О канонических препятствиях для принятия клириков Александрийской Церкви в лоно Русской Православной Церкви

03 января, 2022 Православие Комментарии : 0
Читали : 425

Авторы: Станислав МинковВалерий Синильщиков

Священный Синод РПЦ своим решением от 29.12.2021 (журнал 100) создал Патриарший Экзархат РПЦ в Африке в составе 2 епархий, которые фактически охватывают всю территорию Африки, и принял в РПЦ ряд клириков Александрийской Православной Церкви, прекративших поминать Александрийского патриарха и подавших прошения о переходе в РПЦ.

Данная статья была подготовлена еще до принятия данного решения. По ряду причин мы публикуем ее лишь сейчас, после того как (к глубочайшему нашему сожалению) решение, которое мы считаем противоречащим канонам Православной Церкви, было принято.

Отметим, впрочем, что коль скоро вступление Константинопольской и Александрийской Церквей в общение с т.н. ПЦУ не сделало эти Церкви расколом (причины рассматриваются в статье), то тем более РПЦ, несмотря на вступление в общение с клириками, прекратившими поминать Александрийского патриарха, остается канонически законной Православной Церковью.

Недавно на сайте «pravoslavie.ru» была опубликована статья иерея Георгия Максимова «О каноническом аспекте принятия африканских клириков в лоно Русской Православной Церкви» [1]. Речь идет о священниках, принадлежащих к Александрийской Православной Церкви. Эти священники выразили справедливое несогласие с решением Александрийского патриарха вступить в общение с раскольничьей «Православной Церковью Украины» (ниже ­— ПЦУ) и готовность перейти в Русскую Православную Церковь. Некоторые из них были сняты с настоятельства в своих храмах; на некоторых, по свидетельству прот. Андрея Новикова, были наложены прещения [2]. О. Георгий в своей статье на основе канонического анализа возникшей ситуации делает вывод, что «принятие африканских клириков в настоящей ситуации в Русскую Церковь (или любую другую, не сообщающуюся с раскольниками) является и возможным, и правильным».

Авторы этих строк с глубочайшим уважением относятся к многогранной деятельности о. Георгия как священника, миссионера, апологета, богослова. Его труды на этих поприщах вряд ли можно переоценить. Характерно, что, хотя некоторые наши богословы уже давно писали о канонической правомочности принятия африканских клириков в лоно РПЦ, именно о. Георгий первым попытался доказать такую правомочность. Однако некоторые положения обсуждаемой публикации показались нам спорными. И именно потому, что сомнительные утверждения отстаиваются автором, строгая преданность которого Священному Преданию не может вызвать сомнений, мы и решились подготовить данный ответ. Он не направлен лично против о. Георгия, но скорее ставит своей целью вызвать обсуждение тех спорных (по нашему мнению) мест, которые есть в его аргументации.

I. Является ли Африка канонической территорией Александрийской Православной Церкви?

Прежде всего о. Георгий ставит вопрос о том, может ли Русская Православная Церковь создавать свою юрисдикцию в Африке, когда Александрийский Патриарх считает Африку своей канонической территорией. Ссылаясь на правила Вселенских соборов, традиционный (до начала XX века) титул Александрийских патриархов, включающий в себя только страны Северной Африки, а также то обстоятельство, что до второй половины XX века Александрийская Церковь не занималась миссионерством среди чернокожего населения африканских стран, о. Георгий фактически оспаривает право АПЦ считать весь континент своей канонической территорией.

Однако, помимо прямых определений канонической принадлежности некоторых территорий правилами Вселенских соборов, в канонах мы находим и указание на обычай как основание для определения канонических границ. Так, 8-е правило третьего Вселенского собора предписывает, чтобы «никто из боголюбезнейших епископов не простирал власти на иную епархию, которая прежде и сначала не была под рукою его, или его предшественников». В 17-м правиле четвертого Вселенского собора указан тридцатилетний срок управления сельскими приходами, по истечении которого принадлежность приходов к данной епархии признается бесспорной:

«По каждой епархии, как селах, или предградиях сущие приходы, должны неизменно пребывать под властью заведывающих оными епископов: и наипаче, аще, в продолжении тридцати лет, безспорно имели оные в своем ведении и управлении».

По толкованию сщисп. Никодима (Милаша), это правило относится и к городским приходам тоже. Это же правило повторяется в 25-м каноне шестого Вселенского собора. Выраженная Синодом позиция Русской Православной Церкви по вопросу о канонической принадлежности Украины опирается именно на эти правила: священные каноны не допускают «возможности пересмотра установившихся и не оспариваемых на протяжении длительного времени церковных границ»[3].

Большинство современных епархий АПЦ в странах Африки существуют уже 50-60 лет, что, исходя из приведенных правил, является существенным аргументом в пользу принадлежности этих территорий Александрийской Церкви. Следует отметить, что и Русская Православная Церковь до вступления Александрийского патриарха в общение с раскольниками признавала всю или почти всю Африку канонической территорией Александрийской Православной Церкви. Так, на сайте Московского патриархата констатируется, что «каноническая территория Александрийской Церкви — страны Северной, Центральной и Южной Африки» [4]. Ведущий канонист РПЦ прот. Владислав Цыпин в статье «Диаспора» в «Православной Энциклопедии» пишет: «вся Африка — это каноническая территория Патриарха Александрийского и всей Африки»[5]. Такой же позиции придерживался и митр. Иларион (Алфеев): «Каноническая территория… Александрийской Церкви [включает] всю Африку»[6]).

Православные каноны решительно запрещают епископу действовать в епархии другого епископа без его согласия. Так, 35-е Апостольское правило и 22-е правило Антиохийского собора запрещают совершать рукоположения в чужой епархии; 13-е правило Антиохийского собора также запрещает приводить на чужую территорию своих клириков; 2-е правило II Вселенского собора запрещает всякое церковное распоряжение в чужой епархии; 8-е правило III Вселенского собора запрещает простирать свою власть за границы своей области; 15-е правило Сардийского собора запрещает возводить в сан клириков чужой епархии, 56-е (по другой нумерации – 67-е) правило Карфагенского собора — создавать новые епархии на территории существующих без согласия епископа, являющегося первенствующим над епископом данной епархии. Примеры можно умножать и далее.

Впрочем, очевидно, что перечисленные правила применимы только в случае, если епархией управляет канонически законный православный епископ. Можно ли считать таковым епископа, вступившего в общение с раскольниками?

2. Канонический статус иерархов, вступивших в общение с ПЦУ

Ответ на этот вопрос о. Георгий строит на основе 2-го правила Антиохийского собора:

«…Аще же кто из епископов, или пресвитеров, или диаконов, или кто-либо из клира, окажется сообщающимся с отлученным от общения: да будет и сам вне общения церковнаго, яко производящий замешательство в чине церковном».

Исходя из этого правила, о. Георгий делает вывод, что «<вступивший> в общение с раскольниками … оказывается в таком же положении по отношению к Церкви, как и тот раскольник, с кем он вступил в общение». О. Георгий отмечает, что «раскол – это прямой путь в ад». Из слов о. Георгия можно сделать вывод, что епископы АПЦ – по его мнению  находятся в расколе, т.е. вне Церкви. Но так ли это?

Авторы этих строк подробно рассматривали вопрос о расколе и о канонических последствиях общения с раскольниками в своей ранее опубликованной статье [7]. Прежде всего отметим, что расколом в строго каноническом смысле называется отказ некоторых лиц в послушании законной иерархии. Таким образом, само по себе вступление в общение с раскольниками не является и не может являться расколом (хотя и представляет собой тяжкое каноническое преступление). В современной ситуации можно говорить, что патр. Варфоломей, патр. Феодор и другие иерархи, вступившие в общение с ПЦУ, несут значительную долю ответственности за продолжение украинского раскола, что их действия углубили раскол, затруднили его излечение и т.п. – но сами они раскольниками не являются.

Впрочем, слова о. Георгия о «таком же положении по отношению к Церкви» можно понимать в более широком смысле: поскольку украинские раскольники отлучены от общения, то и иерархи, вступившие в общение с ними, тоже отлучены, что также подразумевает отпадение от Церкви. Чтобы выяснить, допустимо ли такое понимание, обратимся к канонам. Помимо приведенного выше 2-го правила Антиохийского собора, случай вступления в общение с изверженными и отлученными рассматривается также в 10-11 апостольских правилах (о. Георгий упоминает эти правила, но не комментирует их). Данные апостольские правила предписывают соответственно извергать и отлучать виновных («да будет извержен» и «да будет отлучен»). Таким образом, переходу виновных в то же состояние, что и те, с кем они вступили в общение, – должно предшествовать решение полномочного церковного суда.

Нельзя не обратить внимания на странное, но логически неизбежное следствие утверждения, что имеющий общение с отлученным до суда автоматически сам становится отлученным. Если Константинопольский и Александрийский Патриархи отлучены в силу общения с отлученными раскольниками, то отлученными оказываются и предстоятели Церквей, не вступившие в общение с ПЦУ, но имеющие общение с ними  (например, Сербский и Болгарский патриархи). Но тогда отлученным оказывается и Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл, имеющий общение с этими патриархами, и все священнослужители РПЦ, поминающие на богослужении патриарха Кирилла, и все миряне РПЦ, причащающиеся у этих священнослужителей. Очевидно, что если при принятии канонической гипотезы все священнослужители и миряне Православной Церкви автоматически оказываются отлученными, эта гипотеза ошибочна [8].

Формулировка 2-го правила Антиохийского собора («да будет и сам вне общения») такого суда не требует, т.е. предполагает прекращение общения с виновным до судебного решения о его отлучении, однако в этом правиле (в отличие от апостольских) нет прямого указания на то, что виновный отлучен от Церкви.

Таким образом, правила предписывают прекращать общение с виновным епископом сразу после того, как тот вступит в общение с отлученными, но лишь по решению законного церковного суда этот епископ сам оказывается отлученным от Церкви. При этом правила никак не осуждают тех, кто продолжает общение с виновным епископом прежде его соборного осуждения.

В каком же состоянии ныне находятся патр. Феодор и иные иерархи, вступившие в общение с ПЦУ? Был ли суд, осудивший и отлучивший их? В своей статье о. Георгий никак не комментирует этот вопрос, но в одном из своих видеовыступлений [9] он высказывает мнение, что постановления Синода РПЦ о разрыве общения с Константинопольской, Александрийской Церквями, а также некоторыми епископами Элладской и Кипрской Церквей, и являются надлежащим судебным решением. По нашему мнению, однако, оснований для такой трактовки нет [10]. В противном случае РПЦ должна была бы установить чиноприем чад этих Церквей в Православную Церковь, а также прекратить общение со всеми епископами, имеющими общение с этими церквями (предстоятелями Антиохийской, Сербской, Болгарской и других православных церквей), как ранее она прекратила общение со всеми, кто вступил в общение с ПЦУ. Также отметим, что Синод РПЦ никак не является законной церковной властью для Константинопольской, Александрийской и других автокефальных Церквей и уже поэтому не может осудить их предстоятелей – это прерогатива Вселенского/Всеправославного собора [11].

Итак, можно сделать вывод, что на сегодняшний день патриархи Варфоломей, Феодор и иные епископы, вступившие в общение с ПЦУ, совершили тяжкое каноническое преступление и ожидают суда Всеправославного собора над собой, причем, согласно канонам, если они не прервут общение, этот собор должен лишить их сана и отлучить. Конечно, можно констатировать, что в современных условиях вынесение такого решения весьма маловероятно, но других путей осуждения виновных в каноническом поле просто нет. В то же время, 2-е правило Антиохийского собора позволяет и даже предписывает другим Церквям не иметь общения с виновными до такого суда (что и сделала Русская Церковь). Однако и канонических оснований для осуждения тех, кто, не имея общения с ПЦУ, сохраняет общение с КПЦ, АПЦ, предстоятелями Элладской и Критской Церквей, нет.

Остается вопрос: применимо ли 2-е правило Антиохийского собора к клирикам, подчиненным виновным предстоятелям? Могут ли они прекращать поминовение предстоятелей на литургии, если те вступили в общение с ПЦУ? И если да – что им мешает перейти в лоно РПЦ?

3. Могут ли клирики АПЦ прекращать поминовение своих епископов?

На первый взгляд, процитированное выше 2-е правило Антиохийского собора, предписывающее не иметь общения с вступившими в общение с отлученными, должно относиться и к клирикам, которые подчинены епископам, вступившим в такое общение. Поскольку общение клирика со своим епископом заключается в его поминовении на литургии, буквальное следование правилу должно состоять в прекращении поминовения.

Однако правила, непосредственно регламентирующие поминовение епископа, запрещают такой разрыв. Речь идет о 13-15 правилах Двукратного собора.

13-е правило Двукратного собора гласит:

«…аще который пресвитер или диакон, по некоторым обвинениям, зазрев своего епископа, прежде соборнаго изследования и разсмотрения, и совершеннаго осуждения его, дерзнет отступити от общения с ним, и не будет возносити имя его в священных молитвах на литургиях, по церковному преданию: таковый да подвергнется извержению, и да лишится всякия священническия чести. Ибо поставленный в чине пресвитера, и восхищающий себе суд, митрополитам предоставленный, и, прежде суда, сам собою осуждати своего отца и епископа усиливающийся, не достоин ни чести, ниже наименования пресвитера. Последующие же таковому, аще суть некие от священных, токожде да лишены будут своея чести: аще же монахи или миряне, да отлучатся вовсе от церкви, доколе не отвергутся сообщения с раскольниками, и не обратятся к своему епископу»

В соответствии с правилом обвинения епископа (даже справедливые) не являются основанием для прекращения его поминовения, пока епископ не будет осужден Церковным судом, причем прекращение поминовения приравнивается к расколу; и не только прекративший поминовение, но и те, кто последует за ним, извергаются или отлучаются. Аналогично 14-е правило Двукратного собора запрещает прекращение поминовения митрополита, а 15-е – патриарха. Единственное исключение, когда досудебное прекращение поминовения допустимо, указано в 15-м правиле:

«…отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденныя святыми соборами или отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборнаго разсмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным…»

Насколько нам известно, патриарх Феодор и другие епископы АПЦ никаких заявлений, подпадающих под определение «ереси, осужденной соборами или отцами», не делали; во всяком случае, клирики, которые выразили желание перейти в РПЦ, не обвиняли их в ереси. Их вина – вступление в общение с извергнутыми и отлученными, а значит, правила Двукратного собора запрещают прекращать их поминовение прежде, чем собор осудит их.

Таким образом, налицо каноническое противоречие. 2-е правило Антиохийского собора предписывает прекратить общение с иерархами, вступившими в общение с раскольниками, до их соборного осуждения, хотя никак не наказывает и тех, кто общение продолжит. Правила Двукратного собора, напротив, запрещают клирикам прекращать поминовение своих епископов прежде их осуждения – и наказывают прекративших извержением.

Как же разрешить это противоречие?

По нашему мнению, приоритетными в данном случае являются правила Двукратного собора, которые прямо имеют своим предметом допустимость/недопустимость досудебного прекращения поминовения клириками своих епископов. При таком допущении предписание Антиохийского собора – «да будет и сам вне общения» – относится только к общению равных, а не подчиненных друг другу священнослужителей. Отметим, что ситуация, когда виновный епископ не имеет общения с другими епископами, но сохраняет общение с подчиненными ему клириками, – не является уникальной и рассматривается в каноническом праве (см. правила 76(87), 80(91), 123(137) и 132-133(147) Карфагенского собора). Во всяком случае, данная каноническая коллизия требует специального изучения и соборного толкования, до которого прекращение поминовения следует признать недопустимым.

4. Могут ли клирики АПЦ перейти в РПЦ без отпускной грамоты?

Исходя из сказанного во второй части статьи, епископы АПЦ находятся в состоянии ожидания суда над собой, но не являются раскольниками, не отлучены, и формально (как и любые тяжко согрешающие священнослужители) принадлежат к Церкви Христовой. Следовательно, если подчиненный им клирик перейдет в другую Церковь без отпускной грамоты, и сам клирик, и епископ, принявший его, подлежат извержению из сана:

17-е правило Трулльского (VI Вселенского) собора: «Понеже клирики различных церквей, оставляя свои церкви, в коих они поставлены, перешли к иным епископам, и, без воли своего епископа, определены в чужих церквах, и чрез сие они оказываются непокорными: того ради определяем, дабы от месяца января минувшаго четвертаго индикта никто из клириков, в какой бы степени кто ни был, не имел права, без увольнительной от своего епископа грамоты, определен быти к иной церкви. Не соблюдающий сего отныне, но постыжающий собою совершившаго над ним рукоположение, да будет извержен и сам, и неправильно приявший его».

Аналогичные постановления мы находим также в 16-м правиле Ι Вселенского Собора, 20-м правиле IV Всел. Собора, а также 54 (65) правиле Карфагенского Собора. Лишь в уже упомянутом случае отпадения епископа от Церкви в ересь (согласно 3-му правилу III Вселенского собора) клирик освобождается от канонического подчинения такому епископу.

Заключение

Проведенный канонический анализ позволяет сделать следующие выводы:

  1. Патриарх Александрийский Феодор и другие епископы АПЦ, вступив в общение с т.н. «Православной Церковью Украины», совершили тяжкое каноническое преступление.
  2. Епископы, вступившие в общение с ПЦУ, тем не менее, являются канонически законными епископами Православной Церкви, находящимися в ожидании суда над собой.
  3. Совершенное ими преступление дает основания другим Церквям разрывать каноническое общение с виновными. Таким образом, решение Синода РПЦ о разрыве общения с теми, кто вступил в общение с ПЦУ, может быть признано законным и справедливым.
  4. В то же время каноны никак не наказывают тех, кто, не имея общения с ПЦУ, сохраняет общение с этими епископами.
  5. Клирики, подчиненные этим епископам, не могут законным образом прекращать их поминовение и переходить в РПЦ.
  6. В то же время они не должны подчиняться требованию вступить в общение с ПЦУ (если от них будут этого требовать).
  7. Африка является канонической территорией Александрийской Церкви. Всякие распоряжения РПЦ на ее территории или в отношении ее клириков противоречат канонам.
  8. Единственным канонически законным способом урегулирования сложившейся ситуации является судебный приговор Вселенской Церкви в отношении канонических преступлений Александрийского, а равно и Константинопольского патриархов (например, в виде решения Всеправославного собора). Только такой собор является законной Церковной властью для епископата Константинопольской, Александрийской и других автокефальных Церквей. Только он может отменить неканонические решения священноначалия этих Церквей и при необходимости осудить их нарушителей.
  9. В том тяжёлом положении, в каком оказались африканские общины, не признающие ПЦУ, православные миряне РПЦ и других Поместных Церквей вполне могут оказать им помощь — например, книгами, богослужебной утварью и т. п.

Безусловно, положение дел в Александрийском Патриархате нельзя не назвать прискорбным. Патриарх Феодор, предстоятель этой Церкви, признал так называемую «Православную церковь Украины», несмотря на то, что ранее публично озвучивал противоположную позицию. Более того, мы видим, что от клириков Александрийской Церкви требуют публичного одобрения этого шага. Особенно оскорбительно это решение выглядит потому, что патриарх Феодор часто бывал на Украине и не имеет возможности защититься словами о «неправильном информировании» или «недостатке данных».

Однако, по нашему мнению, «симметричный» ответ с принятием в Русскую Православную Церковь приходов и священнослужителей Александрийской Православной Церкви будет отнюдь не лучшей реакцией на явно неканонические действия Александрийского патриарха. Такие действия могут лишь оттолкнуть от нас тех епископов и клириков других Церквей, которые доныне поддерживали позицию Русской Церкви. Более того, после такого опрометчивого шага нашей Церкви придётся отказаться от части доводов, которые она (и справедливо!) приводила против создания ПЦУ.

На наш взгляд, преодоление современного кризиса в Мировом Православии возможно только на основе строгого следования канонам и поиска конструктивных механизмов преодоления и этого конфликта на основе диалога с другими Православными Церквями.

_________________________________

[1] Священник Георгий Максимов. О каноническом аспекте принятия африканских клириков в лоно Русской Православной Церкви

[2] https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=3032195233685551&id=100006853112431. Дата обращения 30.01.2021

[3] Заявление Священного Синода Русской Православной Церкви в связи с посягательством Константинопольского Патриархата на каноническую территорию Русской Церкви

[4] Александрийская Православная Церковьhttp://www.patriarchia.ru/db/text/134420.html Дата обращения 30.01.2021

[5] Прот. Владислав Цыпин. Диаспора// Православная энциклопедия, том 14. М.:2006, стр. 627-628 https://www.pravenc.ru/text/171939.html

[6]Иларион (Алфеев), митр. Принцип «канонической территории» в православной традиции. Доклад на международном симпозиуме на тему «Территориальный и персональный принципы в церковном устройстве» в Будапештском католическом университете, 7 февраля 2005 года

[7] Минков С., Синильщиков В. Что такое раскол?

[8] На это неоднократно обращали внимание и до нас.

[9] https://www.youtube.com/watch?v=AG1-ZMtQA1Y (с 56 минуты). Дата обращения 30.01.2021

[10] Следует заметить, что Синод в одном из решений называет иерархов Константинополя и Александрии именно «иерархами Константинопольского и Александрийского Патриархатов», в то время как представителя ПЦУ — «не имеющим канонической хиротонии представителем одного из раскольнических сообществ Украины». Отчётливая разница в терминологии показывает, что к раскольникам отнесён только этот последний (http://www.patriarchia.ru/db/text/5797265.html).

[11] Минков С., Синильщиков В. Что такое раскол?

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 8 месяцев

Валерий Синильщиков

Аватар 0
Комментарии: 0Публикации: 15Регистрация: 20-12-2020

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .