Канонические определения Эфесского Собора: историческая справка

28 января, 2021 История Комментарии : 0
Читали : 161

Источник: Ohme H. Greek canon Law to 691-692 // The History of Byzantine and Eastern Canon Law to 1500 / Ed. W. Hartmann, K. Pennington. Wash., 2012. P. 53-57

Особое значение для греко-латинской полемики по вопросу о допустимости прибавок к Символу веры имели определения Эфесского и (в меньшей степени) Халкидонского Соборов. В связи с этим представляется необходимым тщательно рассмотреть историю формирования и распространения корпуса канонов, связываемых в Предании Церкви с Третьим Вселенским Собором. Предлагаем вниманию участников сообщества перевод соответствующей главы из новейшего пособия по истории византийского канонического права, выпущенного Католическим Университетом Америки.

Как правило, греческие канонические сборники включают восемь канонов Третьего Вселенского Собора 431 года в Эфесе. По большей части это решения, которые собрания Кирилловской «партии большинства» принимали на различных заседаниях по разным вопросам.

19 ноября 430 года император Феодосий II призвал устроить Собор на следующую Пятидесятницу, 7 июня 431 года, чтобы уладить христологический спор, бушевавший между патриархами Константинополя и Александрии, Несторием и Кириллом, с 428 года. В своей сакре, обращенной к собору, он ставил [его участников] в известность, что никакие вопросы, кроме догматических, обсуждению не подлежат. В обязанности имперского комита доместиков Кандидиана входило следить за этим и обеспечивать порядок во время работы Собора. Однако намерениям императора не суждено было сбыться. Партия большинства — 154 епископа с Кириллом, Мемноном Эфесским и Ювеналием Иерусалимским во главе — 22 июня 431 года открыла Собор, несмотря на протесты Кандидиана и 68 епископов, еще до прибытия епископов имперского диоцеза Восток во главе с Иоанном Антиохийским. Собор начался как суд над отсутствующим Несторием; его низложение и отлучение от церкви были немедленно провозглашены уже на первом заседании. Это определение (Ἀπόφασις) имеет 197 подписей. В самом строгом смысле Собор не издал догматического «ороса» или подробного описания осуждаемых заблуждений. Однако как догматическое определение можно рассматривать подтверждение 125 голосами так называемого второго послания Кирилла Несторию, а также отвержение второго послания Нестория Кириллу 35 голосами.

Как только Иоанн Антиохийский прибыл в Эфес (26 июня), он провел собрание с епископами «партии меньшинства», на котором было провозглашено постановление (ψῆφος) о низложении и отлучении Кирилла и Мемнона; при этом в постановлении не упоминались те, кто имел с ними общение. Тем самым Собор разделился. Вопреки предписанию императора (сакре) от 29 июня вновь открыть Собор в присутствии всех епископов Кирилловская «партия большинства» после прибытия папских легатов провела второе и третье заседания 10 и 11 июля. В соответствии с указаниями папы Целестина его легаты одобрили постановление от 22 июня и поставили свои подписи. 16 и 17 июля «кирилловцы» провели еще два заседания в присутствии легатов, чтобы дать ответ на низложения и отлучения со стороны собрания «восточных». Эти заседания (4 и 5) представляли собой судебное разбирательство против Иоанна Антиохийского, приведшее к смещению и отлучению Иоанна и 33 других епископов. Послания к императору и папе, а также epistula universalis Собора «партии большинства» безусловно следует отнести ко времени 5 заседания. Причина этого предположения состоит в том, что это «συνοδικὸν γράμμα», как оно было названо в сохранившемся обращении к епископам Эпира, адресованное «епископам, пресвитерам, диаконам и всему народу каждой области и города», перечисляет вместе с Иоанном имена всех 33 отлученных и низложенных епископов. Во второй части были сформулированы шесть частных правил, касающихся обращения с приверженцами Нестория. Соборное послание завершалось списком подписавшихся.

Эти шесть решений, взятые из послания без изменений, и составляют то, что называется 1-6 канонами Эфесского Собора. В самом Соборном послании или в других частях соборных актов они не названы «канонами». Первый канон провозглашал низложение и отлучение от Церкви всех митрополитов, которые либо присутствовали на собраниях «партии меньшинства», либо одобряли учение пелагианина Целестия (кан. 1). Здесь впервые Восточная и Западная Церкви совместно осудили пелагианство. Епископы, которые вошли в общение с «отступническим сборищем», должны быть низложены (канон. 2); изверженные Несторием священнослужители были восстановлены в своем служении (кан. 3). Клирики, которые были сторонниками Нестория или Целестия, подлежали извержению из сана (кан. 4), а клирики, неканонически восстановленные в служении Несторием и его сторонниками, должны были оставаться изверженными (кан. 5). Наконец, за любыми попытками противостоять решениям Собора следовало низложение священнослужителей и отлучение мирян (кан. 6).

Акты следующей сессии сохранены в Collectio Atheniensis и условно названы «шестым заседанием» от 22 июля 431 г. Эти акты являются неполными и, вероятно, были собраны Кириллом post factum. В центре внимания на 6 заседании был отчет священника и «иконома» Филадельфийской Церкви, Харисия, о символе веры константинопольского происхождения, имевшем хождение в Лидии. Этот символ веры представлялся священнослужителям на подпись, а также использовался при обращении квартодецимиан и новатиан. Харисий отказался подписать его и был отлучен от Церкви. Тем не менее, по его мнению, символ веры был еретическим и несторианским, но решение должен был принять Собор. Решение по этому поводу составляет кан. 7 в канонических собраниях, хотя оно не фигурирует в актах как канон. Оно устанавливает исключительное использование «веры» Никейских отцов, т. е. формулы Символа 325 г., и предписывает, что любой, кто использует изложение, процитированное Харисием, будет находиться под «ἀπόφασις» синода, т. е. под прещениями, содержащимися в 6 уже опубликованных решениях.

Collectio Atheniensis 81 сохраняет протокол 7 заседания Собора, которым было заложено основание автокефалии Кипрской Церкви. Датировка этого заседания 31 августа — результат ошибки переписчика; следует читать «31 июля». Была зачитана петиция (libellos) Регина, митрополита Констанции Кипрской, который присутствовал вместе с двумя другими кипрскими епископами. Он подал петицию против запрета на заполнение вакантной кафедры Констанции Кипрской со стороны Кипрского собора, который был наложен Дионисием, проконсулом Антиохии, до момента, когда Эфесский Собор решит, не принадлежит ли это право митрополиту Антиохии. За этим стояла долгая история попыток епископов Антиохии обеспечить себе высшие митрополичьи права на острове Кипр. Киприоты проигнорировали запрет проконсула, выбрали Регина и отстаивали свои традиционные права. Собор решил, что поскольку Никейские каноны 4 и 6 сообщили обычаям силу законов, Кипрский собор может и впредь, согласно обычаю, устанавливать своих епископов. Это решение, которое занесено в канонические сборники как кан. 8, заканчивает протокол, хотя даже не обозначено там как канон.

Между протоколами 6 заседания и протоколом обсуждения вопроса о епископах Кипра в Collectio Atheniensis сохранились резолюция Собора и еще два решения, принятые явно после решения по поводу Кипра. Они не были включены в канонические собрания, но почти не отличаются по форме или содержанию от других. Все три решения не датированы. Первый — это ὅρος против «мессалиан или евхитов», который устанавливал порядок их принятия в Церковь… Согласно ему, священнослужители могли остаться на своем посту, если они осуждали свои заблуждения. Миряне допускались к причастию на тех же условиях. В противном случае священнослужители должны были быть низложены и отлучены, а миряне — отлучены. Ни одному мессалианину не было дозволено поступать в монастырь, и одно из их сочинений, озаглавленное «Аскетикон», было осуждено.

Второе решение также представляет собой ὅρος в ответ на петицию (libellos) двух епископов провинции Европа. Евпрепий Бизский и Аркадиопольский и Кирилл Целенский выразили обеспокоенность тем, что их митрополит Фритилас Гераклейский, сторонник Иоанна Антиохийского стремился изолировать их, пытаясь установить новых епископов для городов, подчиненных им. Собор должен был утвердить принадлежность нескольких городов их престолам, существовавшую по обычаю, в соответствии с общей нормой, установившейся в Европе. Собор одобрил эту просьбу.

Третий текст был письмом к епархиальному собору Памфилии по поводу епископа Евстафия, который оставил свой пост, но с согласия его преемника попросил остаться номинально епископом. Собор постановил, что он может сохранить ὄνομα, τιμή и κοινωνία своей епископской должности, но может действовать как епископ только с одобрения своего преемника.

Удивительно, что 8 текстов, которые позже вошли в греческие канонические сборники, в соборных протоколах ни разу не были обозначены как «каноны». Даже Сократ, чей отчет об Эфесском соборе удивительно короток для современника, не упомянул никаких канонов. Древнейшие известные греческие канонические сборники, по-видимому, также не включают Эфесских канонов. Так, например, они не появляются в сирийском переводе греческого корпуса 500–501 из Иерополя-Маббуга (= British Library addit. 14528), хотя там можно найти шесть халкидонских канонов. Дионисий Малый также ничего не знал о них, из чего видно, что он должен был использовать греческий оригинал без этих канонов. Древнейший латинский перевод взят из перевода соборных актов, выполненного диаконом Рустиком в третьей четверти VI в., причем речь шла не о переводе собственно канонов, а о соборных актах. Эти каноны, очевидно, тогда еще не вошли в латинские канонические сборники.

Эфесские определения приобрели законную силу как «каноны» только в «Синагоге» Иоанна Схоластика в середине VI в. Однако их количество и порядок долгое время варьировались, так что в предисловии к «Синагоге» Эфесскому Собору приписывается [в различных списках] 7, 6 или 8 канонов. Сами каноны распределены в титулы 37, 38, 1 и 47. Решение по Кипру, цитируемое в титуле 1, было обозначено как кан. 6, но во многих рукописях оно также указано как кан. 7 или 8. В 545 году, когда император Юстиниан в своей новелле 131.1 объявил каноны Вселенских Соборов равными законам, каноны Эфеса также были включены [в этот перечень].

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 5 дней

Редакция

Редакция 0
Комментарии: 3Публикации: 138Регистрация: 30-10-2016

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .