«Заповедуем венчаться, а не блудом житие свое растлевать…».

09 декабря, 2021 Православие Комментарии : 0
Читали : 3 263

К сожалению, среди верующих распространилась пагубная иллюзия о снисходительном отношении Церкви к невенчанному браку у православных христиан. Согласно этому предрассудку считается, что если верующие супруги оформили свои отношения в ЗАГСе, то их сожительство не является грехом (далее в статье речь будет идти только о зарегистрированных  брачных союзах, которые мы будем именовать «гражданским браком»). В результате многие христиане стали считать, что Таинство Венчания для их семейного союза является хоть  и желательным, но далеко не обязательным. Обычно сами молодожены маскируют свое нежелание венчаться псевдоблагочестивыми рассуждениями о необходимости «созреть» к этому великому Таинству, предварительно испытав на прочность свои чувства по отношению друг к другу в гражданском браке.  

Самое печальное, что поводом к появлению такого заблуждения, вначале среди духовенства, а затем и среди прихожан, стала двусмысленность, допущенная в определении Священного Синода Русской Православной Церкви от 28-29.12.1998 года[1], из которого некоторые делают вывод о факультативности церковного венчания для православных христиан. Если мы обратимся к документу «Об участии верных в Евхаристии» (утвержден Архиерейским собором 2016 года), то прочитаем следующее: «Как отмечено в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви (Х. 2) и в определении Священного Синода Русской Православной Церкви от 28 декабря 1998 года, Церковь, настаивая на необходимости церковного брака, все же не лишает причащения Святых Таин супругов, состоящих в брачном союзе, который заключен с принятием на себя всех законных прав и обязанностей и признается в качестве юридически полноценного брака, но по каким-то причинам не освящен венчанием. Эта мера церковной икономии, опирающаяся на слова святого апостола Павла (1Кор. 7, 14) и правило 72 Трулльского Собора, имеет в виду облегчение возможности участия в церковной жизни для тех православных христиан, которые вступили в брак до начала своего сознательного участия в таинствах Церкви. В отличие от блудного сожительства, являющегося каноническим препятствием ко причащению, такой союз в глазах Церкви представляет собой законный брак»[2]. Из данного объяснения мы можем заключить, что Церковь по снисхождению допускает невенчанные браки только для тех, кто создал семейный союз еще до того, как покаялся и начал сознательно участвовать в таинствах Церкви.

Согласно церковным канонам, Церковь действительно издревле признавала законность гражданского брака, когда речь шла о семейном союзе неверных. Об этом ясно говорит 72 правило Шестого Вселенского Собора: «аще некоторые, будучи еще в неверии, и не быв причтены к стаду православных, сочеталися между собою законным браком». Т.е., если  брак между неправославными заключается по гражданским законам, не вступающим в противоречие с христианскими нравственными нормами, то Церковь, естественно, относится к нему «уважительно». Понятно, что неверующим совершенно безразлично, что об их супружестве думает Церковь, но для христиан это имело важное значение, когда одна из сторон такого брачного союза принимала христианскую веру.

Что касается православных христиан, то брак для них, согласно каноническим положениям, сформулированным в Византии, «составляется не словесным соглашением, а священным молитвословием»[3], т.е. Таинством Венчания. «Отсюда, – как заключает знаменитый русский канонист А.С. Павлов, – само собой следовало, что кто начал супружеское сожитие без благословения Церкви, тот состоит не в браке, а в любодейной связи»[4]. Окончательно эти  правовые нормы были сформулированы новеллами императора Льва VI (893 г.), когда свободным лицам было вменено в обязанность заключать брак по церковному обряду, и императора Алексия Комнина (1095г.), который распространил это правило и на рабов. В таком виде эти юридические требования к браку вошли в церковный канонический сборник Номоканон (Кормчую книгу). Император Андроник Палеолог и Константинопольский патриарх Афанасий раз и навсегда «установили, что ни один брак не может быть заключен без ведома и благословения подлежащего приходского священника» [5].

Не нужно смущаться поздним и гражданским происхождением этих церковных определений. Учение Церкви о браке христиан как священнодействии берет свое начало с апостольских времен и прямо следует из посланий апостола Павла. Так в послании к Тимофею он говорит, что брак для верных хорош и непредосудителен, если он принимается «с благодарением, потому что освящается словом Божиим и молитвою»  (1Тим.4:3–5). В другом месте, рассуждая о дозволении вдове выходить замуж, Апостол требует, чтобы это супружество совершалось «только в Господе» (1Кор. 7:39), что само собой разумеет именно церковный брак. Но особенно ясно учение апостола Павла выражено в послании к Ефесянам, где брачный союз христиан именуется им «великой Тайной» (Таинством)  в соотношении с союзом Христа и Церкви (Еф. 5:22–32)[6].

Вслед за апостолом Павлом христианское учение о браке как священнодействии и Таинстве в своих писаниях раскрывали последующие святые отцы и учителя Церкви. Так святой Зенон Веронский († ок. 260 г.) называет «достоуважаемым таинством» церковное священнодействие, которое через супружескую любовь сочетает двух людей в плоть едину. Святитель Амвросий Медиоланский (†397) прямо утверждает, что «брак (христианский) должен быть освящаем покровом и благословением священническим». А святитель Григорий Богослов указывает, что священник — совершитель брака: «Я сочетатель, я невестоводитель… Я буду подражать Христу, чистому невестоводителю и жениху, который чудодействует на браке и Своим присутствием доставляет честь супружеству». То же самое повторяет и святитель Иоанн Златоуст: «Как поступили жители Каны Галилейской, – говорит он, – так пусть поступают и, ныне вступающие в брак: пусть они имеют среди себя Христа. Но как, спросят, может быть это? – Через священников. Иже вас приемлет, – сказал Господь, – Мене приемлет». Подобным же образом учил и современник Златоуста святитель папа Римский Иннокентий I: «Благословение, полагаемое священником на брачующихся, содержит форму закона, древле постановленного Богом»[7].

На основании такого высокого учения о семейном союзе как церковном священнотаинстве уклонение от него в среде христиан испокон веков приравнивалось к блудному сожительству, даже если это супружество официально было оформлено государством. Так святой Игнатий Богоносец (†115) в послании к Поликарпу пишет: «А те, которые женятся и выходят замуж, должны вступать в союз с согласия епископа, чтобы брак был о Господе, а не по похоти»[8]. Т.е. нецерковный брак уже для первых христиан имел негативную оценку – «по похоти». Еще более прямо говорит Тертуллиан (II-III вв.): «У нас (христиан) браки тайные, то есть не объявленные предварительно в церкви, подвергаются опасности быть судимыми наравне с прелюбодеянием и блудом»[9]. Такое же отношение к невенчанному браку мы находим и во времена святителя Иоанна Златоуста (IV в.): «Первее по вшествии Господа нашего Иисуса Христа на небеса, вере распространившейся, видевше апостоли мнози мятежи и бла́зни злы в житии сем, повелеша им венчаватися: И священником заповедаша не ходити на таковыя пиры идеже не сущу венчанию. Тем святии отцы любодеяние нарекше таковый брак» (иже во святых отца нашего Иоанна Златоустого, Слово о любодейцах и двоженцах) [10].

Когда в Византийской империи языческие пережитки в брачном законодательстве были устранены, то и в Церкви окончательно оформилось догматическое учение о браке: «Знаменитый греческий канонист  XII в. Федор Вальсамон говорит: «Непостижимое нисхождение к нам Единородного Сына Божия и залог спасения рода человеческого проявляет свое величие и славу как во многих других таинствах, так не менее того и в брачном священнословии». Здесь… это самое священнословие и признается таинством брака, которое священник совершает, а брачующиеся – только приемлют»[11].

Поэтому позднейшие византийские канонисты с полным вероучительным основанием именуют невенчанный брак грехом и блудным сожительством и запрещают таковых супругов причащать и принимать от них пожертвования.  Так Петр хартофилакс (1092 г.), а за тем и Константин Арменопул (сер. ХIV в.) в своих трактатах указывают: «Поелику совокупление без священнословия блуд есть, то будет ли неблагословен (невенчан) раб, или свободный, то ни дара, от него приносимаго, принимать не должно, ни допускать его на молитву в дом Господень»[12].

Именно в таком оформленном виде учение о браке христианство принесло на Русь. Древнерусские памятники канонического права во всем своем многообразии свидетельствуют, что с началом христианизации Руси русские святители насаждали в сознании духовенства, знати и народа, что единственным законным супружеством может быть только брак, венчанный в Церкви.

Так уже святитель Иоанн II Киевский († 1089) в своих канонических ответах всех, кто «без благословенья счетаются», требует признавать «чужим быть нашей веры, отвержены соборной церкви». Кроме того, искореняя мнение, что венчание в Церкви только для бояр и князей, а не для простого народа, святитель дает следующее указание: «иже кроме божественной церкви и кроме благословения творят свадьбу, таинопоимание наречется (т.е. по греко-римскому праву незаконный брак): иже тако поимаются, якоже блудником епитимию дать»[13].

Новгородский святитель схиархиепископ Иоанн (в монашестве Илия) в своем поучении 1166 года велит священникам тех, кто из их паствы живет беззаконным браком,  понуждать венчаться, но между тем и накладывать епитимию «занеже не по закону Божьему сочеталася»[14].

В этом же духе наставляет своих читателей Правило святителя Максима, митрополита Киевского и всея Руси (1283-1305гг.): «Пишу же и се вам, детям моим, и да все чада мои, порожденные в купели новосвященной. Да держите жены от святой соборной и апостольской церкви, занеже жена спасения ради человеческого бысть. Аще же их держите в блуд, без благословения церковного, то что ти в помощь есть? Но молись им и нуди их, аще и старые суть и младые, да венчаются в церкви»[15].

В этом контексте очень примечателен ответ на вопрос: как поступать со вступившим в третий брак святителя Киприана, митрополита Киевского и всея Руси (1389—1406), который тот даёт некоему игумену Афанасию. Святитель таковых настаивает венчать: «сим заповедуем венчаться, а не блудом житие свое растлевать… Аще ли же венчаться не восхотят, таковых благословию не сподобить, ниже просфоры от них или свечи в церковь не приимать, дóндеже венчаются, или разлучатся»[16].  Т.е. даже к такому экстраординарному для христианина событию как третий брак предлагается относиться снисходительно и стремиться повенчать, чтобы супруги не погибали в блуде.

О необходимости наказывать нежелающих венчаться в Церкви писал в своих посланиях святитель Фотий, митрополит Киевский и всея Руси (1408-1431). Так он велит налагать на живущих с женами «без благословения поповского» епитимию «как блуднику», «и приводить их к православию: со благословлением бы поимались с женами. А не со благословлением восхотят жить, ино их разлучать».[17] Тех же, которые упорствуют в своем нежелании венчаться, святитель Фотий уподобляет «разрушителям и ругателям Закона Божьего», подлежащих гражданскому и духовному наказанию, «яко душегублены суще». Священникам же велит таковых «от церкви удалять, и доры не давать, ни Богородичного хлеба, ни святого причастия, дóндеже с покаянием и со слезами законным браком совокупятся»[18].

Преемник святителя Фотия, святитель Иона, митрополит Киевский и всея Руси (1448-1461), также уподоблял жизнь христиан «с женами незаконно в невенчании» делом «Богу сопротивным и ненавистным», ведущим «к крестьянской погибели»[19].

Итак мы видим, что святые угодники Божии Древней  Руси, прославленные Церковью в лике святителей, едиными устами признают единственным законным супружеством у православных христиан – брак, венчанный в Церкви, а прочие брачные сожительства, которые могли еще сохраняться у славян по обычному праву, уподобляют греху блудодеяния, влекущему душу к вечной погибели.

Такое отношение к браку сохраняется в Русской Церкви и в дальнейшем. Об этом свидетельствует Кормчая книга — основной сборник церковных законов, в том числе норм брачного права, которым руководствовались в своей деятельности как иерархия церкви, так и гражданская власть Российской империи, вплоть до Поместного Собора 1917-1918 гг.[20]  Так в ее состав вошла «Новая заповедь благочестивого царя Алексия Комнина» (глава  43) гласившая, что «браку не именоваться законным и достойным христианского состояния, если священнословие не свяжет совокупляющихся», и объявляющая такой брак грехом и блудом: «сочетовающие рабов без священнословия, не составляют для них богоприятнаго брака, но утверждают блудное смешение. Ибо те, коих не сочетовает Бог, призываемый чрез священнословие, решительно сходятся на грех между собою». А в главе 51 «О тайне супружества» говорится: «Вся прочая супружества, яже не с благословением церковным и чинным от своего си пастыря, сиесть, от епископа, или от тоя парохи́и священника, венчанием при двух или триех поне́ свидетелей свершаемая, по соборному уставлению, и святых отец учению, не законна, паче же беззаконна и ни что же суть» (лист, 522).

Поэтому не удивительно, что святой праведный Иоанн Кронштадтский дает такую страшную характеристику нецерковного брака: «Тебе нравится гражданский брак – но это брак по плоти, а не по духу… союз, скажу одним словом, прелюбодейный, животный, бесовский»[21]. А в другом месте он пишет: «Агрипина, девица, служанка вдовы Прокофьевой, умерла от родов, от приращения младенца к матке – это в показание праведного Суда Божия прелюбодейцам и прелюбодеям и в страх всем, живущим в так называемом гражданском браке»[22].

Конечно, можно возразить: раз государство в Российской империи гражданские браки православных не признавало, то и Церковь относилась к таковым бракам как блудному сожительству.

Однако с явлением официально-признанных гражданских браков православные столкнулись еще в XIX веке в Австро-Венгрии. Сербский канонист епископ Далматинский и Истрийский священноисповедник Никодим (Милаш) еще тогда указывал, что «кроме этого церковного венчания брака, Православная Церковь не считает законною никакую другую форму брака, хотя бы при ней были соблюдены все предварительные условия и отсутствовали бы все препятствия. Поэтому она не признает никакого церковно-юридического значения за так называемым гражданским браком, введенным в некоторых странах государственным законодательством»[23].

Спустя десятилетия такую же церковную реакцию мы увидим и в России, когда после прихода к власти большевиков их правительство признало «гражданский брак» законным. В своем постановлении от 19 февраля (4 марта) 1918 года Поместный собор Православной Российской Церкви признал декрет большевиков о гражданском браке направленным «к ниспровержению церковных законов» и осудил сам такой брак, для совершения которого уже не требовалось венчания, а было «достаточно простой записи в суде».

Все, кто заключал подобные брачные союзы, по определению отцов Собора вступали «на широкий путь греха, ведущий к погибели» и «навлекали на себя  гнев Божий и церковное осуждение». Поэтому Собор определил, что все «так называемые гражданские браки непременно должны быть освящаемы церковным венчанием»[24].

Таким образом, святые отцы собора, память которых мы празднуем 18 ноября, выразили общий тысячелетний взгляд Православной Церкви на брачный союз, зарегистрированный по гражданским законам, но не освященный Таинством Венчания, как брак греховный и душегубительный для православных христиан. Вот почему один из наиболее почитаемых старцев Русской Православной Церкви архимандрит Иоанн (Крестьянкин) (†2006) строго предупреждает наших современников: «Есть грехи и явного блуда: если кто из приносящих покаяние живет в брачном союзе, не освященном Таинством Церкви, кайтесь с горькими слезами покаяния, ибо вы проводите жизнь в блуде! Просите Господа освятить ваш брачный союз Таинством Церкви, в каком бы возрасте вы ни были. Господи, прости нас, грешных!»[25]. То же отношение было у свт. Луки Крымского (†1961): «Регистрация браков в ЗАГСе имеет только юридическое значение и ни в малейшей мере не может заменить Таинство брака. В каждом случае сожительства без венчания брака священник должен расспросом сожительствующих выяснить, почему они игнорируют Таинство брака, и если окажется, что это только легкомысленное отношение к весьма важному церковному закону, то священник должен серьезно разъяснить сожительствующим вне брака тяжесть их греха и отлучить от причащения Святых Тайн до покаяния в грехе и исправления его. Однако, если сожительствующие вне брака представят какие-либо весьма серьезные причины затрудняющие для них церковное венчание, то дело должно быть доложено мне на мое рассмотрение и решение»*. Это свидетельство особенно ценно, потому что описывает практику святителя, который жил в недавнее советское время, когда уже существовало современное учреждение ЗАГСа.

Следует обратить внимание на то, что в документах других Поместных Православных Церквей выражено совершенно определенное отношение к «невенчанным бракам» православных христиан. Так, в определении Священного Синода Православной Церкви в Америке отмечается: «Православные христиане должны сочетаться браком при посредстве православного священника в Православной Церкви. Православный христианин, вступающий в брак вне Православной Церкви, то есть в какой-либо другой церкви или посредством гражданской церемонии, теряет свое членство в Церкви и больше не может принимать Святое Причастие. Руководящим принципом для православного пастыря является призыв соединить всю [свою] жизнь с Церковью. Что касается супружеских отношений, то главный вопрос заключается не в том, что является “действительным” или “недействительным”, а в том, что было предложено и освящено в жизни Церкви; не в том, что законно и удобно в этом мире, а в том, что было освящено для совершенства в мире грядущем. “Все, во Христа крестившиеся, во Христа облеклись” (Гал. 3:28). Православный христианин, который исключает свой брак из этого благодатного союза со Христом в Церкви, безусловно, исключает себя из общения с Церковью»[26]. При этом «пастырь должен посоветоваться со своим епархиальным епископом, прежде чем предпринимать какие-либо окончательные действия, в ситуациях, связанных с православными супругами, состоящими в браке вне Православной Церкви». В пастырской инструкции, принятой в Греческой архиепископии Америки (Константинопольского патриархата) сказано: «Православный христианин, брак которого не был благословлен Православной Церковью, не может принимать церковные таинства, в том числе Святое Причастие, а также выступать поручителем в таинствах Брака, Крещения или Миропомазания»[27].

Когда гражданский брак может считаться законным?

Между тем наш обзор темы был бы неполным, если бы мы, осветив общее отношение Церкви к невенчанному браку как беззаконию, не коснулись исключения, которое, как известно, только подтверждает правило. Дело в том, что всегда были, есть и будут такие браки православных христиан, которые Церковь не может венчать, но тем не менее признает их законными. Как было сказано в определении Священного Синода РПЦ от 28-29.12.1998 года, Православная Церковь уважительно относится к гражданскому браку, «в котором лишь одна из сторон принадлежит к православной вере, в соответствии со словами святого апостола Павла: «Неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим» (1 Кор. 7:14)»[28]. Однако очень существенно, что и в этом случае Церковь признает этот брачный союза не в силу его гражданского заключения, а в силу его освященности верой православного супруга: «Как же понять: «святится»? – Надо понимать: святится муж, яко муж, и жена, яко жена, то есть в брачном отношении. Иначе сказать: брак твой, верная жена, с мужем неверным не превратился в незаконное сожительство от того, что ты уверовала; напротив, твое уверование освятило сей брак (святится – ηγιασται освятился уже) и мужа твоего в брачном отношении» (святитель Феофан Затворник)[29]. Т.е. в данном случае сама вера православного супруга восполняет отсутствие освящения брака через Таинство Венчания.

Святитель Сильвестр (Малеванский) вслед за Тертуллианом так объясняет коллизию, почему верующим, вступающим в брак, следует освящать свое супружество Венчания, а брак с неверным святится самим верным: «Освящающая благодать  крещения настолько велика и широка, что освящает крещающегося всецело по душе и телу, а потому освящает собою и брачный его союз, если в таком он находится (ибо муж и жена единое тело (Еф. 5:31)). Но, освящая, таким образом, всё, что находит в настоящем положении крещающегося, она (благодать) не простирает своего освятительного действия на его, еще не существующее дальнейшее положение, к которому должно быть отнесено и состояние брачное, если бы только он после крещения пожелал вступить в брак. Необходима, поэтому, для освящения брака после крещения особая, отличная от благодати крещения, благодать, каковая и преподается в Церкви. Но для ее получения необходимо, чтобы оба брачующиеся были христиане, а не один только из них христианин при другом – язычнике. Потому что в последнем случае… их брак не может быть заключенным законно»[30]. Под благодатью крещения здесь вполне можно подразумевать и благодать веры, так как в наше время часто встречаются неверующие крещеные еще в детстве, но это крещение остается формальным до момента, пока их не «настигнет» благодать веры.

Вместе с тем не всякий брак с неверным при вышеназванных условиях освящается, но лишь тот, где неверующий «согласится» жить с верующим (1Кор. 7:12), что, согласно святоотеческому и каноническому толкованию, означает, «чтобы в брачной жизни разноверных супругов господствующей была православная вера, т.е. что православный супруг должен пользоваться не только полной свободой в исповедании своей веры и совершении добрых дел по учению Христа, но и иметь нравственное влияние на всю семейную жизнь, так как (только) этим, по словам апостола, «святится» этот смешанный брак»[31].

Вот что об этом говорит святитель Иоанн Златоуст: «Если он (неверующий супруг) повелевает тебе (верующему супругу) приносить жертвы и участвовать в его нечестии по праву супружества, или уйти, то лучше оставить брак, нежели благочестие. «Брат или сестра в таких случаях не связаны». Если неверный ежедневно из-за этого оскорбляет и заводит ссоры, то лучше разлучиться. Это выражает (апостол) словами: «к миру призвал нас Бог». Он (неверный) сам подает к тому повод, подобно как и прелюбодействующий».[32]

В связи с этим крайне согрешают некоторые пастыри, которые понуждают верующих идти на «компромиссы» с неверующими супругами ради сохранения «мира» в семье: например, угождать в извращениях в супружеской близости. Само по себе брачное состояние не является самоцелью христианской жизни. И если супружество с неверующим становится преградой для спасения, православный без укора совести должен оставить его. Этому нас учат жития святых. Так апостол Андрей Первозванный (память 30 ноября) пострадал за то, что обратил в христианство Максимиллу, жену проконсула Эгиата, и та по апостольскому наставлению стала гнушаться супружеских отношений с мужем-язычником; также и апостол Фома (память 6 октября) после крещения царицы Тертианы убедил её отказаться от плотского сожительства с неверующим супругом и за это принял мученическую кончину по приказу разгневанного царя; мученики Хрисанф и Дария (память 19 марта) были обвиняемы римской толпой язычников в том, что они разрушают браки, склоняя уверовавших христиан оставить своих супругов-идолопоклонников; святая мученица Голиндуха (память 12 июля) после своего крещения, по наставлению духовного отца,  перестала повиноваться мужу в исполнении супружеского долга и тот, отчаявшись склонить её к сожительству, донес на нее царю. И это только часть примеров, которые Церковь восхваляет как образец христианской добродетели и подвига веры.

Всё вышесказанное имеет отношение исключительно к такому супружескому союзу, который состоялся еще до обращения в веру одного из супругов. И только поэтому апостол Павел, (а вместе с ним и Церковь) снисходительно допускает возможность сохранения таких смешанных браков: «Апостол говорит не о тех, которые еще не сочетались браком, но о сочетавшихся; он не сказал: если кто хочет вступить в брак с неверным, но: если кто имеет неверного, т. е. если кто после женитьбы или замужества примет благочестивое учение, а другое лицо останется в неверии и между тем пожелает жить вместе, то брак не расторгается»[33].

Что же касается ситуации, при которой крещеный в Православии желает создать семью с неправославным человеком, то Церковь «с давних времен осуждала такие браки и считала их незаконными, если случайно они заключены были. Церковное же законодательство, начиная с IV века, строго запрещало православным вступать в брак не только с язычниками и иудеями, но и с еретиками»[34]. Об этом красноречиво говорит 72-е правило Шестого Вселенского Собора: «Недостоит мужу православному с женою еретическою браком совокуплятися, ни православной жене с мужем еретиком сочетаватися. Аще же усмотрено будет нечто таковое, соделанное кем либо: брак почитати не твердым, и незаконное сожитие расторгати. Ибо не подобает смешивати несмешаемое, ниже совокупляти с овцею волка, и с частью Христовою жребий грешников. Аще же кто постановленное нами преступит: да будет отлучен». Причем каноны «под еретиками разумеют тех, кои приемлют наше таинство, но в некоторых частях учения погрешают, почему и отличаются от православных, а под иудеями разумеют христоубийц, и под эллинами – совершенно неверующих и страждущих недугом идолослужения».[35]

Тем не менее, согласно  «Основам социальной концепции Русской Православной Церкви», «исходя из соображений пастырской икономии, Русская Православная Церковь как в прошлом, так и сегодня находит возможным совершение браков православных христиан с католиками, членами Древних Восточных Церквей и протестантами, исповедующими веру в Триединого Бога, при условии благословения брака в Православной Церкви и воспитания детей в православной вере. Такой же практики на протяжении последних столетий придерживаются в большинстве Православных Церквей»[36]. Не касаясь полемики, насколько данная практика имеет каноническое обоснование, следует заметить, что и в данном случае подобный брак считается законным только при условии благословения брака в Православной Церкви, что практически выражается в совершении над брачующимися Таинства Венчания.

Таким образом, подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод, что Православная Церковь для своих чад признает законным только венчанный брак, приравнивая неосвященные супружеские союзы православных христиан к блудному сожительству. Исключением являются только такие смешанные браки с неправославными, которые были заключены по гражданским законам, не противоречащим нравственным христианским нормам, еще до обращения в Православие одного из супругов, и которые сохраняются по взаимному согласию сторон при условии господствующего положения православной веры в их семейной жизни. Но и эти браки признаются Церковью законными, не в силу их гражданского заключения, а по причине таинственного их освящения благодатью веры мужа или жены православного исповедания.

 

[1] Определение Священного Синода Русской Православной Церкви от 28-29.12.1998 года «Об участившихся в последнее время случаях злоупотребления некоторыми пастырями вверенной им от Бога властью «вязать и решить». URL:  https://azbyka.ru/otechnik/dokumenty/opredelenie-svjashhennogo-sinoda-ob-uchastivshihsja-v-poslednee-vremja-sluchajah-zloupotreblenija-nekotorymi-pastyrjami-vverennoj-im-ot-boga-vlastyu-vjazat-i-reshit-mf-18-18/

[2] Об участии верных в Евхаристии. V. URL: https://azbyka.ru/otechnik/dokumenty/ob-uchastii-vernyh-v-evharistii/#0_8

[3] Матфей Властарь. Алфавитная Синтагма. Начало буквы Γ. Гл. 8. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Matfej_Vlastar/Alfavitnaia_Sintagma/3_8

[4] Павлов А. 50-я Глава Кормчей Книги. М., 1887. С. 70.

[5]  Священноисповедник Никодим (Милаш). Православное церковное право. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Milash/pravoslavnoe-tserkovnoe-pravo/4_13

[6] Цит. по: свт. Сильвестр (Малеванский). Опыт православного догматического богословия. Т. 4. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Silvestr_Malevanskij/opyt-pravoslavnogo-dogmaticheskogo-bogoslovija-tom-4/3_54

[7] Там же.

[8] Св. Игнатий Богоносец. Послание к Поликарпу, 5. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ignatij_Antiohijskij/poslanie-k-polikarpu/#0_5

[9] Павлов А. 50-я Глава Кормчей Книги. М., 1887. С. 63

[10] Златоструй. Слово 111 // Электронная копия: Московская Православная Духовная Академия. 2006. С. 525-526

[11] Павлов А. 50-я Глава Кормчей Книги. С. 69-70.

[12] Тулупов Т.С. Беседа о таинстве брака. URL: http://starajavera.narod.ru/tulupov2.html

[13] Павлов А.С. Памятники древнерусского канонического права. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Aleksej_Pavlov/pamjatniki-drevne-russkogo-kanonicheskogo-prava/1_1

[14] Павлов А.С. Памятники древнерусского канонического права. URL:  https://azbyka.ru/otechnik/Aleksej_Pavlov/pamjatniki-drevne-russkogo-kanonicheskogo-prava/137_2

[15] Павлов А.С. Памятники древнерусского канонического права. URL:  https://azbyka.ru/otechnik/Aleksej_Pavlov/pamjatniki-drevne-russkogo-kanonicheskogo-prava/13

[16] Павлов А.С. Памятники древнерусского канонического права. URL:  https://azbyka.ru/otechnik/Aleksej_Pavlov/pamjatniki-drevne-russkogo-kanonicheskogo-prava/32

[17] Павлов А.С. Памятники древнерусского канонического права. URL:  https://azbyka.ru/otechnik/Aleksej_Pavlov/pamjatniki-drevne-russkogo-kanonicheskogo-prava/33

[18] Павлов А.С. Памятники древнерусского канонического права.  URL: https://azbyka.ru/otechnik/Aleksej_Pavlov/pamjatniki-drevne-russkogo-kanonicheskogo-prava/60

[19] Павлов А.С. Памятники древнерусского канонического права.  URL: https://azbyka.ru/otechnik/Aleksej_Pavlov/pamjatniki-drevne-russkogo-kanonicheskogo-prava/77

[20] Кормчая книга //  Православная энциклопедия. Т. 38. URL: https://www.pravenc.ru/text/2458663.html

[21] Праведный Иоанн Кронштадтский. Дневник. Том 17. 1872–1873. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Kronshtadtskij/dnevnik-tom-17-1872-1873/14_12

[22] Праведный Иоанн Кронштадтский. Дневник. Том 17. 1873–1874 гг. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Kronshtadtskij/dnevnik-tom-18-1873-1874-gg/12_25

[23] Православное церковное право. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Milash/pravoslavnoe-tserkovnoe-pravo/4_20

[24] Русская православная церковь и коммунистическая государство. 1917-1941. М., 1996. С. 17-18.

[25] архим. Иоанн (Крестьянкин). Опыт построения исповеди. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Krestjankin/opyt-postroenija-ispovedi/1_7

[26] Encyclical «On Marriage» // URL: https://www.oca.org/holy-synod/encyclicals/on-marriage

[27] Pastoral Guidelines: Weddings, Divorces, Baptisms, Funerals, and Memorials. URL: https://www.stvasilios.org/orthodox_faith/pastoral_guidelines/pastoral_guidelines_weddings

[28] Определение Священного Синода Русской Православной Церкви от 28-29.12.1998 года «Об участившихся в последнее время случаях злоупотребления некоторыми пастырями вверенной им от Бога властью «вязать и решить». URL: https://azbyka.ru/otechnik/dokumenty/opredelenie-svjashhennogo-sinoda-ob-uchastivshihsja-v-poslednee-vremja-sluchajah-zloupotreblenija-nekotorymi-pastyrjami-vverennoj-im-ot-boga-vlastyu-vjazat-i-reshit-mf-18-18/

[29] Толкование первого послания апостола Павла коринфянам. https://azbyka.ru/otechnik/dokumenty/opredelenie-svjashhennogo-sinoda-ob-uchastivshihsja-v-poslednee-vremja-sluchajah-zloupotreblenija-nekotorymi-pastyrjami-vverennoj-im-ot-boga-vlastyu-vjazat-i-reshit-mf-18-18/https://azbyka.ru/otechnik/Feofan_Zatvornik/tolkovanie-na-pervoe-poslanie-k-korinfjanam/3_1_4

[30] Свт. Сильвестр (Малеванский). Опыт православного догматического богословия. Том IV// https://azbyka.ru/otechnik/Silvestr_Malevanskij/opyt-pravoslavnogo-dogmaticheskogo-bogoslovija-tom-4/3_56

[31] Священноисповедник Никодим (Милаш). Толкование на Правило 72 Шестого Вселенского Собора // Правила Святых Апостолов и Вселенских соборов с толкованиями. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Milash/pravila-svjatyh-apostolov-i-vselenskih-soborov-s-tolkovanijami/223

[32] Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на первое послание к Коринфянам, 19. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/tolk_64/19

[33] Свт. Иоанн Златоуст. Беседы на первое послание к Коринфянам, 19. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Ioann_Zlatoust/tolk_64/19

[34] Священноисповедник Никодим (Милаш). Толкование на Правило 72 Шестого Вселенского Собора // Правила Святых Апостолов и Вселенских соборов с толкованиями. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Nikodim_Milash/pravila-svjatyh-apostolov-i-vselenskih-soborov-s-tolkovanijami/223

[35] Матфей Властарь. Алфавитная Синтагма. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Matfej_Vlastar/Alfavitnaia_Sintagma/3_12#note82

[36] Основы социальной концепции Русской Православной Церкви.  Х.2. URL: https://azbyka.ru/otechnik/dokumenty/osnovy-sotsialnoj-kontseptsii-russkoj-pravoslavnoj-tserkvi/#0_10_1

* Указ всем настоятелям церквей Крымской епархии. URL: https://azbyka.ru/otechnik/Luka_Vojno-Jasenetskij/ukazy/#0_27

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (7 оценок, среднее: 5,86 из 7)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 7 месяцев

Редакция

Редакция 0
Комментарии: 3Публикации: 147Регистрация: 30-10-2016

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .