СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ГОНЕНИЯХ НА ЦЕРКОВЬ В СССР В 1918-1953 ГГ.

21 декабря, 2020 История Комментарии : 0
Читали : 120

Автор собрал и частично обработал показавшиеся ему наиболее интересными данные и результаты исследований, приводимые в исторической литературе, научных статьях и в сети Интернет. Некоторые результаты получены лично автором и публикуются впервые.

Поскольку данная статья имеет популяризаторские цели, автор позволил себе нарушить принятые в науке правила изложения материала. Вначале приводятся наглядные результаты в виде гистограмм и графиков, затем – таблицы с краткими пояснениями, блоки текста с оценками общего числа пострадавших за веру и числа убитых/расстрелянных, и далее них – поясняющий текст для тех, кого заинтересуют подробности приведенной в начале статьи инфографики.

Содержание:

1.Об оценке общего числа православных, пострадавших за веру в 1917-1953 гг.

2. Об оценке общего числа казненных/убитых за веру.

3. Оценка статистики гонений по годам на основе данных архивов органов госбезопасности. [1]

4. Исследования статистики гонений по годам, в сети Интернет.

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ГОНЕНИЯХ НА ЦЕРКОВЬ В СССР В 1918-1953 ГГ., изображение №1
СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ГОНЕНИЯХ НА ЦЕРКОВЬ В СССР В 1918-1953 ГГ., изображение №2
СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ГОНЕНИЯХ НА ЦЕРКОВЬ В СССР В 1918-1953 ГГ., изображение №3
СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ГОНЕНИЯХ НА ЦЕРКОВЬ В СССР В 1918-1953 ГГ., изображение №4
СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ГОНЕНИЯХ НА ЦЕРКОВЬ В СССР В 1918-1953 ГГ., изображение №5
СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ГОНЕНИЯХ НА ЦЕРКОВЬ В СССР В 1918-1953 ГГ., изображение №6
СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ГОНЕНИЯХ НА ЦЕРКОВЬ В СССР В 1918-1953 ГГ., изображение №7
СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ГОНЕНИЯХ НА ЦЕРКОВЬ В СССР В 1918-1953 ГГ., изображение №8
СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ГОНЕНИЯХ НА ЦЕРКОВЬ В СССР В 1918-1953 ГГ., изображение №9
  1. Об оценке общего числа православных, пострадавших за веру в 1917-1953 гг.

Исследований по статистике гонений на Церковь в первой половине XX века – очень мало. Основой для таких исследований может стать база данных «За Христа пострадавшие», собранная в ПСТГУ [5]. В базе, которая пополняется доныне, приводятся сведения о приблизительно 36 500 (данные на 2019 г. [6]) священнослужителях и мирянах, которые пострадали за веру в 1918-1956 гг.

Однако единственная статистическая проблема, которая решалась с использованием этой базы – оценка общего числа пострадавших за веру (подвергавшихся аресту или внесудебным расправам со стороны советской власти) в указанный период. Исследователи полагают, что реальное число пострадавших – в несколько (Н.В. Сомин [6, 9]) или более, чем в десять (Н.Е. Емельянов [7, 8]) раз превышает число тех, чьи имена занесены в базу. По-видимому, более осторожные и более обоснованные научно, в том числе математически, оценки Н.В.Сомина (100-110 тыс. чел. с погрешностью ±40-50%) ближе к действительности, чем оценки Н.Е.Емельянова (500-1000 тыс. чел.).

Согласно рассекреченным данным органов госбезопасности [1] (см. также рис. 1, таблицы 1-6 и комментарии в разделе 3), число арестованных «церковников» по годам за 1923-1953 г. (за вычетом 1931 г. и 1944 г., данные по которым отсутствуют) составляет 136005. Эта цифра неплохо согласуется с оценками Сомина, поскольку, с одной стороны она не учитывает данные за 1917-1922, 1931 и 1944 гг., а с другой — многие «церковники» арестовывались по 2-3 раза (иные и более).

2. Об оценке общего числа казненных/убитых за веру

Число убитых и казненных – в несколько раз меньше. Попробуем его оценить. Уточним, что полученные ниже оценки учитывают лишь тех, кто был расстрелян по приговору суда, либо убит представителями органов власти во внесудебном порядке. Из них исключаются жертвы уголовных убийств и те, кто умер в лагерях и ссылках.

Оценить искомое значение можно по статистическим данным НКВД за 1937-1938 гг., ибо, как видно из рис. 3 (данные по епископам) количество расстрелянных и убитых за все остальные годы в период 1917-1953 – в 3,4 раза меньше, чем за эти два года.

Согласно данным НКВД [1] (см. также табл. 4) в 1937-38 гг. всего было арестовано соответственно 936 750 чел. и 638 509 чел. Из них в классификации «по характеру преступлений» к категории «церковники, сектанты» (в 1938 г. – «церковно-сектантская контрреволюция») отнесены соответственно 37 331 чел. и 13 438 чел. Отметим, что к этой категории могли относиться не только православные, однако, судя по данным за 1943 г. (см. табл. 4), в которых арестованные инославные и иноверцы учтены отдельно, их доля в общем количестве «церковников и сектантов» не превышает 10%.

Сложнее оценить процент «сектантов», не являющихся православными (к таковым могли относить толстовцев, духоборов, молокан и др., а также неопротестантов). О том, что этот процент невелик, можно судить по данным о социальном составе арестованных в 1937 г.: среди них 33 382 (см. табл. 4) в классификации по социальному составу отнесены к «служителям культа» (для 1938 г. таких данных нет). Сопоставляя это число с числом арестованных «церковников» и «сектантов» (37 331), можно сделать вывод, что лишь 10% «церковников» и «сектантов» не были «служителями культа». Учитывая, что среди осужденных вместе со священнослужителями в указанные годы были и миряне, занятые на светской работе, можно предположить, что доля неправославных сектантов – совсем невелика.

В то же время следует учитывать, что в число православных при получении оценки включены, не только те, кто признавал митр. Сергия, и непоминающие (иосифляне и др.), но и явные раскольники – григориане (почти все григориане были уничтожены в 1937-1938 гг.; впрочем, их было относительно немного) и даже обновленцы (их также затронули репрессии 1937-1938 гг., хотя и гораздо меньшей степени, чем «сергиан» и «непоминающих») а также, вероятно, некоторое количество старообрядцев.

Для оценки числа «церковников» и «сектантов», расстрелянных в эти годы, нужно оценить процент приговоренных к «высшей мере судебной защиты» (именно так в те времена называли смертную казнь) в общем числе арестованных «церковников» и «сектантов». Автор этих строк предложил два способа такой оценки.

По первому будем предполагать, что процент расстрелянных среди «церковников и сектантов» – такой же, как и среди остальных арестованных. Отметим, что «церковники и сектанты» рассматривались организаторами «большого террора» как одна из наиболее враждебных социальных групп, подлежащих уничтожению [10] и, следовательно, можно предположить, что в реальности этот процент среди «церковников и сектантов» – выше, т.е. оценки числа расстрелянных, полученные на основе такой гипотезы – занижены. Согласно [1] в 1937 г. и 1938 г. было приговорено к расстрелу, соответственно, 353 074 чел. и 328 618 чел. Следовательно, отношение числа расстрелянных к общему арестованных в эти годы:

kр1=(353 074+328 618)/(936 750+638 509)=0,432.

Другую оценку можно получить, используя базу данных «За Христа пострадавшие» [5]. Автор этих строк, следуя алфавитному порядку, просмотрел данные 150 человек, подвергавшихся арестам в 1937-1938 гг, сведения о которых помещены в базу. Обобщение представлено в таблице 7.

СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ О ГОНЕНИЯХ НА ЦЕРКОВЬ В СССР В 1918-1953 ГГ., изображение №10

Сопоставление данных из таблицы 7 с отчетностью НКВД за эти же годы (см. табл. 4) показывает, что сведения из базы данных «За Христа пострадавшие» – по-видимому, не являются репрезентативными (представительными). Можно отметить, что доля арестованных в 1938 г. в общем числе православных священнослужителей и мирян, арестованных в 1937-1938 гг. в базе составляет 12% (максимальная погрешность ±10%). В соответствии с таблицей 4 по данным НКВД доля «церковников и сектантов», арестованных в 1938 г. в общем числе «церковников и сектантов», арестованных в 1937-8 г. составляет 26,4%. Заниженная доля репрессированных в 1938 г. в базе может быть вызвана в частности – следующими причинами:

1) в 1937 г. в СССР сохранялась единая структура епархий, благочиний и т.п. и об арестах священнослужителей было известно многим. К началу 1938 г. подавляющее большинство епископов и благочинных было арестовано, система церковного управления – разрушена, большинство храмов – закрыто и арест священнослужителей был частным делом, о котором знали лишь их семьи и (иногда) некоторые духовные чада. Поэтому сведения об аресте многих православных в 1938 г. просто не сохранились.

2) в 1937 г. аресту подвергались наиболее известные «церковники» – епископы, благочинные, настоятели. К 1938 г. очередь дошла до заштатных клириков, причта, активных прихожан и даже бывших сторожей храмов. Очевидно, что о репрессии против таких людей менее известно современникам, и даже в скупых данных следственных дел их сложнее обнаружить.

Таким образом, отношение числа расстрелянных православных к общему числу репрессированных православных за 1937-8 гг., для лиц, чьи имена помещены в базу данных «За Христа пострадавшие»: kр2=0,77±0,10 – также не является вполне репрезентативным. По-видимому, его следует считать несколько завышенным, ввиду указанной нерепрезентативности базы (доля православных, приговоренных к расстрелу, из числа арестованных в 1938 г. была существенно ниже, чем в 1937 г.) [11]

Используя значения kр1 и kр2 – оценим число «церковников и сектантов», расстрелянных в 1937-38 гг.:

N1=(37 331+13 438)*0,432=22 000 чел.

N2=(37 331+13 438)*0,77=39 000 чел.

Уменьшая данные числа на 10% (исключая неправославных) – получим соответствующие оценки числа православных (всех юрисдикций) расстрелянных в 1937-1938 гг.: около 19 800 чел и около 35 100 чел.

Выше отмечалось, что число епископов, расстрелянных в 1937-1938 гг. в 3,4 раза больше, чем расстрелянных/убитых за все остальные годы гонений. Если принять, что процент расстрелянных/убитых епископов в общем количестве расстрелянных/убитых православных во все эти годы был примерно одинаков – получим 2 оценки числа православных (всех юрисдикций) расстрелянных/убитых в 1917-1953 гг.: 19 800*(1+1/3,4)=25 600 чел. и 35 100*(1+1/3,4)=45 400 чел. По-видимому, эти значения можно рассматривать как верхнюю и нижнюю оценки.

3. Оценка статистики гонений по годам на основе данных архивов органов госбезопасности [1]

К сожалению, структура базы [5], основу которой составляют текстовые статьи, такова, что для статистической обработки данных по годам необходимо выполнить весьма большой объем работы. Кроме того, как показано выше, эта база не вполне репрезентативна. Публикация данных из архивов органов госбезопасности в книгах О.Б. Мозохина ([1], [12]), в которых для периода 1918-1953 приводятся погодовые данные по количеству репрессированных с разбивкой по характеру преступлений, социальным слоям, месту работы и «окраскам учета» (см. таблицы 1-6) – существенно упрощают решение такой задачи. Обработка этих данных приводится выше на рис. 1-2.

Определенные проблемы при обработке, помимо отсутствия данных по некоторым годам (см. сноски в нижней части таблиц) представляют разные способы учета и разнобой в формулировках. Разбивка по категориям в разные годы делалась то по общегодовому числу арестованных, то по числу обвиняемых по завершенным следственным делам, то по числу привлеченных к следственным делам (включая привлеченных без ареста), то по числу арестованных, за вычетом освобожденных в отчетном году. Впрочем, судя по данным табл. 1-6 указанные значения обычно различались не более, чем на 10% (исключением является 1934 г., что, возможно, связано с передачей дел от ОГПУ к НКВД). Учитывая это, а также отсутствие ясного алгоритма пересчета данных к общему показателю (отношение числа обвиненных, привлеченных и др. к числу арестованных для православных могло существенно отличаться от этого же отношения для всех репрессированных), различием общих групп, в которых выделяются категории, будем пренебрегать.

Более существенным видится изменение формулировок самих категорий, по которым можно оценить принадлежность репрессированных к православию, а также различие способов разбивки, в которых выделяются эти категории. При отсутствии исторических свидетельств о критериях, на основании которых репрессированных причисляли к тем или иным категориям, о принципах такого причисления можно лишь гадать….

С 1923 г. по 1927 г. (см. табл. 1-2) в разбивке по социальному составу выделялась категория «духовенство». Скорее всего, под духовенством здесь понимаются все служители Церкви и монашествующие. Возможно – все работники храмов. По-видимому, к этой же категории относятся служители инославных церквей и иных религий (хотя, как уже отмечалось, их доля в числе репрессированных верующих в довоенное время была невелика). «Сектанты»в эту группу явно не входят.

В 1928-1930 г. (см. табл. 3) в этой же разбивке вместо «духовенства» выделяются «церковники», что, возможно, означает расширение категории до всех служащих и работающих в храмах.

С 1932 г. (см. табл. 4; данных по «церковникам», репрессированным в 1931 г. – нет) сведения, характеризующие гонения на веру, появляются в двух разбивках: по социальному составу («служители культа») и по характеру преступлений («церковно-сектантская контрреволюция» или «церковно-сектантская контрреволюционная деятельность»). В 1932-1934 гг. число арестованных за «церковно-сектантскую контрреволюцию» было в 1,2-1,35 раз больше числа арестованных «служителей культа», из чего можно сделать вывод, что под первую категорию, помимо священно-и церковно-служителей и работников храмов, подпадали и активные прихожане.

Неясно, какой смысл здесь вкладывается в слово «сектантская». Скорее всего, под сектантами здесь могли пониматься представители нетрадиционных религиозных течений (молокане, духоборы, толстовцы, неопротестанты, некоторые или даже все старообрядцы и др.). Православные, отделившиеся от митр. Сергия, как и отпавшие ранее обновленцы, на тот момент, скорее всего, воспринимались властью как «церковники». Оценить процент «сектантов» среди обвиняемых в «церковно-сектантской контрреволюции» сложно. На первый взгляд для этого можно использовать данные на вторую половину 1934 г. (после передачи дел от ОГПУ в НКВД), когда в разбивке по характеру преступлений было выделено 2 разных категории: «церковная контрреволюция» (426 чел.) и «сектанты» (171 чел.). Однако сопоставив эти цифры с числом «служителей культа», привлеченным к следственным делам за этот же период (899), можно сделать вывод, что более половины служителей культа в этот период проходили не по категории «церковно-сектантская контрреволюция», а по иным. Скорее всего, после передачи дел в новую структуру (НКВД) многие следователи не заботились о правильности учета «характера преступлений» и использовать эти данные для оценки числа «сектантов» вряд ли возможно.

Учитывая относительно небольшую разность между числом арестованных за «церковно-сектантскую контрреволюцию» и числом арестованных служителей культа в данных с 1932 г. по первую половину 1934 г. (см. таблицу 4) и относительно большое число православных мирян, которые арестовывались в указанный период (см. базу данных «За Христа пострадавшие» [5]), можно сделать вывод, что доля всех неправославных в категории «церковно-сектантская контрреволюция» – не превышает 10-15%. Для определенности уточним, что здесь под православными понимаются признающие власть митр. Сергия и непоминающие (по последним и пришелся основной удар гонений 1-й половины 30-х годов). Обновленцев и григориан власти в тот период практически не трогали.

Анализ статистических данных по годам «большого террора» (1937-1938 гг.) мы проводили выше (см. раздел 2). В этот период вместе с последователями митр. Сергия и непоминающими жертвами репрессий оказались и раскольники – практически все григориане (которых, впрочем, было немного) и некоторая часть обновленцев. Оценка долей указанных групп в общей статистике требует отдельного исследования.

Начиная с 1943 г. в статистических данных появляются полные сведения о репрессиях против иноверцев. Впрочем, число арестованных представителей иноверного духовенства на 1943 г. в 10 раз меньше, чем «церковников и сектантов».

Вероятно, в связи с официальным признанием РПЦ властью, начиная с 1945 г. (см. табл. 5-6) в классификации «по окраскам учета» раздельно учитывались:

— православное духовенство (с 1947 г. «православные церковники»);

— «религиозный антисоветский элемент»;

— сектанты;

— инославное и иноверное духовенство (с 1947 г. – инославные и иноверцы) с разбивкой на мусульман, буддистов, католиков, униатов, лютеран и еврейских клерикалов.

Учитывая, что общее число арестованных служителей культа (из разбивки по социальному составу) в 1945 г. оказалось выше общего числа арестованных в категориях православного и инославного духовенства, можно сделать вывод, что часть православного духовенства проходила по категории «религиозный антисоветский элемент». К ней, очевидно, относили тех, кто совершал служение на оккупированных территориях, и, вероятно, – непоминающих. Возможно, часть непоминающих, лишившихся иерархии, могла проходить по категории «сектанты». К «православному духовенству», а позднее – «православным церковникам», очевидно, относили духовенство и причт РПЦ. Поскольку до середины 50-х годов непоминающих принимали в РПЦ в сущем сане и обычно не требовали от них покаяния, автор счел правильным вести учет репрессированных православных в период 1945-53 гг., суммируя данные по двум категориям: «православное духовенство» (позднее – «православные церковники») и «религиозный антисоветский элемент».

Очевидно, что при подобном различии формулировок сравнение числа арестованных в разные годы будет не вполне корректным. Однако, ввиду отсутствия информации о том, как именно представители репрессивных органов понимали те или иные формулировки, предложить сколько-либо обоснованные алгоритмы пересчета сведений вряд ли возможно. Поэтому автор, взяв за основу в данных по 1923-1930 гг. разбивку «по социальному составу», а в 1932–1953 гг. – «по характеру преступлений» (после 1939 г. – «по окраскам учета»), ограничился минимальным количеством коррекций: в данных по 2-й половине 1934 г., когда общее число привлеченных к обвинению по делам «церковной контрреволюции» (разбивка «по характеру преступлений») оказалось значительно меньше числа арестованных «служителей культа» (разбивка «по социальному составу») и в 1946 г. при отсутствии каких-либо данных о числе арестованных «религиозных антисоветских элементов» в разбивке «по окраскам учета» – он в качестве характерных значений использовал число арестованных «служителей культа» из разбивки «по социальному составу».

4. Исследования статистики гонений по годам в сети Интернет

Поскольку база данных [5] является неполной и непредставительной и содержит очень большой объем данных в текстовом формате, что затрудняет обработку данных, а статистические данные органов госбезопасности [1, 12] содержат сведения лишь о числе арестованных, при обсуждениях (в частности – сетевых) различных вопросов истории Церкви возникала потребность в более репрезентативной и относительно небольшой по объему выборке, которая могла бы характеризовать интенсивность гонений в разные периоды, число пострадавших, придерживавшихся разных церковных движений (последователи митр. Сергия, непоминающие, обновленцы, григориане) и т.п. Такой выборкой являются архиереи. Число и имена всех архиереев того периода известны – они приводятся в списке митр. Мануила (Лемешевского), включающего всех архиереев Русской Церкви с 1893 по 1965 гг. [13], а архиереи дореволюционного поставления – отдельно в монографии М.А. Бабкина [14]. Их количество относительно невелико: 534 в списке митр. Мануила (если исключить умерших до 1917 г. и поставленных позже 1953 г.) и 179 – в списке М.А. Бабкина). Их судьбы (занимаемые кафедры, поминовение или непоминовение митр. Сергия, аресты, пребывание в ссылках и заключении), за редким исключением, можно более-менее точно проследить по нескольким источникам (в частности – по базе [5]). Трудоемкость такой обработки существенно ниже трудоемкости обработки репрезентативной выборки базы [5] (которая сама по себе уже нерепрезентативна). Конечно, процент арестованных и расстрелянных священнослужителей в целом отличается от процента арестованных и расстрелянных епископов (последний по всем оценкам – выше), но можно предполагать высокую корреляционную связь между репрессиями епископата и репрессиями духовенства.

Автору неизвестны научные труды, в которых рассматривалась бы обработка данных по епископату, но в сети есть ряд работ, выполненных заинтересованными энтузиастами-любителями. Автор этих строк может порекомендовать читателям работы Алексея Давыдова, [2] и две записи в ЖЖ Анастасии Рахлис [3, 4]. Они в некоторых отношениях не удовлетворяют (как, собственно и данный текст) требованиям научности (в частности, можно посетовать на недостаточно подробное описание методик получения результатов), но выполнены весьма добросовестно, весьма интересны и информативны.

Алексей Давыдов обработал данные епископов по списку в книге прот. Владислава Цыпина «История Русской Церкви. 1917-1997» [15] (список составлен на основе списка митр. Мануила Лемешевского [14]). Результаты исследования он выложил на миссионерском портале Андрея Кураева (ныне – форум «Православное кафе «Миссионер») [2] в теме «Участь архиереев в СССР. 1917-1941… и последующие годы» (которую собственно он один и вел). В теме приведено множество списков и таблиц, каждый и каждая из которых заслуживают интереса. Учитывая весьма большой размер темы, приведем перечень основных результатов, которые он получил с отдельными ссылками на страницы темы, начиная с которых они приводятся:

1) Общая статистика по судьбам архиереев (отдельно – поставленных в дореволюционное и довоенное время)

2) Архиерейские хиротонии по годам (1917-1943 гг.) — см. выше рис. 1 и таблицы 1-4

3) Перечень епископов, находящихся на кафедрах, на покое и в заключении на 01.01.1939 г.

4) То же на 01.01.1941

Поименные сведения о епископах:

5) Поставленные до 1918 г., эмигрировавшие (всего 19)

6) Поставленные до 1918 г., оказавшиеся вне пределов СССР по иным причинам (всего 5)

7) Поставленные до 1918 г., убитые (всего 14)

8) Поставленные до 1918 г., расстрелянные (всего 38)

9) Поставленные до 1918 г., скончавшиеся в заключении или ссылке (всего 19)

10) Поставленные до 1918 г., подвергавшиеся репрессиям, но умершие на свободе (всего 25)

11) Поставленные до 1918 г., не подвергавшиеся репрессиям, умершие не позже 1930 г. (всего 23)

12) Поставленные до 1918 г., не подвергавшиеся репрессиям, умершие позже 1930 г. (всего 3)

13) Поставленные до 1918 г., отпавшие от Церкви (всего 20)

14) Поставленные до 1918 г., достоверных сведений нет (всего 2)

15) Поставленные с 1918 г. по 22.06.1941, эмигрировавшие (всего 8)

16) Поставленные с 1918 г. по 22.06.1941, оказавшиеся вне пределов СССР (всего 16)

17) Поставленные с 1918 г. по 22.06.1941, убитые (всего 7)

18) Поставленные с 1918 г. по 22.06.1941, расстрелянные (всего 129)

19) Поставленные с 1918 г. по 22.06.1941, скончавшиеся в заключении (всего 55)

20) Поставленные с 1918 г. по 22.06.1941, подвергавшиеся репрессиям, но умершие на свободе (всего 52)

21) Поставленные с 1918 г. по 22.06.1941, не подвергавшиеся репрессиям, умершие не позже 1930 г. (всего 17)

22) Поставленные с 1918 г. по 22.06.1941, не подвергавшиеся репрессиям, умершие позже 1930 г. (всего 20)

23) Поставленные с 1918 г. по 22.06.1941, отпавшие от Церкви (всего 41)

24) Поставленные с 1918 г. по 22.06.1941, достоверных сведений нет (всего 21)

25) Изменения в поименном составе епископов в 1941 -1969 гг. (по годам)

26) Изменения в численном составе епископов в 1941 -1969 гг. (по годам) в виде таблицы

27) Судьбы некоторых архиереев, поставленных после 22.06.1941 г.

28) Число расстрелянных архиереев по годам

Анастасия Рахлис в своем ЖЖ обработала [3] сведения о епископах дореволюционного поставления из списка М.А.Бабкина [15]. В таблице для каждого архиерея приводятся годы жизни, причина смерти, юрисдикционная принадлежность и сведения о канонизации. В посте также приводятся статистические данные (включая инфографику) о годах хиротоний, числе выживших на каждый год от 1917 по 1970, распределению насильственных смертей по годам и канонизации.

Другой пост Анастасии Рахлис [4] посвящен исследованию изменения числа действующих храмов (зарегистрированных приходов) по годам. Результирующий график мы привели выше на рис. 5. Этот график имеет активное хождение в интернете (к сожалению, в большинстве случаев, без указания автора).

Список использованных источников

  1. Мозохин О.Б. Репрессии в цифрах и документах. Деятельность органов ВЧК– ОГПУ–НКВД–МГБ (1918—1953 гг.). М. : Вече, 2018. – 480 с.

2. Давыдов Алексей. Участь архиереев в СССР. 1917-1941… и последующие годы. URL: http://orthodoxy.cafe/index.php?topic=564459.0

3. Рахлис Анастасия. 13. Последние архиереи Российской Империи URL: https://anastasiarahlis.livejournal.com/3903.html

4. Рахлис Анастасия. 8. Русская православная церковь в XX веке. URL: https://anastasiarahlis.livejournal.com/2593.html

5. База данных «За Христа пострадавшие». URL: http://www.pstbi.ru/bin/code.exe/frames/m/ind_oem.html/charset/ans.

6. Сомин Н.В. Использование репрезентативной выборки оценки числа пострадавших за веру в России в XX в // Вестник ПСТГУ. Серия 2: История. История РПЦ. 2019. №87. С. 98–107 URL: https://cyberleninka.ru/article/n/ispolzovanie-reprezentativnoy-vyborki-otsenki-chisla-postradavshih-za-veru-v-rossii-v-xx-v

7. Емельянов Н.Е. К вопросу о числе новомучеников и исповедников Русской Православной Церкви в ХХ веке // Материалы ХV Ежегодной Богословской конференции ПСТГУ. М., 2005. Т. 1. С. 265–271.

8. Емельянов Н. Е., Хайлова О. И. Гонения на Русскую Православную Церковь (1917-1950-е годы) // «Россия и современный мир» 4(61). ИНИОН РАН. М. 2008. С. 111–128.

9. Сомин Н.В. К вопросу о числе репрессированных за православную веру в России в XX в. Вестник ПСТГУ. Серия II: История. История Русской Православной Церкви. 2015. Вып. 3 (64). С. 101–110. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/k-voprosu-o-chisle-repressirovannyh-za-pravoslavnuyu-veru-v-rossii-v-hh-v

10. Об этом свидетельствуют статистические данные (см. рис. 2 и таблицы 1-4), согласно которым в 1937 г. процент «церковников и сектантов» в общем числе репрессированных был наиболее высоким за 1923-1948 гг. Об этом же прямо заявил И.С. Сталин в беседе с американской рабочей делегацией 9.09.1937 г.:
«Партия не может быть нейтральной в отношении носителей религиозных предрассудков, в отношении реакционного духовенства, отравляющего сознание трудящихся масс.
Подавили ли мы реакционное духовенство? Да, подавили. Беда только в том, что оно не вполне еще ликвидировано…» ­­https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%91%D0%B5%D1%81%D0%B5%D0%B4%D0%B0_%D1%81_%D0%BF%D0%B5%D1%80%D0%B2%D0%BE%D0%B9_%D0%B0%D0%BC%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D1%80%D0%B0%D0%B1%D0%BE%D1%87%D0%B5%D0%B9_%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B3%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B5%D0%B9/1

11. При анализе статистических данных НКВД следует учитывать, что немалое число арестованных в 1937 г., было осуждено к высшей мере в начале 1938 г.

12. Мозохин О.Б. Право на репрессии. Внесудебные полномочия органов государственной безопасности (1918-1953). М.: Кучково поле, 2006. – 479 с.

13. Митр. Мануил Лемешевский. Русские православные иерархи периода с 1893—1965 гг. В 6-ти томах. Эрланген, 1979—1988. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Manuil_Lemeshevskij/russkie-pravoslavnye-ierarhi-perioda-s-1893-po-1965-gody-chast-1/

14. Цыпин В.А. История Русской Церкви. — Кн. 9 : 1917—1997. — М. : Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, 1997. — 831 с.

15. Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. (Материалы и архивные документы по истории Русской православной церкви) / Сост., авт. предисл. и комм. М. А. Бабкин. М.: Изд. Индрик. 2008. Изд. 2-е, исправленное и дополненное. — 632 с.

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (1 оценок, среднее: 7,00 из 7)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 3 недели

Валерий Синильщиков

Аватар 0
Комментарии: 0Публикации: 4Регистрация: 20-12-2020

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .