Богослужебные тексты о телесном и душевном посте

Март 01, 2018 Богослужение Комментарии : 0
Читали : 191

ТЕЛЕСНЫЙ ПОСТ

Телесный пост далеко не безразличен в духовной жизни каждого христианина. Беспорядочно и безразборно вкушаемая пища нередко возбуждает страстность, огрубляет чувствительность души и мешает молиться. Некогда праотцы человеческого рода Адам и Ева чрез ядение запрещенного Богом плода лишились Божией благодати и были изгнаны из рая.

Ищущие возвращения в светлые райские обители достигают его воздержанием от излишеств в питании и услаждений плоти.

На литургическом языке под именем телесного поста разумеется воздержание от мяса, молока, сладких яств, телесного сладострастия, пьянства и других плотских грехов и похотей. Постящийся даже растительную пищу должен употреблять умеренно, чтобы победить телесные страсти и избежать власти демона чревоугодия.

Господь, хотящий нашего спасения, заповедал стеснять чрево и оставлять плотские страсти, чтобы все телесные члены сделать орудиями праведности и пресечь плотские блудные взыграния.

Для подчинения плоти духу человеку необходимо временами измождать плоть, смирять телесные страсти, бодро и неутомимо противиться им. Лучше перестрадать борения со страстями, чем подчиниться им и после мучиться от рабства плотской похоти, наподобие библейского Самсона, прилепившегося к филистимлянке Далиде.

Телесный пост ослабляет телесное похотливое жжение и пламенение и позволяет духу господствовать над страстностью. Ограниченное и легкое питание утончает и смиряет плоть, погашает в ней похоть, выводит человека из состояния раболепства чреву. Постящийся препоясывает чресла целомудрием, как бы распинает члены тела постом и умирает сладострастию. Он чистым является Спасителю, ищущему в людях всецелой чистоты.

Радостное принятие постного завещания не допускает услаждать гортань любимыми яствами и винами, обязывает хранить зрение, слух и язык от греха. Постящийся презрением сладостей земной жизни отрывается от греха и получает от Спасителя высшие духовно-благодатные утешения в Его осиянии благодатию. Вместо боготворения чрева и похоти он ненавидит пресыщение и неистовое блудное невоздержание. Постясь, идет за Спасителем и страстоубийством просветляет телесные движения.

Постная пища и утоление жажды водой никого из людей не доводят до безумия. Напротив, невоздержание в пище и употреблении вина делают людей врагами Владычнего Креста. Так, опьянение вином некогда обнажило даже праведного Ноя и Лота ввергнуло в блуждение.Обобщая все сказанное выше, мы приходим к такому определению телесного поста:

Телесный пост есть временный отказ от пищи мясной, молочной и от вина и умеренное принятие растительной пищи, погашающее блудную и чревоугодливую страстность и восстанавливающее способность чувствовать и носить Божию благодатную силу. Душевно-телесность человеческого существа делает двояким и пост и людей. Кроме поста телесного каждый христианин обязан подчиняться еще особому режиму душевного пощения. Об этом скажем в дальнейшем.

ДУШЕВНЫЙ ПОСТ

Телесным постничеством обессиливаются только две душевных и притом поверхностных страсти – блуд и чревоугодие. Глубже их в душе лежат корысть и гордость со всеми проявлениями зла.

Отсюда истинный и приятный Богу пост души есть отложение разновидностей гордыни и корысти, то есть гнева, ярости, лукавства, презрения к другим, лести, лжи, брани, оговоров, клятвопреступления, скупости и прекращение всякой злобы, сварливости, зависти, соблазна на грехи и несправедливостей.

Кто, постясь телесно, не очищает души от страстных помышлений, плотского образа мыслей, греховных чувств, хотений и дел, тот напрасно радуется своему мнимому посту. Он – лжец пред Богом и подобен никогда не ядущим злым демонам. Начало душевного поста полагается удалением из сознания вредных помышлений о греховном. Чувства и желания страстного характера, не имея опоры в твердых мысленных образах человека, неизбежно замирают.

Душевно постящийся переводит себя на правый путь и, подобно Адаму до его грехопадения, вкушает плоды от исполнения всякой Божией заповеди.

Он являет великое исправление себя в смиренномудрии, милосердии к другим, тихом лице, тихих обычаях душевного устроения и мысленно всегда предстоит Распятому Христу, сам сраспинаясь Ему. Вытеснение страстных помыслов из сознания постящегося достигается хранением непрестанной теплой сердечной молитвы к Богу.

Сказанное о душевном посте проясняет смысл литургических названий его началом чистой жизни, преложением к нетлению, подвигом терпения, молитвенным восхождением к Богу, облачением души в веселие по Боге.

Постящийся всей душой действительно делается лучшим, мягким, любящим всех, умиленным, светлым, юношески бодрым, хранителем чистоты ума и сердца и удобоподвижным на все доброе. Из его уст не слышны осуждения других, наговоры и злоречия. Он всеблагоговейно работает одному Христу, ненавидит темные, вредные и горькие дела злобы, и в короткие дни поста весь напитывается горней пищей благодати Божией. Превозмогание греховных влечений и сна лености открывает ему свободу изливать пред Богом теплую молитву. Весь дух чисто постящегося присвояется Богу, посвящает себя Ему Единому и любовно открывается для всех окружающих, как светлое солнце, сияющее земле. 

Истинные постники не тяготятся постом, не унывают при воздержании от пищи и страстей. В ожидании себе самим прощения от Бога они исполнены духа всепрощения к другим и дел милосердия. Созерцание крестных страданий Христовых уязвляет их любовию ко Христу и отрывает от всех греховных дел.

Всматриваясь в литургическое изображение облика душевно постящегося, нельзя не заметить, что до времени поста лик его души облегает тьма. Он замкнут в себялюбии и страстности. Постничество разрывает в нем оковы страстей. В связи с этим сила любви его свободно обращается к Богу и людям.

Литургическая письменность очевидно полагает конечной целью душевно-телесного поста освобождение любви человека к Богу и ближним от связи страстями.

Приведем ряд буквальных выдержек из Постной Триоди, иллюстрирующих и обосновывающих это заключение.

По словам св. песнопевцев, «просветившие плоть постом утучняются душевно добродетелями… творя своей пищей святую любовь». «Постясь от злобы, они наслаждаются любовию к Богу», «примиряются с Ним со всей теплотой сердца» и «Ему присвояются» «совершенно». «Молящиеся о прощении своих грехов исполнены мира со всеми и любви друг ко другу».

Кратко и обобщенно о цели поста можно сказать, что он есть бесстрастие и вместе воссияние в бесстрастии любви к Богу и людям.

В ответ на личную любовь к Богу постящихся Господь милостиво прощает им грехи и являет Свою благодатную светлость и обрадование во Святом Духе.

Раскрытое литургическое учение о существе душевного поста укладывается в такую формулу:

Душевный пост есть вытеснение из души страстных мыслей, чувств и влечений благодатию молитвы и подвигами смирения и милосердия и одновременное возгорение чистой любовью к Богу и людям.

Подвиг пощения от движений гордости, самозамкнутости и своекорыстия христианин сопровождает сильнейшими напряжениями: а) к смирению, б) к покаянной молитве и в) милосердию.

Смирение – постоянный и неотлучный спутник верующих во Христа всегда, во время поста изливается в стенаниях, воздыханиях, плаче пред Богом о грехах и мольбах об их прощении. Подобно приточному мытарю, постящиеся молятся в душевной клети Богу сокрушенно, плачевно, самоосужденно и смиреннейшими словами. Их внутренний взор не видит вокруг себя никаких других грешников, кроме себя. Сокрушенных духом и приходящих без высокомудрых помыслов о себе, Господь не унижает, но принимает. Он дает им богатство оправдания и покрывает их обнажение благодатию Духа Святого. Смиренные в чувстве своей внутренней нищеты низложили свой гордый ум и оттолкнули от себя самовосхваление, надменные мысли о себе, злобу, дерзость и свирепый нрав. Это возвышает их в очах Божиих и возводит к Богу как бы по лествице. Свет благодати сияет в смиренных душах совершенно очевидно, так как без него они не могли бы глубоко увидеть и восчувствовать свою греховность. Оттого они так глубоко воздыхают и покаянными рыданиями как бы бьют совесть.

Смиряясь, постящиеся молятся Богу о спасении и прощении грехов на всякий час, – день и ночь. Мысленный и сердечный взор их пристально, неотрывно, всецело устремлен к Престолу Божию с совершенною верою. Из уст их вырываются немногословные, но горячие восклицания ко Господу, наподобие следующих:

«Отче наш, сущий на небесах! Прости нам прегрешения наши».

«Христе мой! не гнушайся мною согрешившим, но очисти меня покаянием».

«Иисусе! Дай мне ныне умиление и воздыхание, чтобы восплакать о моих злых делах, безмернейших моря».

«Господи! светом Лица Твоего исправь меня ныне».

«Я без числа прегрешил пред Тобою, Слове! Ожидаю бесконечной муки. Дай мне слезы, да приобрету ими прощение». <…>

Смиренные молитвы постящихся быстро слышимы Богом. Отвечая на них, Он молитвенникам, невидимо, но «ощутительно простирает благодать прощения их грехов».

Чтобы молитва постящихся о прощении грехов была действеннее пред Господом, святые песнопевцы Церкви учат соединять молитвенное напряжение с делами милосердия нищим и убогим.

Кающийся должен изменить свое прежнее небрежное отношение к людям. Он обязан быть к ним милостивым и человеколюбивым. «Припрягший к смирению щедрость несется к Богу быстрее Лидийской колесницы».

Говоря литургическим языком, подвизающийся в посте «зажигает светильник души огнем добрых дел», когда дает голодным хлеб, бескровным – приют и с любовию питает их, как пророк Елисей сынов пророческих.

По Писанию, в Божие Царство входят полагающие свои сокровища в руки бедных. Милуя нищих, они взаймы дают Богу, Который воздает им за благотворение с божественной щедростью. Елей благотворения усиливает у постящихся горение любовью к Богу, привлекает к ним особое милостивое Божие благоволение. Господь подает им вместо земного небесное, вместо розданного ими хлеба – пищу благодати; взамен тленной одежды, данной нищим, – ризу благодатного света.

Смирением, молитвою и милосердием постящиеся как бы самораскрываются для восприятия Божией благодати, и Господь благодатно согревает и просвещает богоустремленных. За мужественное перенесение болезненных трудов воздержания они украшаются свыше благодатию поста и цветут постническими добродетелями.

Каноны и стихиры Постной Триоди неотразимо сильно влекут к пощению напоминанием о многих Богоносных постниках Ветхозаветного и Новозаветного времени, начиная с Богочеловека Господа Иисуса Христа. <…>

Так дивен в спасении пост, соединенный с молитвой; кто бы из христиан, независимо от времени своей жизни на земле, не принял богодухновенного завещания поста, получит от Христа Спасителя помилование и спасение.

Изложенные литургические суждения о посте драгоценны своей необыкновенной ясностью, жизненностью и глубиной анализа покаянного настроения постников. В словах стихир и великопостных канонов удивительно четко оттенены моменты сочетания благодати Божией с волевой свободой постящихся в их молитвенно-смиренном обращении к Богу и милосердии к ближним.

Превосходны и образы библейских ревнителей поста, выступающие из глубины веков в своей величавой небесной красе.

Значение постного подвига в процессе человеческого спасения настолько огромно, широко и многозначительно, что церковные песнопевцы не находят достаточно изобразительных слов, чтобы живописать его с желаемой полнотой и глубиной в своем богослужебном творчестве.

Источник: епископ Вениамин (Милов). Чтения по литургическому богословию.

 

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 7 дней

Редакция

Редакция 0
Комментарии: 2Публикации: 56Регистрация: 30-10-2016

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .