Личность и жизнь пророка Мухаммеда

Сентябрь 09, 2018 Ислам Комментарии : 0
Читали : 90

Сегодня мы коснемся жизни, и — в большей степени — личности мусульманского пророка Мухаммеда. В общении с мусульманами и на мусульманских сайтах мы находим описания личности Мухаммеда, в которых он практически всегда изображается как человек высоконравственный, однако многие из общепризнанных мусульманским миром фактов о жизни пророка не оговариваются. Некоторые из этих фактов мы и попытаемся для вас изложить в данной статье.

Сам пророк родился 22 апреля 571 года н. э. в Мекке. По происхождению он был корейшит, из рода, быть может, и знатного, но крайне бедного и далеко не могущественного. Отец умер до рождения сына,  мать — когда мальчику было шесть лет. Поначалу его принял к себе дедушка, а после приютил дядя, но из-за бедного положения в ранние годы ему пришлось зарабатывать на жизнь самому. Мухаммед был простым пастухом, собирал ягоды, но уже на двадцать четвёртом году жизни поступил на службу к богатой, знатной вдове Хедидже и путешествовал по её торговым делам, сперва погонщиком, затем приказчиком. Хедижде, которая была старше его на 15 лет, юноша понравился до того, что она даже против воли своего отца предложила ему свою руку. Брак этот дал Мухаммеду известный вес в корейшитском обществе. Вступив в брак, будущий пророк перестал испытывать потребность в умножении материальных благ и начал задумываться о религиозных вопросах. Племена, окружавшие его, исповедовали языческие культы, соседние земли полнились идолами божеств, а в Мекке находился арабский пантеон. Над всеми богами и богинями доисламские арабы признавали одного Бога, под именем «всевышнего Бога» («Аллах Теаля»).

Мухаммед же во многих отношениях не походил на своих соотечественников. Это был мечтательный, задумчивый человек крайне нервного темперамента. Обыкновенно он был в меланхолическом настроении, говорил мало. Неприятные запахи были ему невыносимы. Ему было тягостно оставаться в темноте. Во время болезни он плакал и рыдал, как дитя. Воображение он имел живое и поэтическое. В обращении с другими был кроток, нежен и даже обаятелен. Мухаммед любил беседовать о религии, охотно вступал в рассуждения по религиозным вопросам с членами христианских сект (об этом см. далее) и ханифами.

Христиане, жившие в Аравии, были еретиками – в основном это были ариане и несториане. От ариан Мухаммед научился считать Иисуса Христа только богоподобным человеком — пророком, который был убит иудеями, как и многие из предыдущих пророков; враги ариан, несториане, внушили Мухаммеду мысль о призрачности страданий Христовых. Само знакомство с ересями навело Мухаммеда на мысль, что Евангелие содержит множество искажений. Ханифы произвели на него наиболее сильное и неотразимое влияние, особенно Зейд и Варака. Их обоих Мухаммед до конца своей жизни считал святейшими людьми. Привычка выслушивать мнения отразилась как на учении, так и на самом Коране: среди них есть такие, которые обижают Пророка и говорят: «Он есть ухо (выслушивает любые новости)» (Коран 9:61). Так, собственно, и формировалось мировоззрение у Мухаммеда.

Он страдал нервной боязнью, которую европейские учёные ранее принимали за падучую, а теперь, после исследования медика-арабиста Шпренгера («Жизнь и учение Мухаммеда», т. I, гл. 3), признают за мускульную истерию. Люди, страдающие мускульной истерией, очень склонны к самообману, склонны считать за истину плод своей фантазии, склонны также к видениям, галлюцинациям и экстазам.

Мухаммед особенно усердно предавался религиозным размышлениям в священные месяцы, когда по примеру ханифов уединялся вместе со своей семьёй на пустынной, дикой горе Хира, поблизости от Мекки. Там, в пещере, он в одиночестве постился, молился и тосковал. Однажды ему представилось — не то во сне, не то наяву — небесное существо, архангел Джибриил (Гавриил), который насильственно велел ему читать священный текст, хотя он не умел читать (происходило это в 610 г.). Будущий пророк не сразу уверовал: сначала, несмотря на утешения Хедиджи и Вараки, ему казалось, что он одержим нечистым духом (джинном), он был терзаем ужасными сомнениями и подозревал себя в сумасшествии. В хадисах мы читаем, как «пророк» не раз хотел покончить жизнь самоубийством, но в решающий момент ему является ангел и объявляет, что тот является пророком Аллаха. Так и начинается серия припадков и видений, где Мухаммеду даются суры Корана.

В 613 г. он начинает проповедовать. Изначально последователями Мухаммеда являлись близкие ему люди, а также группа бедных людей, настроенных негативно против языческой аристократии. Обращения в исповедуемую веру совершались крайне медленно. С 614 г. проповедь пророка вышла за пределы Хашимова рода и стала публичной, но число верующих возрастало довольно медленно.

Учение Мухаммеда не было для корейшитов чем-то новым. Горячий энтузиазм будущего пророка был встречен не равнодушием, а насмешками: многие находили, что он или сумасшедший, или поэт. К слову сказать, к поэтам как в доисламские времена, так и во время проповеди Мухаммеда было особое отношение, так как считалось, что сочинять стихотворения может только человек, обладающий джинном (тёмным духом). Такое представление связано с тем, что обычному человеку не свойственно оформлять собственную речь с использованием рифмовки, а Коран между тем являлся поэтическим произведением.

...

Проповедь Мухаммеда сопровождалась конфликтами с племенами и знатными семьями, а также дальнейшими преследованиями самого проповедника. В 615 г. небольшая община мусульман по совету самого́ пророка бежала в христианскую страну Абессинию, где можно было укрыться от преследований. Абессины считались врагами мекканцев, а их христианскую религию Мухаммед принимал за тождественную своей (Коран 29:45). Сначала туда  направилось только одиннадцать человек, но пророк уже почувствовал себя одиноким, и в отчаянии пошёл даже на уступку корейшитам, раздраженным его отношениями с Абессинией. Он, по свидетельству ибн-Саада и Таберия, решился признать трёх идолов (Озза, Лат и Менат) в качестве посредников между людьми и Аллахом.

Kopeйшиты были польщены и уже были готовы признать вв Мухаммеде настоящего пророка, но он вскоре отказался от своих слов и объяснил эту слабость дьявольским искушением. В 623 г. пророк приказал своему полководцу Абдоллаху ибн-Джехшу в священный месяц реджеб разграбить безобидный мекканский караван, шедший с кожами, вином и изюмом в Сирию. Всеобщее неодобрение, которым было встречено такое кощунственное коварство, заставило Мухаммеда переложить свою вину на мнимое своеволие Абдоллаха. Впрочем, добыча была разделена между правоверными мусульманами.

К этому времени, вероятно, и относится откровение, по которому богоугодным делом признана война с неверными в любое время года (наступательная — по толкованию школы Абу-Ханифы и оборонительная — по мнению других мусульман).

Не будем особо углубляться в историю проповеди (более политики, чем проповеди), которая состоит из интриг, захвата территорий, набегов на караваны и увеличения числа последователей ислама. Счастливый случай внезапно доставил Мухаммеду нового союзника — знатного мекканца, известного под насмешливым прозвищем Абу-Джехль («отец невежества», то есть «осёл»). Еще важнее было обращение Омара (615 г.). Именно он внес движущий, побуждающий элемент в учение Мухаммеда. Без Омара, как заключают европейские исследователи на основании истории предыдущих пяти лет и  последующей его роли, исламу не добиться было такого успеха (Дози, 38; Мюллер, I, 318). По настоянию Омара мусульманская община начала молиться публично, а не как ранее — в домах. Насмешки мекканцев усилились. Они настоятельно требовали, чтобы наконец пришёл грозный день Божьего суда над ними, давно обещанный Мухаммедом. Они указывали источник, откуда Мухаммед черпает свои откровения о древних пророках: «с ним по ночам беседует один христианин (Джебр)», — говорили они, — «а он утром повторяет нам то же» (Коран 25:5-6). Пророк, не отрицая факта своих сношений с Джебром (вероятно, монофизитом), отвечал лишь: «язык того человека иностранный, а между тем мой Коран — чистейшая арабская речь». Так же есть сведения о религиозном общении Мухаммеда с иудеями.

Дальнейший успех отуманил пророка. В дни гонений это был человек симпатичный, кроткий. В свои откровения он, несомненно, верил, потому что твердо шёл навстречу опасностям, которые грозили ему за его убеждения. Но с того времени, как этот забитый, загнанный человек внезапно получил силу, наряду с порывами великодушия в нём проявляются черты тирана, чувственного старика, и, быть может, даже сознательного сочинителя откровений. Пророк приказывал убивать не только людей войны, но даже поэтов, которые прежде издевались над Мухаммедом  в Мекке — в их числе оказался поэт Надр ибн-Харис, уверявший, что персидские рассказы о богатырях гораздо интереснее, чем Коран. Когда Надр попросил заступничества у одного из мусульман, своего бывшего друга, тот отвечал, что ислам уничтожает все прежние отношения. Тотчас после победы при Бедре пала жертвой мести пророка мединка Эсма, некогда составившая насмешливые стихи против него (её родственники немедленно после этого обратились в ислам, так как, по замечанию арабского биографа, «увидали силу веры»). Через несколько недель был зарезан во время сна престарелый еврей Абу-Афак — также за сатиру на Мухаммеда. Затем последовала расправа с целым еврейским племенем беникейноке, которое занималось выделкой оружия и производством золотых изделий. При первом удобном случае Мухаммед занял то предместье, где жили беникейноке, собираясь их всех перерезать, но в итоге ограничился изгнанием и разделом их богатого имущества между правоверными. Оправдывая этот поступок он, как и ранее, ссылался на откровение свыше. Вскоре за свои сатирыспогибло еще несколько иудейских поэтов (Кааб бин-Ишраф, Сонейна).

Несомненно, Мухаммед отличался незаурядной личной жизнью, в период проповеди около него образовался целый гарем. Он возбудил всеобщий соблазн, когда женился на Зейнеб, жене своего приемного сына Зейда. Чтобы устранить сплетни, пророк произнёс откровение, в котором Аллах впредь разрешал вступать в брак с разведенными женами приёмных сыновей. Само учреждение гарема (терема) также мотивировалось получением откровения от Аллаха, и на откровение же (Коран 66:1) он сослался несколько позже для того, чтобы укротить ревность обитательниц гарема к христианке Мариате. Так, мы читаем в хадисах: «пророк обходил по кругу своих женщин за одну ночь, а было у него тогда девять женщин». Этот хадис с незначительными лексическими различиями и иснадами приводится дважды (Сахих аль-Бухари № 5068, №5215).

Согласно другому хадису, который сообщает более впечатляющую информацию, «пророк обходил по кругу своих женщин за один час, ночью и днем, а у него в то время было одиннадцать женщин». Анас ибн Малик (передатчик этого хадиса), будучи спрошен, ка́к Мухаммед выдерживал такое, отвечал: «ему была дана сила тридцати [мужчин]» (Сахих аль-Бухари №268).

Из вышеизложенного мы видим, что Мухаммед был далеко не безгрешен и не выделялся нравственностью. Даже в Коране рассказывается, что ему приходилось просить у Бога прощения за свои дела. В суре 40 Бог говорит ему: «Терпи же! Поистине, обещание Аллаха — истина; проси прощения за грех твой» (Коран 40:57, 55). В другом случае Бог сказал Мухаммеду: «Знай же, что нет божества, кроме Аллаха, и проси прощения твоему греху и для верующих — мужчин и женщин» (Коран 47:21, 19). Очевидно, в прощении нуждаются грехи самого Мухаммеда, а не других людей (см. также Коран 48:2).

В другом эпизоде Мухаммед одобряет ложь своего последователя – раба по имени Халид, которого мусульмане намеревались убить. Затем в присутствии жен Халида «он напал на него с мечом и убил его. Жены Халида, единственные свидетели происшедшего, зарыдали, оплакивая его» (Haykal, 273).

Коран сообщает, что Мухаммед не отказывался от нарушения своих клятв, если видел в этом выгоду для себя. Он даже получил откровение о нарушении освящённого временем обязательства избегать кровопролития во время священного месяца паломничества: «Спрашивают они тебя о запретном месяце — сражении в нем. Скажи: «сражение в нем велико, а отвращение от пути Аллаха, неверие в него и запретную мечеть и изгнание оттуда ее обитателей — еще больше пред Аллахом» (Коран 2:214, 217). И еще раз: «Аллах установил для вас [люди] разрешение ваших клятв [в некоторых случаях]» (Коран 66:2). Нравственная жизнь Мухаммеда характеризовалась иногда не принципиальностью, а крайней беспринципностью.

И хотя «мусульмане всегда были против умерщвления женщин и детей при любых обстоятельствах», Хайкаль тем не менее рассказывает печальный факт: «Еврейская женщина была казнена за то, что убила мусульманина, сбросив ему на голову большой камень» (Haykal, 314). В другом случае две рабыни, предположительно, распевавшие песенку, содержащую дискредитирующие Мухаммеда фразы, были казнены вместе со своим хозяином (там же, 410). Когда возникло подозрение, что одна женщина по имени Абу Афк оскорбила Мухаммеда стишками, некий приверженец Мухаммеда «напал ночью на неё, окруженную детьми, одного из которых она кормила грудью […] Оторвав ребёнка от матери, он убил свою жертву» (Haykal, 243). Усердие, с которым поборники пророка Мухаммеда готовы были убивать во имя своего предводителя, беспримерно. Хайкаль приводит слова одного такого ревнителя, который убил бы свою дочь по приказу Мухаммеда. Уммар Ибн Аль-Хаттаб фанатично воскликнул: «Во имя Аллаха, если бы он [Мухаммед] попросил меня отрубить ей голову, я исполнил бы это без колебаний» (Haykal, 439).

Мухаммед обратил свой гнев на последний еврейский род в Медине по подозрению, что тот участвует в заговоре против него, объединившись с врагами из Мекки. В отличие от мер предыдущих репрессий против двух еврейских родов, просто изгнанных из города, на этот раз все мужчины рода были убиты, а все женщины и дети —проданы в рабство. В попытке оправдать это мусульмане говорят, что жестокость Мухаммеда по отношению к евреям «необходимо рассматривать с учетом того факта, что их презрение и неприязнь стали величайшим разочарованием в его жизни, а в какой-то момент они угрожали полностью уничтожить его авторитет в качестве пророка» (Andrae, 155-56). Как бы то ни было, оправдывает ли это убийство всех мужчин и продажу в рабство всех женщин и детей? И можно ли назвать подобные деяния образцовым для человека, которого приводят в пример в безупречной нравственности?

Несмотря на все эти свидетельства против Мухаммеда, один из апологетов ислама заявляет: «даже будь их обвинения верны, мы всё равно отвергли бы их, ответив тем простым доводом, что великое стоит выше закона» (Haykal, 298).

7 июня 632 года Мухаммед потребовал чернил и бумаги, чтобы написать книгу, которая навсегда предохранит его последователей от заблуждения. «Пророк бредит», сказал Омар, удерживая тех, кто хотел исполнить требование Мухаммеда: «ведь у нас есть Коран, слово Божие». Поднялись споры: одни хотели исполнить волю пророка, другие сопротивлялись. Очнувшись, Мухаммед велел всем уйти: «Удалитесь! не подобает спорить в доме посланника Божия». 8 июня он, собравшись с силами, неожиданно прошёл в мечеть (непосредственно соединённую с его домом) и трогательно простился с молящимися. Через несколько часов Мухаммед уже умирал на руках своей любимой жены Аиши, дочери Абу-Бекра. Так и закончилась жизнь далеко не однозначной личности, о тёмной стороне которой либо не знают, либо умалчивают мусульмане.

УжасноОчень плохоПлохоНормальноХорошоОтличноВеликолепно (Пока оценок нет)
Загрузка...

Автор публикации

не в сети 6 дней

Игорь Петров

0
Комментарии: 0Публикации: 2Регистрация: 03-09-2018

Оставить комментарий

Для отправки комментария вам необходимо .