что «в служении Богу нет ни мужчины, ни женщины, ни раба, ни свободного»[2]. В делах о разводе Юстиниан считал неправильным устанавливать разные наказания для мужчин и женщин[3], им был также составлен список справедливых причин для развода и упразднен развод по желанию супруга [4]. В CJ 5.4.28 (531 или 532 г.) Юстиниан постановил, что брак между гражданином и вольноотпущенницей (бывшей рабыней, как его тетя по браку Лупицина) должен был сохраняться, даже если муж стал сенатором. В новелле 117, опубликованной в 542 году, реформатор отменил ограничения CTh. 4.6.3 (закон имп. Константина от 336 г.) и разрешил сенаторам жениться на дочерях содержательниц таверн или сутенеров (117.6).

Вообще защите женщин и их прав посвящена немалая часть законодательства Юстиниана. В то время как знаменитый закон о браке позволял сенаторам жениться на бывших актрисах, сцена фигурирует в других постановлениях Юстиниана как нечто предосудительное: Nov. 51 (537 г.) позволяет любой женщине, выступающей на сцене, оставить эту профессию и наказывает штрафом тех, кто попытается ей воспрепятствовать, обязывая их клятвами или залогами, в то время как CJ 1.4.33 (534 г.) провозглашает, что ни одну женщину, свободную или рабыню, нельзя заставлять выходить на сцену и что свободная женщина, которая была актрисой, имеет право выйти замуж за мужчину любого ранга без нужды просить императора.

Его законодательство о сексуальных преступлениях (CJ 9.13; 528 г.) охватывает изнасилование, похищение или совращение любых женщин, а в случае raptus (похищения) предписывает казнь даже за похищение женщины-рабыни. До Юстиниана и Феодоры stuprum (незаконный половой акт или изнасилование) со служанкой и ниже по рангу не наказывался в принципе[5]. Nov. J. 134.9 (559 г.) постановляет, что женщины не должны быть заключены в тюрьму по обвинению в долге; вместо этого следует искать поручителей. Если женщина оказывалась под следствием по серьезному уголовному обвинению, ее надлежало отправить в монастырь или приставить к ней надзор из надежных женщин для ее собственной защиты, чтобы она не подверглась изнасилованию или другому жестокому обращению.

Законодательство Юстиниана включает неожиданно человечные черты: особое значение имеет закон CJ 8.17.12 (531 г.) о праве женщин затребовать обратно свое приданое: «[Прежнее законодательство] не принимало во внимание слабость женщин и то, что муж распоряжается их телом, состоянием и всей жизнью… Кто не исполнится сострадания, помыслив о том, как они служат мужьям, как подвергаются опасности при родах, давая жизнь чадам?..» В другом реформаторском законе о законном порядке наследования, Nov. J. 74.4 (538 г.), Юстиниан пишет: «Хотя мы и чтим целомудрие, нам ведомо, что нет ничего сильнее буйства любви», что, как заметил Добе, должно быть личным замечанием самого Юстиниана, а не одного из его министров[6]. В Nov. J. 22.3 (535 г.) говорится, что брак создает взаимная привязанность и что приданое совершенно не нужно.

Nov. 14 (535 г.) продемонстрировала стремление контролировать проституцию в столице; этот закон объявлял сводников, использующих девушек для проституции, вне закона. В нем прямо говорится, что целью Юстиниана было навести порядок в городе: «Наша воля состоит в том, чтобы все вели настолько целомудренную жизнь, насколько это возможно». Закон запрещает принуждение девушек к нецеломудренной жизни. Судя по всему, девочек десяти лет (если не младше) заставляли заниматься проституцией, похищая их у малоимущих родителей, обещая им одежду или еду… Феодора, не понаслышке знавшая о зле, с которым могут столкнуться женщины из низших классов, действительно проявляла личный интерес к таким вопросам.

Среди прочих форм благотворительности, включавших учреждения по уходу за младенцами, престарелыми и больными, Теодора и Юстиниан осуществляли практические меры, направленные на помощь несчастным, вынужденным заниматься проституцией. Прокопий рассказывает нам в «О постройках», что императорская чета превратила дворец в огромный монастырь для бывших проституток, которые были вынуждены работать в публичных домах «не по собственной воле, а из-за чужой похоти» по причине своей крайней нищеты. Это заведение должно было называться «Монастырь Раскаяния». Чтобы его благотворное воздействие было долгосрочным, они назначили монастырю достаточное денежное содержание и построили много замечательных зданий, что могло позволитт этим женщинам никогда не отказываться от добродетельной жизни[7]

По сообщению Иоанна Малалы, Феодора еще в 528 г. принимала участие в действиях против сутенеров и владельцев борделей, которые брали бедных девушек как по контракту и превращали их в проституток. Она приказала арестовать всех хозяев публичных домов и выплатить им пять номисмат (золотых монет), которые, по их словам, они заплатили за девушек. Отныне все содержатели публичных домов должны были быть объявлены вне закона; она дарила девушкам комплект одежды и по одной номисме, а затем давала им свободу. Сомнительно, впрочем, что сутенеры получили свои деньги обратно: по закону Юстиниана от 535 года они должны были быть подвергнуты телесному наказанию и изгнанию. Но Феодора и вправду вполне могла давать девушкам деньги ex gratia, чтобы помочь им начать новую жизнь.

_______________________________________________

[1] Evans J.A.S. The Age of Justinian: The Circumstances of Imperial Power. L.; N. Y., 1996. P. 207; Honoré T. Tribonian. London, 1978. P. 19.

[2] См. также: Nov. J. 21 (AD 536) о наследных правах женщин в Армении; Nov. J. 18.4 (AD 536); 89.12.5 (AD 539).

[3] Nov. J. 127.4 (AD 548); cf. CJ 6.58.14.5 (AD 531).

[4] Nov. J. 22 (AD 535); 117.8–9 (AD 542). Мурхед указывает, что этот закон в некоторых своих аспектах также значительно улучшил положение женщин (Moorhead J. Justinian. L. N. Y., 1994. P. 37).

[5] Gardner J. Women in Roman Law and Society. L., 1986. P. 124; Clark G. Women in Late Antiquity: Pagan and Christian Lifestyles. Oxf., 1993. P. 29–30.

[6] Daube D. The Marriage of Justinian and Theodora: Legal and Theological Reflections // Catholic University Law Review. 1967. Vol. 16. P. 397.

[7] Прокопий. О Постройках, 1.9

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 5 дней

Редакция

Редакция 0
Комментарии: 3Публикации: 138Регистрация: 30-10-2016

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .